ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Трой Дж. Буффар, директор Центра безопасности и устойчивости в Арктике (CASR) Аляскинского университета в Фэрбенксе: «Россия усилит агрессию в Черном море»

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

31 июля 2022 года президент России Владимир Путин подписал указ об утверждении Морской доктрины и Корабельного устава Военно-морского флота Российской Федерации, которая является стратегическим документом, отражающим национальную морскую деятельность и политику страны. Продвигая новую доктрину, в своем выступлении в Санкт-Петербурге Путин почтил память основателя города императора Петра I и похвалил созданную им военно-морскую мощь. Новая военно-морская доктрина Москвы рассматривается как отражение растущей конкуренции России не только с Соединенными Штатами Америки (США), но и с ее морскими соседями, включая Китай, в меняющейся глобальной геополитике. Считается, что главной целью России является достижение и сохранение статуса мировой морской державы.

В этом контексте Анкарский центр исследований кризисных ситуаций и политики (АНКАСАМ) представляет Вашему вниманию мнение Трой Дж. Буффара, директора Центра безопасности и устойчивости в Арктике (CASR) Аляскинского университета в Фэрбенксе, о новой морской доктрине России и ее влияние на глобальную геополитику.

  1. Как Вы интерпретируете новую Морскую доктрину, опубликованную Россией, по мере эскалации напряженности в отношениях между США и Китаем?

Новая Морская доктрина России отражает влияние страны в морской сфере и растущее значение ее глобальных интересов. Хотя характеристика Соединенных Штатов как «величайшей угрозы» несколько нова, большая часть доктрины устарела. В основном это краткое изложение приоритетных тем. Новая доктрина показывает, что Россия сталкивается с тяжелым притеснением и изоляцией, и в то же время испытывает потребность в защите своих интересов внутри страны и за рубежом. Китай, например, имеет важные глобальные морские амбиции, включая передовые базы, которые не слишком отличаются от тех, которые строят Военно-морские силы США. Даже Китай, «кажущийся лучшим другом России, но на самом деле являющийся врагом», представляет собой морского соперника, а не морского союзника Кремля. Для США западные союзники и альянсы имеют возможность доминировать в управлении морскими нормами и действиями. Однако развивающиеся конкурентные условия нагнетают напряженность. В такой нестабильной среде, где могут возникать недоразумения, крайне необходимо избегать злонамеренных действий.

  1. Как эта доктрина повлияет на отношения России с ее морскими соседями?

Новая Морская доктрина представляет собой негативную реакцию Швеции и Финляндии, стремящихся вступить в Организацию Североатлантического договора (НАТО). Прибалтика и Восточная Европа остаются главным геополитическим приоритетом России с точки зрения доступа и влияния в ближайшем окружении. Новая доктрина подчеркивает и поддерживает тезисы России о национальной безопасности, включая ее политические и военные разработки. Почти каждое государство, имеющее суверенные морские районы вокруг России, может предвидеть, что активизация действий и провокаций Кремля на море будет продолжаться. Конечно, эти соседние государства знают, что позиция России бросает вызов усилиям по урегулированию.

  1. Как Вы думаете, увеличится ли угроза России для Балтийского моря и Арктики с этой новой доктриной?

Россия продолжает задействовать свое сухопутное и морское окружение фиктивными вопросами национальной безопасности, в том числе в странах Балтии. В качестве недавнего примера можно показать то, что перед публикацией доктрины Россия перебросила в Санкт-Петербург береговой ракетный комплекс «Бастион», чтобы укрепить свой базирующийся в Калининграде потенциал и одновременно нацелиться на внутренние районы Финляндии. Что касается Арктики, доктрина подкрепляет усилия России по стратегическому развитию и силовой компонент Северного флота. Упомянутый флот предназначен для обеспечения морской оперативной безопасности и морской обороны, а также защиты и освоения природных ресурсов Арктики. Кроме того, доктрина может стать первым признаком готовности России отступить от рекомендаций Конвенции Организации Объединенных Наций (ООН) по морскому праву и ее ревизионного комитета. Более того, эта доктрина еще раз продемонстрировала важность пристального наблюдения за расширением внешних континентальных шельфов в Арктике.

  1. На Ваш взгляд, каковы будущие цели России, исходя из этой доктрины?

В настоящее время возможности России по проецированию военно-морской мощи в значительной степени ограничены ее стратегическими подземными возможностями и надводными водами Северной Атлантики. Поэтому больше российского присутствия теперь можно увидеть даже в Балтийских и Северных водах, где действуют НАТО/Запад. Москва продолжит создавать свои собственные игры, чтобы нарушить конкурентные международные нормы. Он планирует сделать это через Северный морской путь, где сможет обеспечить полный контроль над поверхностными водами. Кроме того, Россия усилит свою агрессию в Черном море, проведя кампанию, которую она определяет как критически важную для своей национальной безопасности, чтобы предотвратить доступ других держав к международным водам и получить больший контроль над этими водами. В целом Россия сохранит расширение и контроль над акваторией, которая может служить «защитной буферной зоной».

Dr. Cenk TAMER
Dr. Cenk Tamer, 2014 yılında Sakarya Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Aynı yıl Gazi Üniversitesi Ortadoğu ve Afrika Çalışmaları Bilim Dalı’nda yüksek lisans eğitimine başlamıştır. 2016 yılında “1990 Sonrası İran’ın Irak Politikası” başlıklı teziyle master eğitimini tamamlayan Tamer, 2017 yılında ANKASAM’da Araştırma Asistanı olarak göreve başlamış ve aynı yıl Gazi Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Doktora Programı’na kabul edilmiştir. Uzmanlık alanları İran, Mezhepler, Tasavvuf, Mehdilik, Kimlik Siyaseti ve Asya-Pasifik olan ve iyi derecede İngilizce bilen Tamer, Gazi Üniversitesindeki doktora eğitimini “Sosyal İnşacılık Teorisi ve Güvenlikleştirme Yaklaşımı Çerçevesinde İran İslam Cumhuriyeti’nde Kimlik İnşası Süreci ve Mehdilik” adlı tez çalışmasıyla 2022 yılında tamamlamıştır. Şu anda ise ANKASAM’da Asya-Pasifik Uzmanı olarak görev almaktadır.