ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Новый адрес кризиса в глобальной борьбе за власть: Тихоокеанские острова и стратегия Китая

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Академики, охарактеризовавшие борьбу Соединенных Штатов Америки (США) с Советским Союзом с середины ХХ века как «холодную войну», назвали эпоху после «холодной войны» однополярным миропорядком, где полюсом являются США. Этот порядок, зародившийся в 1990-х годах, со временем ослабел и, особенно с подъемом Китая, перешел к стадии превращения в многополярную структуру.

Подъем Китая и параллельные шаги, предпринятые им против атлантической системы, постепенно ухудшали отношения между США и Китаем. Важнейшим регионом, где находит отражение борьба двух стран, является Тихий океан. С 2013 года, когда Си Цзиньпин стал президентом Китая, Пекин увеличил свою экономическую мощь с помощью проекта «Один пояс — один путь», одновременно улучшая свой военный потенциал за счет модернизации своего военно-морского флота и новых военных кораблей. Эта растущая мощь Пекина создала новые представления о безопасности в Южно-Китайском море, на Тайване, в Тихом океане и в островных государствах региона.

Помимо своей обороноспособности, служащей предотвращением атак с суши, моря, воздуха и космоса[1], с ростом мощи военно-морского флота Пекин получил возможность защищаться от атак или военных операций со многих американских военных баз в Тихом океане, включая Гуам, который известен как «острие копья».

Несмотря на то, что у него есть важный оборонный потенциал, Китай становится слабее по мере того, как он удаляется от своего побережья и ракеты наземного базирования выходят за пределы досягаемости. В этот момент снова проявляется способность географии влиять на стратегии и изменять их.

Тихий океан — крупнейшая в мире географическая область, с равной площадью Индийского, Атлантического и Северного Ледовитого океанов вместе взятых. Его величина привела к тому, что его расстояние называют трудностью. В этих водах флоты без остановок снабжения и маневренности могут двигаться как бескрылые птицы. Лица, принимающие решения в Пекине, также осведомлены об этой ситуации. Исходя из вышеупомянутой реальности, экономический и дипломатический подход Пекина, в отличие от требований о разрешении на море в Южно-Китайском море, которое находится на побережье недалеко от малых островных государств в Тихом океане, проистекает из характеристик географии и расстояния.

Островные государства в Тихом океане, состоящие из 14 стран, все чаще становятся важной областью конкуренции между Китаем и США. В связи с этим Китай, который хочет усилить свою власть над островными странами, 21 октября 2021 года провел свою первую онлайн-встречу министров иностранных дел со странами, с которыми у него есть дипломатические отношения.[2] В совместном заявлении, озвученном по итогам встречи, на первый план вышел акцент на стратегическом партнерстве, которое включает в себя взаимное уважение и совместное развитие. Многолетнее развитие Китаем дипломатических отношений с государствами региона и его экономические инвестиции в регион были положительно восприняты в странах Тихоокеанского региона. Собственно говоря, тот факт, что Кирибати и Соломоновы Острова разорвали отношения с Тайванем, чтобы установить дипломатические отношения с Пекином и приняли политику «Единого Китая» в 2019 году, доказывает, что шаги, предпринятые Китаем, позитивны для него самого.

Также произошло значительное ускорение торговли и инвестиций между Китаем и странами Тихоокеанского острова. В 2020 году товарооборот между Китаем и островными странами Тихоокеанского региона увеличился на 1,3% по сравнению с предыдущим годом и составил 9 миллиардов долларов. К концу 2020 года Китай подписал с этими государствами инженерные контракты на сумму 18,4 млрд. долларов и выполнил часть на сумму 12,7 млрд. долларов.[3] Кроме того, согласно данным, опубликованным Guardian, Китай импортировал более половины всего объема морепродуктов и полезных ископаемых, экспортируемых регионом в 2019 году.[4] Увеличение показателей торговли даже в период, когда ощущалось влияние эпидемии Covid-19, подтверждает, что Китай рассматривает регион как стратегическую зону.

Инвестиции, торговые отношения и дипломатия мягкой силы Китая в регионе изменили статус-кво в странах Тихоокеанского региона, как и во многих других частях мира. В 2019 году Кирибати и Соломоновы Острова разорвали отношения с Тайванем, чтобы установить дипломатические отношения с Пекином и перешли к политике Пекина «Единый Китай». Таким образом, 10 из 14 островных стран признают Китай, в то время, как только Маршалл, Палау, Науру и остров Тувалу признают Тайвань. Также последние события на Соломоновых островах указывают на то, что баланс сил изменился. Премьер-министр Манассия Согаваре, ставший объектом критики за разрыв дипломатических отношений с Тайванем в 2019 году, столкнулся с протестами в ноябре 2021 года. Протесты, начавшиеся по экономическим причинам, распространились на многие районы острова. Правительство Соломоновых островов, запросившее помощь в области безопасности у Австралии, Папуа-Новой Гвинеи, Новой Зеландии и Фиджи для подавления протестов, также запросило помощь у Китая, и это предложение было положительно воспринято правительством Пекина.[5] Это продемонстрировало растущее влияние Китая.

Одной из причин, по которой государства региона становятся все более теплыми и зависимыми от Китая, являются кредиты, предоставляемые Пекином, и их погашение. На китайские кредиты приходится более 60 процентов общего бремени внешнего долга Тонги и почти половина внешнего долга Вануату. Папуа-Новая Гвинея является страной с наибольшей задолженностью перед Китаем, с долгом на сумму 590 миллионов долларов, что составляет примерно четверть ее общего внешнего долга.[6] Остров Самоа также имеет долг перед Китаем в размере 386,5 млн. долларов, что составляет 40% от общего долга.

Район тихоокеанских островов выделяется как область конкуренции великих держав шириной своей исключительной экономической зоны, расположением в центре важных морских путей и наличием телекоммуникационных кабелей, проходящих по дну моря. Испытание текущего баланса сил под влиянием США-Японии-Австралии шагами Китая рассматривалось как вызов данными странами, которые выступали за Свободную и открытую Индо-Тихоокеанскую стратегию. В частности, заявление координатора Белого дома по Индо-Тихоокеанскому региону Курта Кэмпбелла о том, что Китай ищет военную базу в вышеупомянутом регионе, рассматривается США и их союзниками как угроза национальной безопасности.[7]

В свете этих событий будет правильно сказать, что китайско-западное соперничество в островных странах региона будет усиливаться. Учитывая, что США и их союзники будут реагировать на усиление влияния Китая в регионе, можно утверждать, что традиционная структура власти сломается, а внутреннее и внешнее вмешательство усилится. Главная цель, как США, так и Китая — пополнить свои ряды союзниками во все более поляризованной международной политике. Зная, что островные страны, обладающие значительным геополитическим влиянием в центре Тихого океана, дадут серьезное преимущество союзу, в который они вступят, США и Китай будут постепенно наращивать свое участие в регионе.

[1] David C. Gompert, “Sea Power and American Interests in the Western Pacific”, Rand Corporation, s. 8.

[2] “Joint Statement of China-Pacific Island Countries Foreign Ministers’ Meeting”, Ministry of Foreign Affairs, the People’s Republic of China, https://www.fmprc.gov.cn/mfa_eng/wjdt_665385/2649_665393/202110/t20211021_9604831.html, (дата обращения: 09.02.2022).

[3] Wang Yi, “China Should Step up Support for Samoa, Other Pacific Island Nations”, Global Times, https://www.globaltimes.cn/page/202112/1242926.shtml#:~:text=At%20the%20end%20of%202020,slander%20by%20some%20Western%20countries., (дата обращения: 09.02.2022).

[4] Josh Nicholas, “The $3bn Bargain: How China Dominates Pacific Mining, Logging and Fishing”, The Guardian, https://www.theguardian.com/world/2021/may/31/the-3bn-bargain-how-china-dominates-pacific-mining-logging-and-fishing, (дата обращения: 09.02.2022).

[5] “Solomon Islands Accepts Chinese Offer for Riot Police Assistance”, Nation World News, https://nationworldnews.com/solomon-islands-accepts-chinese-offer-for-riot-police-assistance/, (дата обращения: 09.02.2022).

[6] Charlotte Greenfield-Jonathan Barrett, “Payment Due: Pacific Islands in the Red as Debts to China Mount”, Reuters, https://www.reuters.com/article/us-pacific-debt-china-insight-idUSKBN1KK2J4, (дата обращения: 09.02.2022).

[7] Alexander B. Gray, “The Pacific Shouldn’t Be a ‘Strategic Surprise’”, Foreign Policy, https://foreignpolicy.com/2022/01/25/us-china-indo-pacific-military-strategy/, (дата обращения: 09.02.2022).

Mustafa Cem KOYUNCU
Mustafa Cem Koyuncu, Karabük Üniversitesinde Uluslararası İlişkiler bölümünde Master öğrencisi olup Hint-Pasifik Bölgesi, ABD-Çin Rekabeti, uluslararası güvenlik, jeopolitik ve stratejik araştırmalar alanları üzerinde çalışmalar yapmaktadır. Karabük Üniversitesi’nde eğitimine başlamadan önce, Boğaziçi Üniversitesinde Lisans eğitimini tamamlamıştır. Özel sektörde yöneticilik tecrübesi kazanmasının ardından Cem, kariyerine ANKASAM’da devam etmektedir. Cem ileri seviyede İngilizce bilmektedir.