ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

В поисках нормализации на Кавказе в тени конфликтов

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Новый статус-кво, сложившийся в геополитике Южного Кавказа после Второй карабахской войны, централизовал региональную роль Турции и Азербайджана. Россия, с другой стороны, показала, что сохраняет свое влияние в регионе, выступив посредником в соглашении о прекращении огня от 10 ноября 2020 года. По сути, московская администрация вновь сыграла роль миротворца в момент прекращения атак армянской армии на оси Лачин и Кельбаджар 15-16 ноября 2021 года и наглядно продемонстрировала свою гегемонию в регионе. Таким образом, можно сказать, что Турция, Азербайджан и Россия выходят на первый план в геополитике Кавказа.

С другой стороны, Армения стоит перед большой дилеммой. Тенденции в поддержку оккупации продолжают существовать как в армянской общине, так и в военной и гражданской бюрократии страны. По этой причине видно, что время от времени Армения действует с ревизионистским подходом, совершает различные атаки и нарушает режим прекращения огня. Однако видно, что администрация Еревана дала зеленый свет процессам нормализации в регионе и не желает исключаться из разрабатываемых проектов. Таким образом, недавние конфликты вновь вызвали разочарование сторонников оккупации Еревана. Фактически, премьер-министр Армении Никол Пашинян, который 16 ноября 2021 года согласился на прекращение огня при посредничестве России, объявил 18 ноября 2021 года, что они приняли предложение Москвы об определении границы с Азербайджаном.[1]

В свете событий, упомянутых выше, ожидается, что в рамках процессов нормализации в регионе будут предприняты три важных шага. Первый из них — это вопрос определения границ, который вызывает напряженность на линии Армения-Азербайджан. Объявление о том, что предложение Москвы было принято Ереваном, указывает на то, что в этом отношении может наблюдаться позитивный процесс.

Второй — открытие Зангезурского коридора. Как известно, вышеупомянутый коридор обеспечит бесперебойную сухопутную связь между Нахичеваном и Азербайджаном в частности, а также Турцией и тюркским миром в целом. Кроме того, коридор выйдет на первый план в энергетических и транспортных проектах, и, следовательно, это также поспособствует не только Анкаре и Баку, но и Еревану. Хотя видно, что Армения притормаживает вопрос открытия коридора и страдает от провокационных заявлений некоторых государств региона, как выражение открытия транспортных коридоров в 9-й статье Московской декларации от 10 ноября 2020 года, так и реальность с которыми столкнутся прооккупационные группировки 16 ноября 2021 года указывают на то, что Армения не сможет слишком долго сопротивляться открытию Зангезурского коридора. В этом отношении участие в процессах регионального сотрудничества может убедить Ереван. Однако следует констатировать, что провокационные заявления некоторых региональных государств, которые саботируют вышеупомянутые события, могут спровоцировать оккупационные группы в армянской политике. Несмотря ни на что, Армения, которая находится на стадии принятия критических решений по многим вопросам, от своей исторической идентичности до своей геополитической ориентации, и на самом деле сильно переживает эти трудности, можно предсказать, что она будет готова установить график открытия Зангезурского коридора, и что события будут служить поиску регионального сотрудничества, процветания и мира в этом направлении.

Третий — Шестисторонняя платформа сотрудничества, предложенная Турцией и Азербайджаном на церемонии Победы в Баку 10 декабря 2020 года. Как можно понять, Анкара и Баку уже являются архитекторами этого проекта. Москва, с другой стороны, отошла от стратегии ограничения турецкого мира после Второй карабахской войны и сосредоточилась на сотрудничестве с Турцией и странами тюркского мира в глобальной борьбе за власть. Несмотря на социальную и политическую травму, нанесенную поражением во Второй карабахской войне, Армения также пытается интегрироваться в международное сообщество. Поэтому главная забота с точки зрения мира в регионе — это отношение Грузии и Ирана. Более того, подход этих двух участников заключается не только в шестисторонней платформе сотрудничества — это также важно с точки зрения приграничных вопросов и Зангезурского коридора. Другими словами, будущее регионального сотрудничества и мирных процессов тесно связано с шагами, которые должны быть предприняты Тбилиси и Тегераном.

Напомним, что после российско-грузинской войны в августе 2008 года отношения Тбилиси с Москвой имели проблемное содержание. Таким образом, известно, что Грузия далека от «Шести платформ сотрудничества». Несомненно, это понятно. В этом смысле тбилисская администрация хочет, чтобы территориальная целостность Южной Осетии и Абхазии уважалась Россией. Однако стороны не могут решить существующие проблемы, не собравшись за одним столом. В мире, где даже Германия и Франция, которые на протяжении всей истории испытывали враждебность, могут объединиться под эгидой Европейского Союза (ЕС), Шестисторонняя платформа сотрудничества может быть инструментом для преодоления проблемы не только на линии Азербайджан-Армения, а в то же время для преодоления разногласий в отношениях между Россией и Грузией. Другими словами, помимо понимания политики, сформированной из точек конфликта и разногласий, создание процессы сотрудничества, которые создают отношения взаимозависимости и формируются по логике взаимовыгодного сотрудничества, позволят народам региона вести благополучную жизнь.

Еще одна проблема, которая беспокоит Грузию — это риск того, что страна, в настоящее время находящаяся на основном маршруте транспортировки энергоносителей на Запад, потеряет свое монопольное положение. По этой причине Грузия может выступить против реализации Зангезурского коридора. В этом отношении Тбилиси ставит во главу угла свои национальные интересы. Конечно, это беспокойство понятно. Однако можно сказать, что если все государства проявят волю к сотрудничеству, Грузия не захочет остаться в стороне от региональных процессов. На самом деле Тбилиси не выступает против мира в регионе. Напротив, в мае 2021 года власти Грузии даже заявили, что могут выступить посредником между Баку и Ереваном.

[1]Поэтому, несмотря на все свои оговорки, Грузия выступает за установление мира в регионе. Есть также процессы сотрудничества, которые в течение многих лет успешно осуществлялись на линии Турция-Азербайджан-Грузия. Короче говоря, понятные опасения Тбилиси можно решить, и можно гарантировать, что он будет придерживаться подхода, способствующего региональному миру.

Другой игрок, чей подход к созданию региональной мирной среды вызывает любопытство — это Иран. Фактически, когда в повестку дня вошло предложение о шестисторонней платформе сотрудничества, было видно, что Иран тепло подошел к этому вопросу, и тогдашний министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф посетил государства региона. Это породило ожидание, что Тегеран займет конструктивную позицию.

Однако Тегеран продемонстрировал подход, который противостоит процессам сотрудничества в регионе, как потому, что он не хочет сильного Азербайджана, потому что он оказывает обнадеживающее влияние на турецкое население в нем, так и потому, что он опасается неэффективности армянского маршрута, которые использовались для преодоления санкций. Наконец, такое отношение, наблюдаемое во время таможенного кризиса, также показало, что Иран выступает против Зангезурского коридора. В то же время иранские руководители при каждой возможности выражали свое несогласие с изменением границы. Собственно говоря, не следует игнорировать то, что на встрече посла Ирана в Ереване Аббада Бадахшана с верховным секретарем Совета безопасности Армении Арменом Григоряном президент Ирана Ибрагим Раиси заявил: «Изменение границ недопустимо».

[2] Это показало, что заявления Тегерана в пользу решения проблем региональных государств между собой на дискурсивном уровне, то есть противодействия имперскому вмешательству нерегиональных акторов, являются риторикой. В результате этого вновь возрос интерес Франции и Соединенных Штатов Америки (США), которые позволили оккупации под названием «Минское трио» продолжаться годами. По сути, объявление о том, что президент Азербайджана Ильхам Алиев встретится с Пашиняном 15 декабря 2021 года в Брюсселе, указывает на то, что ЕС и, следовательно, Франция в частности, и Запад в целом увеличили свой интерес к региону в результате усиливающейся напряженности с усилиями Ирана.

В результате конфликты, произошедшие 15-16 ноября 2021 года, еще раз показали, что политика в поддержку оккупации обречена на несостоятельность и что этот кризис также содержит возможности, которые откроют дверь для регионального сотрудничества. Очевидно, что сотрудничество, которое будет развиваться в соответствии с пониманием приоритетов решения региональных проблем государствами региона, будет способствовать региональному процветанию и миру. Для этого должны быть выявлены выгоды, которые будут извлечены из процесса участниками, которые дистанцированно подходят к процессам сотрудничества, особенно более смелые шаги Пашиняна.


[1]  “Armenian President Arrives in Georgia for Official Visit”, Armradio, https://en.armradio.am/2021/04/15/armenian-president-arrives-in-georgia-for-official-visit/, (Дата обращения: 12.05.2021).

[2] @CeyhunAsirov, “İran’ın Erivan Büyükelçisi Abbas Bedaşhan, #Ermenistan Güvenlik Konseyi Başkanı Grigoryan ile görüştü. İran Cumhurbaşkanı: “Sınırların Değişirilmesi Kabul Edilemez””, Twitter, https://twitter.com/CeyhunAsirov/status/1460649901717610508, (Дата обращения: 16.11.2021).

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.