ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Стратегия лидерства США, основанная на хаосе: теракт ИГ в Афганистане

Похожее

По мере приближения крайнего срока вывода союзников Соединенных Штатов Америки (США) и Организации Североатлантического договора (НАТО) из Афганистана (31 августа 2021 года), неопределенность относительно будущего Афганистана возрастает. Считается, что план регионального хаоса, превосходящего регион, был реализован. На это указывают и теракты, совершенные террористической организацией  “Исламское государство” (ИГ) в Кабуле 26 августа 2021 года.

Как известно, 15 августа 2021 года талибы взяли Кабул под свой контроль, и это выявило крах политической системы, которую США пытались построить во время 20-летней оккупации, и афганской армии, которую они подготовили, оснастили и оказал военную помощь. Таким образом, администрация Вашингтона утратила способность строить мир, которого ожидали от гегемониста в международной системе, и проиграла войну, которую она вела против талибов в Афганистане.

Теоретический подход, который выражается как теория гегемонической стабильности, предполагает, что анархическая международная система нуждается в акторе-гегемоне, который будет регулировать различные вопросы с помощью установленных ею правил. В этом контексте ожидается, что гегемонистский лидер будет способен установить стабильный порядок с точки зрения политики, экономики, вооруженных сил и идеологии. Таким образом, поражение США в Афганистане, который называют «кладбищем империй», показало, что эта страна утратила свое положение гегемона.

Согласно рассматриваемой теории, в конъюнктуре, где нет гегемонистского игрока, хаос доминирует в международной политике. Текущие события также показывают то, что США хотят оставить хаос позади, так как не могут построить здоровую систему в Афганистане, в котором они намеревались создать империю, основанную на господстве, путем отхода от гегемонии на основе согласия. Потому что администрация Вашингтона считает, что она может сохранить свое мировое лидерство, питаясь хаосом. Другими словами, США думают, что нестабильность в Афганистане не ограничится этой страной и распространится на регион. Здесь цель состоит в том, чтобы ограничить Китай — его главного соперника в глобальной борьбе за власть, с Россией — традиционным соперником США.

Как можно понять, Афганистан, который был центром «Большой игры», происходившей между Русским Царством и Великой Британской империей в прошлом, сегодня стал свидетелем «Новой Большой игры» и сохраняет свое значение в борьбе за глобальное господство с его расположением, описанным как “сердце мира”. С другой стороны, последние события показывают, что в новую фазу вступили террористические организации, используемые в качестве доверенных лиц в Новой большой игре.

Следует отметить, что террористическая организация ИГ является полезным инструментом в географическом дизайне и действует как отмычка, открывающая каждую дверь. Потому что спящие ячейки ИГ, которые использовались для создания подходящей почвы для основания так называемого государства Курдистан в рамках Проекта Большого Ближнего Востока в Сирии и Ираке, теперь активированы в Афганистане.

В этом контексте после терактов 26 августа 2021 года американские власти могут заявить, что талибы не смогли обеспечить безопасность Афганистана. Потому что США по поводу терактов могут заявить: «Мы собирались ехать, но вы видели, что произошло в аэропорту. Мы должны остаться ради безопасности Афганистана». На самом деле, командующий Центральными силами США (ЦЕНТКОМ) генерал Кеннет Маккензи, который был на связи с пресс-конференцией официального представителя Пентагона Джона Кирби после атак, сказал: «Угроза ИГ не сможет предотвратить наши действия. В случае необходимости мы атакуем ИГ».. Короче говоря, атаки могут быть использованы для удержания Соединенных Штатов в Афганистане под предлогом борьбы с терроризмом.

С другой стороны, предполагается, что деятельность ИГ и его производных в указанной стране в предстоящий период увеличится. На этом этапе можно утверждать, что ситуация, при которой терроризм экспортируется за пределы Афганистана, желательна, основываясь на том факте, что Новая большая игра осуществляется через посредников. Потому что нельзя ожидать, что радикализация в Афганистане ограничится этой страной. Возможно распространение этих событий на соседние государства, такие как Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан, а оттуда на другие страны Центральной Азии, и даже добраться до России.. Группы, действующие в государствах Центральной Азии и связанные с террористическими организациями, такими как ИГ и Аль-Каида, также усиливают эту возможность.

Другой аспект проблемы — китайский фактор. В этом смысле может быть желательно, чтобы терроризм был нацелен на китайские инвестиции таким образом, чтобы дестабилизировать проект «Поясный путь», особенно экономический коридор Китай-Пакистан, и чтобы радикализация затрагивала мусульман в Синьцзян-Уйгурском автономном районе через Ваханский коридор.

Более того, возможно направление на усиление напряженности в Кашмире за счет радикализации в Афганистане. Фактически, может существовать сценарий, при котором люди, которые хотят выжить, предпочтут мигрировать из-за нестабильности в рассматриваемых географических регионах, и среди иммигрантов будут террористы, пытающиеся пронести терроризм в такие страны, как Турция и Иран.

Более того, как показала сирийская гражданская война, дело не только в Соединенных Штатах. Многие игроки, претендующие на мировое лидерство, имеют значительный опыт ведения войн через посредников. Вся эта картина свидетельствует о том, что на маршрутах Южная Азия-Центральная Азия, Южная Азия-Индо-Тихоокеанский регион и Южная Азия-Ближний Восток-Европа был введен в действие план всеобъемлющего хаоса.

В результате, теракты, совершенные террористической организацией ИГ 26 августа 2021 года, касаются не только Афганистана. Это также указывает на перерыв в глобальной конкуренции и показывает, что в “Новой большой игре” наступил новый этап. По этой причине можно утверждать о том, что могут возрасти террористические акты в Афганистане, потому что видно, что Афганистан призван превратиться в рай для террористических организаций, так как этого требует, основанная на хаосе, стратегия лидерства США.

 

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.