ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Российский политолог Григорий Трофимчук: «Это Турция будет решать, готов ли Пашинян к прямым переговорам»

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

В письменном заявлении по случаю годовщины Второй карабахской войны МИД России заявил, что выступает за установление добрососедских отношений и развитие регионального сотрудничества со странами Южного Кавказа. 26 ноября 2021 года лидеры России, Азербайджана и Армении собрались в Сочи, чтобы обсудить мирный процесс на Кавказе. В ходе встречи обсуждались вопросы определения границ, открытия транспортных линий и сотрудничества в рамках формата «3+3» (Армения, Азербайджан, Грузия + Россия, Турция, Иран), и Россия в очередной раз укрепила свое лидерство и посредническую роль в регионе.

В этом контексте «Анкарский центр исследований кризисных ситуаций и политики»  представляет вашему вниманию взгляды известного политолога Григория Трофимчука, председателя Совета Фонда поддержки научных исследований «Семинара евразийских идей», эксперта программы «Кто против?» на государственном телеканале «Россия 1», с целью изучения роли России в контексте обеспечения регионального сотрудничества и построения стабильности,  в связи с последними событиями в регионе Южного Кавказа.

Господин Трофимчук, как Вы оцениваете возможность налаживания в ближайшем будущем Азербайджано-Армянских и Армяно-Турецких отношений?

Напомню, что серьезная попытка налаживания диалога между странами Южного Кавказа и Турцией была предпринята еще в 2008 году. Именно тогда турецкая сторона выдвинула инициативу «Кавказская платформа стабильности и сотрудничества», которая запустила процесс консультаций между Ереваном и Анкарой. Тогда же обсуждались и протоколы конкретных действий, шагов на этом пути, в том числе открытие армяно-турецкой границы. Однако до реализации так и не дошло.

Сегодня ситуация и военно-политическая обстановка в регионе существенно изменились. Армения потерпела военное поражение, и видимо, не последнее, поскольку она до сих пор не собирается принимать реальность. Поэтому для армян всё выглядит как выдвижение победителями условий проигравшему. Теоретически рассуждая, следует подчеркнуть, что руководство Армении, тем не менее, могло бы пойти на сближение с Турцией, если бы ведущие страны Запада склонили Никола Пашиняна к такому сценарию. К слову, такие попытки мы уже видим. Пашинян вообще может подписать всё что угодно, однако у большинства народа Армении теперь есть своё мнение, резко отличающееся от мнения премьер-министра.

Я как эксперт давно, ещё в середине тех же 2000-х годов, говорил, что Баку мог бы предпринять шаги по популяризации в адрес армян программы их процветающей жизни в составе Азербайджана. Однако время прошло, и война изменила всё. Поэтому теперь только с помощью США возможно сближение Армении с Турцией, с учётом того, что Турция была и остаётся членом НАТО. Что касается взаимоотношений Армении с Азербайджаном, то это почти то же самое, что отношения с самой Турцией. Так как для проигравших армян Турция и Азербайджан это, по сути, одно и то же: «турки», как они это называют.

Как Вы полагаете, к чему приведет восстановление дипломатических отношений Турции и Армении? В этом контексте: а) Готов ли к этому армянский народ? б) Как отреагирует на это армянская диаспора на Западе? в) Если народ и диаспора к этому еще не готовы, то каким методам должны следовать Армения и Турция для достижения мира между странами?

— Армянский народ, как я уже отметил, к этому не готов, с учётом слишком тяжелого, для них, исторического контекста. Даже если бы пришлось давать деньги каждому армянину персонально. Сегодня к этой истории добавилась и Вторая Карабахская война, которая в любой момент может стать «Третьей».

Но при этом высшее руководство в Ереване готово говорить с кем угодно. К тому же недавно по этому поводу был дан сигнал со стороны Еревана, после визита Никола Пашиняна в Грузию. Пашинян готов к встрече с президентом Турции Эрдоганом, но Эрдоган, как было дано понять Еревану, сначала должен увидеть позитивные подвижки с его стороны. В принципе, такие подвижки уже имеются, так как Пашинян стал часто использовать в своих выступлениях азербайджанские названия населённых пунктов и географических точек, пока носящих армянские имена. А также, например, начал сдвигать свои автомобильные дороги на запад так, как это выгодно Азербайджану. Поэтому теперь решение о том, готов ли Пашинян к прямому разговору, идет за Турцией.

Что касается армянской диаспоры, то до осенней войны казалось, что её голос и влияние будут сильнее. Казалось, что диаспора будет иметь намного большее влияние на происходящие события. Кажется, диаспора находится в замешательстве, не зная, стоит ли ей поддерживать Пашиняна, а если не стоит, то кто в таком случае должен возглавлять Армению, чтобы хоть что-то исправить. Проблема состоит в том, что на Пашиняна влияют какие-то иные силы, не являющиеся армянской диаспорой, которые, кажется, предписали ему организовать во всём регионе как можно больше хаоса. Что он прекрасно и делает.

Однако, при всём этом, мир между Турцией и Арменией является безусловной необходимостью. Так как вечная война вокруг Карабаха не нужна никому, в том числе России. Но для этого слишком мало активности одних только чиновников. В своё время в США был такой известный эксперт Збигнев Бжезинский. В других странах таких экспертов такого уровня тоже найти можно, там не одни только чиновники живут.

Вот именно такого уровня специалистов следует подтягивать к решению проблемы, потому что без них война будет бесконечной. Кстати, отмечу, что в наиболее тяжёлый период российско-турецких отношений, в первой половине 2016 года, когда все у нас снова считали Турцию «врагом», именно наш экспертный центр проводил в Москве расширенный круглый стол с участием турецких политологов и бизнесменов.

Что можно делать во имя народной дипломатии, чтобы способствовать установлению мира между народами и сделать его постоянным в регионе?

Ещё раз подчеркну свою мысль. Процесс примирения должен включать в себя не только формальных чиновников, политиков и деятелей культуры. Ищите нестандартно мыслящих людей, подтягивайте их к этой работе, и тогда появится надежда на то, чтобы хоть что-то изменить. Народная дипломатия возникает и начинает эффективно работать только тогда, когда перед ней появляются простые, ясные и по-человечески захватывающие цели. Чиновники и начальники, к сожалению, никого вдохновить не в силах.

Сделайте несколько интересных круглых столов с набором тезисов, о которых я уже сказал. И тогда ситуация пойдет в сторону мира, а не войны. В противном случае, Южный Кавказ может втянуться в вечные войны всех со всеми, которые здесь были пару веков назад. Но подчеркну также, что я сам в это уже не верю, так как формализм губит всё на корню. Мероприятия с участием общественности проводятся, в том числе и в Азербайджане. Однако они не носят того характера, который востребован временем и обстановкой.

И, прежде всего, это должно беспокоить Турцию, так как весь этот котел будет кипеть у неё за спиной, в тылу.

Как Вы оцениваете роль России в регионе в нынешней ситуации?

Усиление роли РФ в регионе связано с тем фактом, что именно благодаря российским миротворцам 10 ноября 2020 года в зоне Карабаха было установлено перемирие. К сожалению, это все еще не мир в полном его объеме, по причине того, что ещё не решена масса проблем, в том числе разблокирование региональной транспортной инфраструктуры.

Инфраструктурное деблокирование также выгодно России — ведь не вечно же стоять в Карабахе миротворцам. Тем более, что азербайджанская сторона всё чаще, косвенно, в неофициальном порядке напоминает им, что их время стремительно истекает.

В целом, позиция России является уникальной, в отличие от той же Турции. Так как Москва взаимодействует и с Баку, и с Ереваном. Помимо прочего, именно Москва способна регулировать баланс между своим присутствием в регионе и присутствием западных структур — той же Минской группы ОБСЕ, авторитет которой кардинально подорван.

Однако в миротворческой деятельности в последнее время возникли проблемы, связанные с нарушением режима прекращения огня. Новые обстрелы, в которых контролёры, наблюдатели и миротворцы опять никак не могут определить «агрессора», а точнее, взять на себя ответственность за такое определение, говорят о том, что репутация РФ как миротворца ставится под вопрос.

Глава МИД Грузии Давид Залкалиани, выступая в парламенте, сообщил, что республика не планирует участвовать в переговорном формате «3+3». А как Вы оцениваете направленную на региональное развитие и предложенную Турцией платформу «3+3»?

Действительно, формат «3+3» поддерживается практически всеми его предполагаемыми участниками, кроме Грузии. Грузия, по понятным причинам, имеет на этот счёт свой особый взгляд, и причина ясна. В массе интервью азербайджанским СМИ я давно говорил о том, что за счёт Грузии, которая, по факту, выпадает изо всех региональных схем, ситуация может быть развернута, при необходимости, в любую сторону и в любой момент. Кроме того, именно Грузия объективно является тем самым «окном», которое снижает эффект от блокады Армении. Грузия остаётся платформой Запада и США даже без Саакашвили. А если бывшие политические силы внутри Грузии снова победят, то она снова станет главным «ключом» для всего региона. Поэтому у Грузии будет всегда особая позиция. К тому же именно она предложила реализовать уже другую региональную формулу, в которую входят Азербайджан,  Армения и она сама. Я бы даже сказал, что для Турции Грузия является вопросом более серьёзным и важным, чем даже Армения, с которой всё более менее ясно. И даже если азербайджано-турецкая связка добьётся открытия транспортных коридоров, то Грузия в любой момент может выступить как предохранитель, сдерживающий развитие этих проектов. Не говоря уже о том, что сырьевые потоки из Центральной Азии тоже могут перебрасываться на Запад через Грузию.

И даже если вдруг в Турции соберутся вместе турецкие, грузинские и армянские переговорщики, то уверенности в грузинской позиции в Анкаре быть не может. Не говоря уже о таких регионах как Аджария, которые могут быть использованы Западом против Турции в любой момент.

Репортаж, публикуемый на нашем веб-сайте, выражает личное мнение эксперта и может не совпадать с редакционной точкой зрения Анкарского центра исследований кризисных ситуаций и политики (ANKASAM).

Оригинал данного репортажа был опубликован 11 декабря 2021 года на The International Asia Today.

Щелкните, чтобы просмотреть всю статью: https://theasiatoday.org/interviews-ru/%d1%80%d0%be%d1%81%d1%81%d0%b8%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b3-%d0%b3%d1%80%d0%b8%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%b9-%d1%82%d1%80%d0%be%d1%84%d0%b8/?lang=ru

Ülviye FİLİYEVA ERKEÇ
Ülviye FİLİYEVA ERKEÇ-Lisans eğitimini Bakü Devlet Üniversitesi Gazetecilik Bölümü’nde tamamlayan Ülviye Filiyeva Erkeç, aynı zamanda Karabük Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden de mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, Aksaray Üniversitesi Kent Sosyolojisi Programı’nda sunduğu “Türk ve Rus Basınındaki Algılanışı ile Türkiye’ye Evlilik Yolu ile Göç Olgusu” başlıklı tezle elde eden Erkeç, Karabük Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı Bölge Çalışmaları Bilim Dalı’ndaki yüksek lisans eğitimini de sürdürmektedir. Filiyeva Erkeç, ileri seviyede İngilizce, Rusça, Avarca ve Azerbaycan Türkçesi bilmektedir.