ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Как Изменения в Пакистане Влияют на Внешнюю Политику Индии?

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

В результате вотума доверия, проведенного в пакистанском парламенте 9 апреля 2022 года, правительство Имрана Хана было свергнуто, а после выборов, состоявшихся 11 апреля 2022 года, Шахбаз Шариф был избран новым премьер-министром Пакистана. Индия является одной из стран, которые внимательно следят за этим развитием событий из-за враждебности между двумя странами, возникшей в самый первый день обретения ими независимости. Эта враждебная ситуация сделала стороны соперниками в региональной борьбе за власть и задала направление отношениям, которые они установили на глобальном уровне.

Как уже известно, в своей внешней политике Индия придерживается двух взглядов на угрозы. Корни этих угроз Нью-Дели видит в Китае и в Пакистане. Вот почему администрация Нью-Дели является частью политики сдерживания Соединенных Штатов Америки (США) посредством дискурса свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона против Китая, который является их главным соперником в глобальной борьбе за власть, даже несмотря на то что в китайском контексте Индия является членом Индо-тихоокеанского четырехстороннего диалога по вопросам безопасности (QUAD). Тесные отношения Нью-Дели с Соединенными Штатами и западным альянсом побудили Пакистан установить союз с Китаем, особенно после террористических атак 11 сентября 2001 года. В этом отношении Китайско-Пакистанский экономический коридор, один из шести экономических коридоров Проекта  Один пояс — один путь, имеющий решающее значение для глобальных амбиций Китая, а также отражает позицию и предпочтения Исламабада в глобальной борьбе за власть.

Теракты 11 сентября 2001 года, приведшие к сближению Пакистана с Китаем, также связаны с вторжением США в Афганистан. В этот период администрация Вашингтона пыталась заклеймить Пакистан как «государство, поддерживающее терроризм. Талибан, имевший значительное влияние на администрацию Исламабада, был свергнут в результате оккупации под названием Операция Бесконечная свобода, которая вытеснила Пакистан из политики Афганистана  и предоставила Индии значительные возможности в геополитическом и геоэкономическом плане. При этом индийские лица, принимающие решения, рассматривали это как чрезвычайно выгодную позицию для сотрудничества с Соединенными Штатами.

После 20 лет оккупации Соединенные Штаты осознают, что война в Афганистане не является устойчивой, и признают, что они не могут уничтожить Талибан, что привело к подписанию Дохинского соглашения между Соединенными Штатами и талибами 29 февраля 2020 года. Соглашение последовало прекращение операций США против талибов, что дало импульс талибам на их родине . В конце концов, в августе 2021 года в Афганистане началась вторая эра талибов. Этот случай был интерпретирован многими аналитиками как победа Пакистана. Исламабад, по сути, старался сохранить инициативу в своих руках по афганскому вопросу, обсуждалось расширение китайско-пакистанского экономического коридора за счет включения Афганистана, и казалось, что Индия была исключена из дипломатической конференции между странами региона о событиях в Афганистане. Таким образом, в этот  период Имран Хан действовал вместе с Китаем.

Индия, однако, тесно сотрудничала с другими западными игроками из-за своих проблем с Китаем и Пакистаном, но также старалась проводить многогранную внешнюю политику, руководствуясь традицией неприсоединения в своей внешней политике. Отражая эту ориентацию, Индия закупила у России системы ПВО С-400. По сути, отношения Пакистана с Китаем и ситуация в Афганистане создали для Нью-Дели удобное пространство для проведения многовекторной внешней политики. Потому что США рассматривали Индию как незаменимого игрока и решили освободить Индию от санкций, наложенных Законом о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA) в отношении стран, которые обычно торгуют оружием с Россией. Однако преобразование Пакистана может положить конец привилегиям, предоставленным Индии в некоторых отношениях. Пакистан дает понять, что собирается проводить многогранную политику, основанную на балансе во внешней политике. Это было первое послание премьер-министра Пакистана Шарифа.

В своих внешнеполитических посланиях Шариф подчеркнул важность хороших отношений с Турцией, Саудовской Аравией, странами Европейского Союза, Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ), Великобританией и Ираном и заявил, что отношения с Соединенными Штатами следует укреплять на основе равенства. Шариф также заявил, что нормализация отношений с Индией может произойти:[1]

“Почему мы хотим, чтобы наши будущие поколения страдали? Давайте решим кашмирскую проблему в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН и ожиданиями кашмирцев.”

Как оказалось, в новую эпоху Пакистан продолжит отношения с Китаем и он будет позиционироваться себя как игрок, который придает большое значение сотрудничеству с другими геополитическими игроками и способствует региональным и глобальным процессам нормализации. Возможно, такая позиция Пакистана принесет ряд возможностей и рисков для внешней политики Индии.

Начнем с возможных рисков. Можно утверждать, что самой большой проблемой для Индии будет давление Запада с целью потерять баланс, который он установил с Россией во внешней политике.

Несмотря на оккупацию Украины, Индия, которая старается не вступать в конфронтацию с Россией и является основным партнером Запада в Индо-Тихоокеанском регионе, может не лишиться того привилегированного положения, которое она получила в своем решении закупить ЗРС С-400 и лишиться этой привилегии в аналогичных вопросах в будущем. Потому что теперь западные государства, особенно США, не будут считать Индию своим единственным союзником в Южной Азии, а будут развивать хорошие отношения и с Пакистаном. Действительно, имеются убедительные признаки этого.

Например, госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что администрация Вашингтона признала, что отношения между Индией и Россией улучшились за десятилетия однако он сказал, что теперь Нью-Дели станет предпочтительным партнером Вашингтона почти во всех областях. В этом контексте Блинкен призвал Индию сдерживать дружественные отношения с Россией.[2] Это может означать, что США рассчитывают, что так или иначе привлечь Пакистан на свою сторону и решили усилить давление на Индию.

Исходя из аналогичного подхода, Индию можно попросить проявить больше инициативы против Китая и в Индо-Тихоокеанском регионе. Потому что, несмотря на все свои проблемы с Пекином, Нью-Дели при каждом удобном случае подчеркивает, что QUAD не является военной структурой и фактически пытается сохранить свое многоплановое внешнеполитическое понимание.

С точки зрения возможностей можно сказать, что Индия продолжает осуществлять процессы, которые будут способствовать региональному сотрудничеству, стабильности и процветанию. В этом смысле послание Шарифа по кашмирскому вопросу имеет большое значение. На данный момент, в результате того, что США поощряют шаги, которые необходимо предпринять для изоляции Китая, может начаться процесс решения кашмирской проблемы. Это может открыть ворота для преодоления единственной проблемы между двумя соседями. Более того, Индия может изменить свой статус страны в парадигме безопасности, воспринимающей угрозу со стороны Пакистана.

Другая возможность заключается в том, что Пакистан, не желавший делиться пирогом в Афганистане в прошлый период, займет более конструктивную позицию по афганскому вопросу после прихода к власти Шарифа. Это, в свою очередь, может способствовать сильному выходу на рынок Индии, которая инвестировала 3 миллиарда долларов в Афганистан и реализовала 1,5 миллиарда долларов экспорта в период американской оккупации[3].

Все эти риски и возможности являются интерпретациями, основанными на соперничестве США и Китая в глобальной борьбе за власть. Однако есть и третий вариант, соответствующий традиции Индии неприсоединения и стремлению к многогранной дипломатии, основанной на балансе.

Вариант заключается в том, что стороны проявляют волю, чтобы предотвратить использование друг друга против друг друга, независимо от давления со стороны крупных держав. Идеальной моделью для решения кашмирской проблемы был бы процесс, который можно было бы назвать Тадж-Махал 2.0, и даже можно было использовать этот процесс для решения афганской проблемы. Это открыло бы двери для позиционирования обоих государств как полюсов  многополярного мира.

[1] “Pakistan’ın Yeni Başbakanı Şerif’ten ‘Türkiye ile Pakistan Ayrılmaz Bağlara Sahip’ Vurgusu”, Anadolu Ajansı, https://www.aa.com.tr/tr/dunya/pakistanin-yeni-basbakani-seriften-turkiye-ile-pakistan-ayrilmaz-baglara-sahip-vurgusu/2560973, (Дата Oбращения: 15.04.2022).

[2] “США предложили Индии отказаться от дружбы с Россией во всех сферах”, VZ, https://vz.ru/news/2022/4/12/1153288.html, (Дата Обращения: 15.04.2022).

[3] Vinay Kaura, “India’s Search for A New Role in Afghanistan”, MEI, https://www.mei.edu/publications/indias-search-new-role-afghanistan, (Дата Oбращения: 13.04.2022).

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.