ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Индо-Тихоокеанская стратегия Европейского Союза

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

В начале 21 века экономический, политический и военный центр тяжести мира начал развиваться от атлантической структуры к индо-тихоокеанскому порядку. Индо-Тихоокеанский регион, определение географического региона, представляет собой торговлю между странами с динамичным населением и рынком дешевой рабочей силы в Азии, особенно Китаем, с Европой и Соединенными Штатами Америки (США), крупнейшим в мире потребительским рынком, и областью, где эта торговля в основном имеет место, она также находится в центре стратегий, определенных для «Новой большой игры». Это стратегическое значение географии Индо-Тихоокеанского региона создало естественный призыв к региональным и нерегиональным субъектам и ускорило ориентацию стран на Индо-Тихоокеанский регион. В конце вышеупомянутых ориентаций и объявленных стратегий Европейский союз (ЕС) также начал проявлять интерес к региону.

После Декларации Совета о Стратегии сотрудничества ЕС в Индо-Тихоокеанском регионе, опубликованной Генеральным секретариатом Европейского Совета 16 апреля 2021 г.[1] 16 сентября 2021 года ЕС объявил о долгожданном документе о стратегии Индо-Тихоокеанского региона с текстом под названием «Стратегия сотрудничества ЕС в Индо-Тихоокеанском регионе».[2]

Несомненно, важно официальное заявление о стратегии союза, такого как ЕС, в который входят страны, преследующие разные интересы и обязательства в рассматриваемой географии, где борьба между великими сторону, которую он примет в этой борьбе. Кроме того, публикация документов по стратегии Индо-Тихоокеанского региона странами, занимающими сильные позиции в ЕС, такими как Франция, Германия и Нидерланды, а также «Проекта глобальных ворот» размером 300 млрд евро, разработанного ЕС в качестве Этому шагу союза способствовала альтернатива проекту «Один пояс — один путь».[3]

В 17-страничном стратегическом документе Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) на первый план выходят вопросы централизации, цепочки поставок, торговых соглашений, «зеленой трансформации» и безопасности на море. Помимо тем, затронутых ЕС, возможно, самым любопытным вопросом было то, как союз будет позиционировать Китай. Пекин, являющийся важной опорой проекта «Один пояс — один путь», инициированного Китаем в 2013 г. имеет для Европы иное значение.

С одной стороны, многие европейские страны экономически зависят от Китая в плане импорта-экспорта-инвестиций; С другой стороны, конфликт ценностей и идеологии Китая с ценностями и идеологией Европы является одним из самых сложных вопросов для лиц, принимающих решения. С этой точки зрения стратегия ЕС создает впечатление сохранения баланса.

В то время как ЕС критикует Пекин по фундаментальным вопросам, таким как права человека, он заявляет, что будет продолжать защищать и поддерживать эти ценности против Китая; Он сказал, что продолжит свою многогранную деятельность, сотрудничая в решении общих проблем и общих интересов.

Акцент ЕС, который также выразил озабоченность по поводу безопасности в отчете, косвенно включает критику Китая.[4]

В последние годы геополитическая динамика в Индо-Тихоокеанском регионе, напряженность вокруг спорных территорий и морских районов привели к острой конкуренции. Доля Индо-Тихоокеанского региона в мировых военных расходах, составлявшая 20% от общемировых в 2009 г., увеличилась до 28% в 2019 г., что привело к значительной милитаризации, в том числе Китая. Демонстрация силы и эскалация напряженности в потенциально конфликтных районах затронут Южное и Восточно-Китайское моря и Тайваньский пролив, а также окажут непосредственное влияние на безопасность и благополучие Европы. Также наблюдается рост гибридных угроз, включая кибербезопасность.

Несомненно, что; Экономические отношения с регионом жизненно важны для ЕС. Учитывая ущерб, нанесенный эпидемией Covid-19 мировой экономике, наиболее инклюзивным шагом с точки зрения ее внутренней и внешней динамики считается разработка ЕС стратегии без активного участия в глобальной конкуренции за власть и без призыва Китая и экономическая динамика формировалась вокруг него ревизионистской. В то время как объем торговли товарами ЕС с Азией в 2019 году был объявлен на уровне 1,8 триллиона долларов; Прямые иностранные инвестиции между Азией и Европой приблизились к 107 миллиардам долларов. Более трети всего европейского экспорта отправляется в страны Индо-Тихоокеанского региона по морю.[5] Помимо существующих экономических отношений, ЕС также хочет заключить новые коммерческие соглашения. Собственно говоря, одним из важнейших шагов, предпринятых в этом направлении, является подписанное между АСЕАН и ЕС соглашение, которое поднимет отношения между двумя институтами на уровень «стратегического партнерства».

Хотя нынешний взгляд ЕС на географию Индо-Тихоокеанского региона представляет собой подход, основанный на экономике, нет никаких гарантий, что он будет следовать той же стратегии в будущем. Потому что по мере роста напряженности между США и Китаем в войне за власть в глобальной системе кажется неизбежным в свете прошлого опыта, что будет поляризация, начиная от стран к регионам и союзам. Это одна из причин открытия ЕС для Индо-Тихоокеанского региона. Союз хочет доказать, что он является одним из игроков за столом нового глобального порядка. Собственно говоря, слова президента Европейской комиссии Урсулы вон дер Ляйен в ее речи 15 сентября 2021 года указывают на будущее видение ЕС: [6]

Европе необходимо больше присутствовать и быть более активной в регионе. Поэтому мы будем вместе работать над углублением торговых связей, укреплением глобальных цепочек поставок и разработкой новых инвестиционных проектов по зеленым и цифровым технологиям.

Давным-давно; Европа, известная как колыбель развития, производства, динамичного населения, предпринимательства и исследований и разработок, уступает свое место странам Индо-Тихоокеанского региона, открытым европейскими исследователями. Государствам с динамичным населением и дешевым рынком труда в Азии, особенно Китаю, удалось сместить вес центра силы из Европы в Азию. С новым Индо-Тихоокеанским документом Европа, похоже, готова стать политическим, экономическим игроком и игроком в области безопасности в регионе. Судьба ЕС и то, какое влияние он окажет в будущем, определят, в какой степени он сможет занять монолитную позицию в растущей китайско-американской конкуренции и на чьей стороне он будет находиться.

[1] “Council Conclusions on an EU Strategy for Cooperation in the Indo-Pacific”, General Secretariat of the Council, https://data.consilium.europa.eu/doc/document/ST-7914-2021-INIT/en/pdf, (Дата Обращения: 11.02.2022)

[2] “The EU Strategy for Cooperation in The Indo-Pacific”, European Commission, https://eeas.europa.eu/sites/default/files/jointcommunication_2021_24_1_en.pdf, (Дата Обращения: 11.02.2022).

[3] “Global Gateway”, European Commission, https://ec.europa.eu/info/strategy/priorities-2019-2024/stronger-europe-world/global-gateway_en, (Дата Обращения: 11.02.2022).

[4] Там же.

[5] Pierre Morcos, “The European Union is Shaping Its Strategy for the Indo-Pacific”, CSIS, https://www.csis.org/analysis/european-union-shaping-its-strategy-indo-pacific, (Дата Обращения: 11.02.2022).

[6] Ursula von der Leyen, “2021 State of the Union Address by President von der Leyen”, European Commission, https://ec.europa.eu/commission/presscorner/detail/en/SPEECH_21_4701, (Дата Обращения: 11.02.2022).

Mustafa Cem KOYUNCU
Mustafa Cem Koyuncu, Karabük Üniversitesinde Uluslararası İlişkiler bölümünde Master öğrencisi olup Hint-Pasifik Bölgesi, ABD-Çin Rekabeti, uluslararası güvenlik, jeopolitik ve stratejik araştırmalar alanları üzerinde çalışmalar yapmaktadır. Karabük Üniversitesi’nde eğitimine başlamadan önce, Boğaziçi Üniversitesinde Lisans eğitimini tamamlamıştır. Özel sektörde yöneticilik tecrübesi kazanmasının ardından Cem, kariyerine ANKASAM’da devam etmektedir. Cem ileri seviyede İngilizce bilmektedir.