ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Китайская «Инициатива глобальной безопасности» и измерение ООН

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Выступая на Боаоском азиатском форуме 21 апреля 2022 г., председатель КНР Си Цзиньпин предложил «Инициативу глобальной безопасности», которая поддерживает «принцип неделимой безопасности», концепцию, одобренную Россией.[1] Синпинг, который не предоставил подробной информации об инициативе, заявил, что мир должен уважать суверенитет и территориальную целостность всех стран и что страны должны уделять внимание «законным» проблемам безопасности.Эти взгляды Синпинг выразил на основе «принципа неделимой безопасности» президента России Владимира Путина. Потому что войной на Украине Путин еще раз напомнил о «принципе неделимой целостной безопасности». Другими словами, он утверждает, что безопасность должна решаться коллективно. Согласно этой мысли; Если действия одного государства угрожают безопасности других, это является нарушением принципа неделимой безопасности. Поэтому ни одно государство не должно укреплять собственную безопасность за счет других.

Этот принцип был впервые вынесен на повестку дня в Хельсинкском Заключительном акте 1975 года. На этой встрече, положившей начало ОБСЕ, утверждалось, что безопасность Европы следует рассматривать как неделимое целое. В настоящее время его часто упоминает Россия. Он даже использует этот принцип как основное оправдание войны на Украине. По России; Расширение НАТО стало угрожать его собственной безопасности. Опять же, согласно этой идее, НАТО ставит под угрозу безопасность России за счет обеспечения собственной безопасности. Именно поэтому Россия требует вывода НАТО из Центральной и Восточной Европы. С 1990-х годов этот принцип был главным аргументом России против НАТО.

Этот принцип, за который выступает Россия, требует, чтобы мировая безопасность рассматривалась в целом. На самом деле эта идея совместима с теориями «отраслевой безопасности» и «регионального комплекса безопасности». Согласно этим теориям, выдвинутым такими теоретиками, как Барри Бьюзен и Оле Уивер, безопасность следует разделить на различные сектора и регионы. Проблемы безопасности каждого региона будут уникальными. Например, повестка дня в области безопасности в Европе; Пока Россия и фундаментализм-радикализм; В повестку дня безопасности Афганистана и Пакистана включены такие темы, как терроризм, торговля людьми и наркотиками. Война в Украине негативно влияет на безопасность в ближайшем окружении. Безопасность Европы, Прибалтики, Скандинавии, Черного моря и Кавказа — регионы, наиболее затронутые кризисом в Украине.

Остальной мир начал ощущать экономические издержки войны. Иными словами, проблемы безопасности в одном регионе могут реально повлиять на безопасность всего мира. Например, украинский кризис создал серьезные угрозы энергетической и продовольственной безопасности в мире.Иными словами, теория регионального комплекса безопасности теряет свою значимость и обоснованность. Однако председатель КНР Си Цзиньпин говорит о «Инициативе глобальной безопасности». Потому что события на Украине начали напрямую влиять на безопасность Китая. Это больше всего ощущается в военном, коммерческом, энергетическом и экономическом секторах Китая. Согласно вышеупомянутой «Инициативе глобальной безопасности», которую отстаивают Россия и Китай;  Концепции обороны и безопасности, такие как НАТО, QUAD и AUKUS, разработанные США в соответствии с пониманием региональной безопасности, угрожают безопасности мира. Например, НАТО угрожает безопасности России. Из-за этой угрозы безопасности Россия попыталась вторгнуться в Украину. QUAD и AUKUS представляют угрозу для Китая. Из-за этого повышенного риска безопасности попытка Пекина вторгнуться на Тайвань стала более активно фигурировать в повестке дня.

«Инициатива глобальной безопасности», за которую выступают Россия и Китай, также несовместима с их собственными концепциями безопасности, Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) соответственно. Потому что, исходя из отстаиваемого Россией «принципа неделимой безопасности»; ОДКБ и ШОС также создадут угрозу безопасности в окружающих их странах. Однако ни одна из стран вокруг этих организаций не предпринимала попыток нападения-оккупации, как это сделала Россия в отношении Украины, утверждая, что для них существует растущий риск для безопасности. Если бы «принцип неделимой безопасности» России по отношению к Западу был верен, сегодня Украина могла бы предпринять агрессивные действия против соседней Белоруссии, выразив недовольство расширением ОДКБ. Точно так же Япония могла бы предпринять меры военной безопасности в непосредственной близости от нее, заявив, что видит угрозу со стороны расширения ШОС. Другими словами, пока организации безопасности, созданные Россией и Китаем, продолжают расширяться; Этот вопрос стал оцениваться другими государствами как угроза безопасности мира. Итак, концепции региональной безопасности Запада, НАТО, QUAD и AUKUS, противопоставленные платформам региональной безопасности России и Китая, ОДКБ и ШОС, приводят к «дилемме глобальной безопасности», которая поляризует друг друга и вызывает гонку восхождений.

Председатель КНР Си Цзиньпин предлагает создать глобальную платформу безопасности, а не вышеупомянутые региональные организации безопасности. Потому что на Китай влияют тезисы России против Запада и построенный ею нарратив.Пекин считает, что оборонные альянсы, такие как AUKUS, представляют угрозу его безопасности. Исходя из действий России, Китай может совершить акты агрессии в непосредственной близости от себя. Потому что Россия, напав на Украину, в качестве причины приводила расширение НАТО на восток. В этом контексте Китай может оправдать постепенное расширение таких формирований, как QUAD и AUKUS, при высадке на Тайвань.

Так применима ли «Инициатива глобальной безопасности», выдвинутая Китаем? Как эта платформа влияет на мировую безопасность?

Во-первых, невозможно построить справедливую архитектуру безопасности в мире, пока существует система вето, предоставленная пяти постоянным членам Совета Безопасности ООН. Поскольку у России есть право вето, сегодня невозможно принять принудительные меры в соответствии с главой 7 Устава ООН в отношении ее нападения на Украину. Иными словами, несмотря на то, что идет война, угрожающая миру и безопасности во всем мире, система ООН не может принять необходимое решение для устранения этой опасности. Точно так же по-прежнему будет невозможно активировать систему ООН, если Китай попытается совершить агрессию в своем регионе в ближайшем будущем.

Подробности предложенной Китаем Глобальной инициативы безопасности отсутствуют. Но для обеспечения безопасности мира не должно быть системы вето. Каждому члену должны быть предоставлены равные права голоса. Все государства-члены должны нести равную ответственность за защиту безопасности мира. Например, голосование «за» двух третей государств-членов может считаться кворумом, необходимым для принятия осуждения, санкций или принудительных мер в отношении нападения России на Украину. Другими словами, ответственность за поддержание мира и безопасности во всем мире не должна возлагаться на Совет Безопасности, состоящий из 15 членов, 5 из которых имеют право вето, как в системе ООН.  Вновь разработанная «Глобальная инициатива безопасности» должна быть представлена на подпись всем государствам, как это делается в системе ООН, а соглашение должно быть обязательным для всех государств-членов. Чтобы эта система была успешной, на рассматриваемой платформе не должно быть никакого «актор-гегемона», который имеет право вето и берет на себя в этом смысле обязанности «мировой жандармерии».

В течение последних 20 лет Китай и Россия бросали вызов глобальной системе, утверждая, что Запад больше не правит миром. Чтобы свергнуть эту систему западной гегемонии, необходимо сначала пересмотреть или полностью ликвидировать систему ООН. Предложение Китая «Инициатива глобальной безопасности» может стать альтернативой системе ООН. Однако западные державы считают, что Китай и Россия пытаются построить «восточную гегемонию» в мире. Потому что система ООН создает почву, которая позволит западникам стать верховной гегемонистской силой в мире. Можно сказать, что Россия и Китай предприняли действия, чтобы изменить этот порядок. В этом смысле предложение Пекина «Глобальная инициатива безопасности» может стать в ближайшие дни гораздо более обсуждаемой темой.

[1] “China’s Xi Proposes ‘Global Security İnitiative’, Without Giving Details”, Reuters, https://www.reuters.com/world/china/chinas-xi-says-unilateral-sanctions-will-not-work-2022-04-21/, (Дата обращения: 22.04.2022).

Dr. Cenk TAMER
Dr. Cenk Tamer, 2014 yılında Sakarya Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Aynı yıl Gazi Üniversitesi Ortadoğu ve Afrika Çalışmaları Bilim Dalı’nda yüksek lisans eğitimine başlamıştır. 2016 yılında “1990 Sonrası İran’ın Irak Politikası” başlıklı teziyle master eğitimini tamamlayan Tamer, 2017 yılında ANKASAM’da Araştırma Asistanı olarak göreve başlamış ve aynı yıl Gazi Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Doktora Programı’na kabul edilmiştir. Uzmanlık alanları İran, Mezhepler, Tasavvuf, Mehdilik, Kimlik Siyaseti ve Asya-Pasifik olan ve iyi derecede İngilizce bilen Tamer, Gazi Üniversitesindeki doktora eğitimini “Sosyal İnşacılık Teorisi ve Güvenlikleştirme Yaklaşımı Çerçevesinde İran İslam Cumhuriyeti’nde Kimlik İnşası Süreci ve Mehdilik” adlı tez çalışmasıyla 2022 yılında tamamlamıştır. Şu anda ise ANKASAM’da Asya-Pasifik Uzmanı olarak görev almaktadır.