ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Array

Роль Ирана в Афганском Мирном Процессе

Похожее

После встречи министра иностранных дел Афганистана Мохаммада Ханифа Атмара со специальным представителем министра иностранных дел Ирана по Афганистану Ибрагимом Тахиряном, состоявшейся в Кабуле 28 июня 2021 года, правительство Афганистана объявило, что Тахирян призвал к проведению трехсторонней встречи с целью установления регионального консенсуса между Ираном, Афганистаном и Пакистаном. [1] Несомненно, это свидетельствует, что руководство Тегерана пытается взять на себя ответственность в афганском мирном процессе.

В продолжение указанной инициативы 7 июля 2021 года делегация, представляющая администрацию Кабула, и представители Талибан встретились и провели переговоры в Тегеране.[2] Это можно интерпретировать как отказ Ирана от роли пассивного игрока в развитии событий, касающихся Афганистана. «Иран готов помочь процессу диалога, который будет осуществляться между группировками в Афганистане, чтобы разрешить конфликты и кризисы в этой стране», — заявил министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф, комментируя саммит в Тегеране. Это также указывает на то, что Тегеран хочет эффективно играть роль посредника.

Имеется несколько причин, по которым руководство Тегерана считает, что может добиться успеха в афганском мирном процессе. Во-первых, Иран является важным торговым партнером названной страны. По мнению Тегерана, у него сложились хорошие отношения с Кабулом и, пользуясь этим, он сможет убедить Кабул сесть за стол переговоров. Вторая причина, обуславливающая подход Ирана, – это тесные отношения, установленные с Талибан во время американской оккупации. Объединившиеся на почве антиамериканизма стороны единогласны в мысли о необходимости прекращении присутствия США в Афганистане. Собственно говоря, Тегеран, ради противодействия американской оккупации даже поддерживал Талибан. В определенной мере Иран даже превратился в убежище для лидеров Талибан, спасающихся от операций США. Эта поддержка стала очевидной, когда Талибан открыли представительство в Мешхеде.

Еще одна причина близости Ирана с Талибан — присутствие в Афганистане террористической организации «Ад-дауля аль-исламийя филь Ирак уа аш-Шам» (ДАИШ). Руководство Тегерана считает, что Талибан является важным актором в борьбе с угрозой ДАИШ и его следует узаконить. Известно, что представители Талибан вступили в серьезные столкновения с террористической организацией ДАИШ на иранской границе. В этом процессе Тегеран оказывал различную помощь этим представителям талибов, что привело к появлению словосочетания «иранский Талибан».

С другой стороны, Иран, взяв на себя ответственность в афганском мирном процессе, полагает, что сможет защитить интересы народности, которые считает максимально близкими к себе. Потому что у Тегерана имеются тесные связи с двумя из трех основных народностей Афганистана (таджиками и хазарейцами). Продолжая свое влияние на таджиков из-за персидской идентичности, Иран беспокоится о хазарейцах на основании шиизма. Фактически, организация Фатимиюн, подготовленная для войны и участвовавшая под эгидой Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в конфликтах в гражданской войне в Сирии, состоит из хазарейцев-шиитов. В этом смысле, выступая посредником в афганском мирном процессе, Иран будет пытаться гарантировать для таджиков и хазарейцев выгоды, которые позволят централизовать их положение в системе, и тем самым, будет искать пути усиления своего влияния в Афганистане. Более того с учетом сильной поддержки движения «Талибан» со стороны пуштунов, кажется вероятным, что Иран получит в союзники три основные народности Афганистана.

Еще одна сторона, пробуждающая интерес Тегерана к афганскому мирному процессу, — это опасение столкнуться с миграционным потоком. Иран, который на протяжении всей истории был страной, наиболее пострадавшей от беспорядков в Афганистане, столкнется с серьезной волной миграции, если агрессия в Афганистане усилится. Однако руководство Тегерана полагает, что оно не справится с подобной ​​миграцией с экономической и социологической точек зрения. Поэтому он выступает за то, чтобы процесс в Афганистане завершился не конфликтом, а компромиссом.

Очередным ожиданием Ирана от развития событий в Афганистане является предотвращение установления нового режима со стороны Талибан. В настоящее время Талибан уже захватил иранскую границу. Это означает, что экспорт Ирана в Афганистан и другие регионы через эту страну подпадает под контроль Талибан. Тегеран, предвидящий возможные межконфессиональные проблемы с Талибан, если он придет к власти, как было в прошлом, выступает за систему в Афганистане, в которой представлены все политические течения. Другими словами, Иран хочет, чтобы Талибан стал одним из законных игроков в системе. Это является причиной заявлений из Ирана о том, что наличие талибов в системе считается нормальным и воспринимается как легитимное.

В этом контексте переговоры в Тегеране весьма примечательны. Эти переговоры предсказывают превращение Ирана в активного участника афганского мирного процесса. Более того, предлагаемая трехсторонняя встреча по линии Иран-Афганистан-Пакистан может состояться в ближайшее время, потому что Иран желает, не игнорируя афганское правительство, привлечь его к столу, а также желает, чтобы Пакистан, являющийся основным игроком, который может заставить Талибан пойти на уступки, внес свой вклад в этот процесс.

С другой стороны, известно, что в последнее время между Кабулом и Исламабадом возникли серьезные проблемы. Правительство Афганистана резко критикует Пакистан за отношения с талибами. По этой причине присутствие сторон за одним столом станет громким событием. Очевидно, что Иран и в этом плане претендует на роль посредника. Однако серьезные проблемы имеются также между Ираном и Пакистаном, потому что Исламабад обеспокоен влиянием шиитской деятельности Ирана на пакистанских шиитов. Кроме того, стороны винят друг друга в проблеме Белуджистана. Однако в последнее время строится новая геополитическая ось по линии Китай-Пакистан-Иран, и усилия руководства Тегерана направлены на создание этой геополитической линии. Потому что в этом процессе из Ирана и Пакистана поступают положительные сигналы.

Одним из факторов, спровоцировавших эту ситуацию, является то, что обе страны участвуют в проекте «Пояс-Путь». Стабильность проекта требует стабильности и в Афганистане. В этом смысле попытки Ирана нацелены на уменьшение разногласий между Кабулом и Исламабадом, принуждение Кабула на признание права Талибан заниматься политикой в ​​качестве законного игрока, и убеждение Талибан пойти на уступки.


[1] Wahida Paikan, “تلاش تهران برای برگزاری نشست سه‌جانبه ایران، افغانستان و پاکستان (Tehran habere nisus est autem foederis inter Iran trilaterum, Etiam quis purus et Afghanistan), Independent, https://bit.ly/35Vpabu, (дата обращения: 10.07.2021).

[2]  “In Tehran Talks, Iran Offers Help to Resolve Afghan Crisis”, Reuters, https://www.reuters.com/world/asia-pacific/tehran-talks-iran-offers-help-resolve-afghan-crisis-2021-07-07/, (дата обращения: 11.07.2021).

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.