ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Новая надежда Европы в поисках энергии — Каспийское море

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Заявление Роберта Каплана, который в своей статье в 2014 году отметил, что «в основе каждого международного порядка в нашей современной истории есть источник энергии»,[1] предлагает важную перспективу для определения конфликтов в текущей конъюнктуре. Процесс, начавшийся с вторжения России в Украину 24 февраля 2022 года, привел к множеству различных событий, особенно в энергетике. Тот факт, что Владимир Путин, пришедший к власти в 2000 году, сделал энергетику главным элементом своей внешней политики и наладил трубопроводы, идущие в глубь Европы, поставил Европу в энергетическую зависимость от России. Реализуя эту стратегию, Путин скрывал свои истинные намерения в отношении Европы. В этом смысле назначение бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера в российскую энергетическую компанию «Газпром» и использование им своего влияния вошло в историю как важное приобретение «мягкой силы» для России.

Европа, которая плохо разобралась в путинской стратегии и попала в ловушку, осознала свою ошибку после вторжения России в Украину и начала сталкиваться с негативными последствиями сложившейся ситуации. Европа, возникшая из пепла после Второй мировой войны и продемонстрировавшая важное экономическое развитие, долгое время считалась одним из центров мирового производства и основных географических направлений развития. В частности, завершение процесса индустриализации таких европейских стран, как Англия, Франция, Германия и Италия, привело к тому, что их стали называть главными локомотивами европейского поезда.

Европа, которая построила торговлю, благосостояние и безопасность развития на прочном фундаменте, не смогла продемонстрировать такой же подход, когда речь шла об энергетической безопасности. Как известно, выделяют три этапа энергетической безопасности. Этими этапами являются безопасность спроса, безопасность предложения и безопасность маршрута. В то время как безопасность спроса касается стран-продавцов, безопасность поставок касается стран-покупателей. А безопасность маршрута касает