ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Почему Китай не может вмешаться в дела Тайваня?

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Интервенция России в Украине, начавшаяся после обращения президента России Владимира Путина к народу 23 февраля 2022 года, привлекла внимание мировой общественности к этому региону. Появляеться много анализов и комментариев относительно рассматриваемой войны, создавшей новые геополитические колебания, и делаются прогнозы на будущее. С одной стороны, вмешательство России в дела Украины создаёт кризис безопасности в Европе; С другой стороны, взоры обращены на Восточную Азию, на остров Тайвань, который находится за тысячи километров. На данный момент начал обсуждаться вопрос о том, будет ли Китай организовывать на Тайване операцию, аналогичную российской интервенции на Украине.

Некоторые эксперты утверждают что ситуация Китая и Тайвана имеют сходство с Украиной и Россией и утверждают что вышеупомянутый регион также будет задействован. Собственно говоря, вызвало подозрения и визит Владимира Путина в Пекин на Олимпийские игры до вмешательства России в Украину, состоявшиеся в Китае 4 февраля 2022 года, и обьявление о декларации под названием “Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о международных отношениях и устойчивом глобальном развитии, вступающем в новую эру” во время этого визита. Одновременно с российской военной операцией в Информационную зону ПВО / Демонстрационную зону ПВО Тайваня (ПВО) прибыли 8 истребителей J-16 Народно-освободительной армии Китая и разведывательный самолет Y-8 Министерства обороны  Тайваня. «Воздушные действия в юго-западной ПВО Китайской Республики», Министерство национальной обороны,[1] было сочтено еще одним подозрительным событием.

Несомненно, тайваньская проблема, начавшаяся в 1949 году с победы коммунистов в гражданской войне между коммунистами и националистами на материковой части Китая и, как следствие, высадки националистов на остров Тайвань, в сфере международных отношений; Это привело к тому, что Тайвань стал рассматриваться как один из регионов, где могут возникнуть горячие конфликты. Пекин рассматривает остров как свою территорию в соответствии со своей политикой «Единого Китая», которая является одной из основ его внешней политики, и заявляет, что однажды материк и остров объединятся. Ну насколько возможна военная интервенция против Тайваня, которая есть в исторической памяти и внешнеполитической стратегии Китая?

Когда на повестку дня выходит горячий конфликт на Украине, а нарушение Китаем ПВО рассматривается с более реалистичной и глубокой точки зрения, можно сказать, что план интервенции Пекина на Тайване будет ошибкой в​краткосрочной перспективе, а это маловероятно. Прежде всего, ошибочен тезис о том, что нарушение Китаем тайваньского района ПВО является сигналом операции. Потому что в прошлом Китай с разной периодичностью нарушал тайваньский регион ПВО. Можно констатировать, что нарушение, совершенное 24 февраля 2022 г., ничем не отличается от предыдущих нарушений, и что Пекин ведет операцию по истощению против Тайваня в целом.

Своевременность — одна из причин тезиса о том, что вторжение Китая на Тайвань в нынешних условиях было бы ошибкой. Китай и Россия уже много лет совместно действуют против гегемонии Соединенных Штатов Америки (США). В этом партнерстве Китай всегда считался более сильной страной и занимал свое место в глобальной системе как сильнейшая альтернатива гегемонии США. По этой причине Китай сначала стремился подчеркнуть превосходство своей идеологии, чтобы стать доминирующим действующим лицом в существующей системе, а затем установить свой собственный синоцентрический порядок. В настоящее время вмешательство Китая в Тайвань приведет к тому, что Россия будет рассматриваться им как «авантюристическая страна». Несомненно, это был бы образ того, что Китай, который хочет преобразовать глобальную систему, хочет привлечь на свою сторону народы мира и отстаивает в этом направлении идеологию «Общей судьбы человечества», чтобы его видели под Россией или чтобы быть заклеймен как оппортунизм, не хотел бы нести. Кроме того, возможная интервенция на Тайване укрепит имидж США как глобального лидера, как это видно на примере Украины. Учитывая, что у стран региона есть проблемы с суверенитетом с Китаем, можно прогнозировать, что в Индо-Тихоокеанском регионе начнется сильная антикитайская риторика.

Еще одна причина, по которой Китай не может вторгнуться на Тайвань, — его боеспособность. Провести военную операцию в регионе и окончательно захватить этот регион с каждым днем ​​становится все труднее. Такие факторы, как развитие коммуникационных технологий, военный опыт, увеличение военных расходов, использование социальных сетей в качестве средства дезинформации, выход городов на поле боя, повышение эффективности асимметричных элементов, развитие технологий беспилотных летательных аппаратов и затраты на логистику, являются факторами, препятствующими принять решение о войне сегодня. Собственно говоря, конкретно видно, насколько эффективны были эти факторы при вмешательстве России. Военная слабость России, которая граничит с Украиной и считается второй по силе армией в мире, представляет собой самый свежий пример такой ситуации.

Тайвань представляет собой большую проблему для Китая в дополнение к трудностям, которые Украина создает для России. Тайвань — остров. При оценке в свете исторических примеров (Англия, Португалия, США, Испания и др.) субъекты, господствующие на морях, более успешны в обороне. Основной причиной такого положения является необходимость проведения атакующими силами десантных операций. Этот вид операции; требуются передовые технологии, координация, боевой опыт и благоприятные географические условия.

С тех пор как Си Цзиньпин стал президентом Китая, растущая мощь Пекина отразилась и на его военной мощи. Процесс модернизации Народно-освободительной армии Китая привел к развитию как сухопутной, морской, так и воздушной мощи. В частности, ВМС Китая показали большой прирост в количественном отношении, хотя и не в плане мощности. Но растущую военную мощь Пекина еще предстоит проверить. У Китая нет боевого опыта, за исключением небольшого морского конфликта с Вьетнамом на Южном рифе Джонсона в 1988 г. и войны с вьетнамской армией в 1979 г.[2] По этой причине, несмотря на то, что вооружение воздушной и морской армии Китая все больше пополняется технологическим оружием, неизвестно, насколько эффективна способность доминировать на суше. Кроме того, крутые горы, возвышающиеся над побережьем частей Тайваня, обращенных к Китаю, делают возможную посадку менее вероятной.

Те, кто сравнивает Украину и Тайвань, упускают из виду в военном плане. В то время как возможность вмешательства Украины является спорным вопросом до последнего момента; Тайвань годами действовал с таким ожиданием и разрабатывал и обучал все свои элементы (гражданские и военные), которые будут влиять на войну в соответствии с рассматриваемой угрозой. Присутствие американских войск на острове[3] Учитывая другие факторы, такие как возрастающая военная мощь США и их союзников на Тихом океане, можно утверждать, что шансы Пекина на успех в таком вмешательстве будут малы и он столкнется с результатом, который нанесет ущерб его собственному имиджу.

Последней, но, пожалуй, самой важной причиной, которая осложнит вмешательство Китая в дела Тайваня, являются экономические причины. Потому что самый большой успех, которого Пекин добился от прошлого до настоящего, — это экономический рост. Экономические и культурные реформы, начавшиеся в 1978 году, обеспечили интеграцию Китая с внешним миром и создали возможности для роста на основе экспорта. Экономический рост Пекина помог вывести 748,5 млн человек из крайней бедности и снизить этот показатель с 66,3% до 0,3%. С запуском проекта «Один пояс — один путь» в 2013 году Китай сделал еще один шаг и инвестировал во все части мира, создал новые рынки и, соответственно, приобрел дипломатическую и культурную власть.

В этих условиях событием, которое больше всего навредит Китаю, будет волна санкций, которая приведет к исключению Китая из внешних рынков. Несмотря на то, что Россия была менее интегрирована в глобальную систему с украинским кризисом, она начала испытывать трудности. Более того, США и страны Европейского Союза (ЕС), которые имеют право вводить санкции, составляют крупнейшие рынки Китая. По данным на 2020 год, общий объем торговли услугами и товарами между США и Китаем составляет 615,2 млрд долларов.[4] По данным ЕС, общий объем торговли услугами и товарами между Европой и Китаем в 2019 г. составляет 646,5 млрд евро.[5] Более того, Китай является страной с профицитом в этой торговле. В нынешних обстоятельствах Китай не может позволить себе рисковать быть изолированным от такого преимущества. Не следует забывать, что Китаю ежедневно приходится кормить 1,5 миллиарда человек. Голод и голод, пережитые в прошлом, полны боли, которую лица, принимающие решения в Китае, не могут выбросить из своей памяти. По этой причине неверный расчет в отношении Тайваня откроет двери для необратимых трудностей в отношении Пекина.

Кризис чипов, который Китай создаст из-за возможного вмешательства Тайваня, является еще одним экономическим аспектом события. С появлением технологических продуктов почти во всех областях мира потребность в чипах и цепочках их поставок становится все более важной. В частности, закрытие заводов по производству чипов во время эпидемии Covid-19 создало эффект домино почти во всех секторах мира и нарушило мировую торговлю. По данным на 2020 год, только на Тайвань приходится 63% мирового производства чипов. Он также получил доход в размере 85,1 миллиарда долларов от этого производства.[6] Учитывая возможную операцию Китая, мир будет испытывать большую проблему с поставками, чем в период Ковида, и это заставит Запад ответить Китаю более жестким вариантом санкций, наложенных на Россию. Такая картина — наихудший сценарий, которого хотел бы Китай.

Интервенция России в Украине приведет к различным изменениям. Если говорить конкретно о Китае, то вмешательство Москвы скорее затруднило, чем облегчило Китаю операцию против Тайваня. Бывший начальник немецкого штаба Гельмут фон Мольтке сказал: «Ни один план войны не выдерживает контакта с врагом. Война может иметь последствия для всех правил и процессов». Эта решимость еще раз была подтверждена русско-украинской войной. Несомненно, планы Китая по вторжению на Тайвань также находятся в архивах китайского Генштаба. Главной проблемой здесь является время и желание взять этот план с полки. Однако в свете недавних событий реализация Китаем плана операции создаст впечатление утраты рациональности. Интересный вопрос здесь заключается в том, спровоцировали ли США Пекин на вмешательство в дела Тайваня. На самом деле ответ на этот вопрос кроется в событиях, которые произошли после операции России против Украины.

[1] “Air Activities in the Southwestern ADIZ of R.O.C.”, Ministry of National Defense, https://www.mnd.gov.tw/English/Publish.aspx?title=News%20Channel&SelectStyle=Military%20News%20Update%20&p=79597, (Дата обращения: 04.03.2022).

[2] Timothy R. Heath, “China’s Military Has No Combat Experience: Does It Matter?”, Rand Corporation, https://www.rand.org/blog/2018/11/chinas-military-has-no-combat-experience-does-it-matter.html, (Дата обращения: 05.03.2022).

[3] “Taiwan President Confirms U.S. Troops Training Soldiers on Island”, Reuters, https://www.reuters.com/world/asia-pacific/taiwan-president-confirms-us-troops-training-soldiers-island-cnn-2021-10-28/, (Дата обращения: 05.03.2022).

[4] “The People’s Republic of China”, Office of the U.S. Trade Representative, https://ustr.gov/countries-regions/china-mongolia-taiwan/peoples-republic-china#:~:text=U.S.%20goods%20and%20services%20trade,was%20%24285.5%20billion%20in%202020. (Дата обращения: 05.03.2022).

[5] “China”, European Commission, https://ec.europa.eu/trade/policy/countries-and-regions/countries/china/, (Дата обращения: 05.03.2022).

[6] Yen Nee Lee, “2 Charts Show How Much the World Depends on Taiwan for Semiconductors”, CNBC, https://www.cnbc.com/2021/03/16/2-charts-show-how-much-the-world-depends-on-taiwan-for-semiconductors.html, (Дата обращения: 05.03.2022).

Mustafa Cem KOYUNCU
Mustafa Cem Koyuncu, Karabük Üniversitesinde Uluslararası İlişkiler bölümünde Master öğrencisi olup Hint-Pasifik Bölgesi, ABD-Çin Rekabeti, uluslararası güvenlik, jeopolitik ve stratejik araştırmalar alanları üzerinde çalışmalar yapmaktadır. Karabük Üniversitesi’nde eğitimine başlamadan önce, Boğaziçi Üniversitesinde Lisans eğitimini tamamlamıştır. Özel sektörde yöneticilik tecrübesi kazanmasının ardından Cem, kariyerine ANKASAM’da devam etmektedir. Cem ileri seviyede İngilizce bilmektedir.