ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Хотят ли конфессиональную войну в Афганистане?

Похожее

Эта статья также доступна на этих языках: Türkçe English

Можно сказать, что одним из важнейших пунктов повестки дня международного сообщества является развитие событий в Афганистане. В этом смысле видно, что субъекты, преследующие глобальные цели, такие как Соединенные Штаты Америки (США), Франция, Россия и Китай, действуют в соответствии с различными прогнозами на будущее.

Администрация Вашингтона хочет, чтобы этот регион находился под властью радикализации и терроризма. Кроме этого, после завершения процесса вывода своих войск 31 августа 2021 года, Вашингтон считает, что вышеупомянутая ситуация дестабилизирует регион за счет формирования хаотической обстановки, а в первую очередь за счет ограничения влияния России и Китая. Франция, с другой стороны, думает, что может взять на себя лидерство в континентальной Европе с ее колониальной деятельностью за пределами континента. В данном контексте, она делает шаги, которые втянут Афганистан в гражданскую войну через Панджшер, особенно через Бернара Анри Леви, кого можно представить как «Лоуренса нашего века». С одной стороны, Москва и Пекин пытаются заполнить вакуум власти в стране. С другой стороны, они пытаются вовлечь талибов в международное сотрудничество, чтобы предотвратить нестабильность в Афганистане и терроризм, который может подорвать обстановку в области безопасности. Кроме того, Турция, Пакистан и республики Центральной Азии, входящие в число государств региона, развивают подход, который уделяет приоритетное внимание региональной безопасности и ищут способы устранения рисков, связанных с миграцией.

Растущая активность террористической организации Исламское Государство (ИГ) в последнее время усиливает озабоченность по поводу Афганистана. ИГ, в основном состоящий из иностранных боевиков и, как известно, перебравшийся из Сирии и Ирака в Афганистан под эскортом западных государств, получил заявления о лояльности от некоторых террористических организаций, базирующихся в Центральной Азии и Южной Азии, особенно в Афганистане, после заявления о глобальном халифате, и действует в составе так называемого Хорасанского эмирата.

Эта ситуация означает, что ИГ организовано через спящие ячейки в Афганистане. Однако следует констатировать, что конкретного аналога этой террористической салафитской организации среди афганцев, большинство из которых являются ханафитами, нет. В этом отношении ИГ находится в позиции террористической организации, состоящей в основном из легионеров, и может использоваться в качестве прокси-элемента в войнах по доверенности в имперских целях. Собственно, деятельность ИГ также связана с процессом вывода США из Афганистана. То есть она увеличивалась параллельно с переходом к новому этапу «Новой большой игры». В частности, теракты в международном аэропорту имени Хамида Карзая в Кабуле 26 августа 2021 года были интерпретированы как возвращение ИГ. С вышеупомянутой даты были активированы их спящие ячейки, и в Афганистане произошли различные террористические атаки различного масштаба. Фактически, было замечено, что время от времени между Талибаном и ИГ происходили столкновения.

8 октября 2021 года во время пятничной молитвы ИГ произвело нападение на шиитскую мечеть в районе Сейдабад провинции Кундуз в Афганистане. Это вызвало опасения, что сценарий гражданской войны в Афганистане может проявиться в виде межрелигиозных войн, потому что в результате взрыва бомбы в шиитской мечети погибло 46 человек и 143 человека получили ранения.[1] Естественно, это привлекло внимание как событие, увеличившее гнев шиитов.

Можно утверждать, что Афганистан, не имеющий однородной, с точки зрения демографии, структуры, обладает средой, подходящей для этнических и межрелигиозных войн. В этом контексте может возникнуть необходимость в борьбе с ИГ против Талибана, что дискредитирует Талибан, не обеспечив стабильность в стране и проложив путь для межрелигиозных войн посредством нападений на шиитов. Так как такая возможность — очень разумный сценарий для сил, желающих вызвать хаос в регионе. Поэтому заявления Тегерана относительно афганских шиитов указывают на то, что Иран придерживается ревизионистского подхода, который хочет заполнить вакуум власти в Афганистане в случае возможной гражданской войны.

Как известно, Иран организовал афганских шиитов для борьбы с ИГ с требованием защиты святых мест, и эта группа, в основном состоящая из хазарейцев, принимала участие в сирийской гражданской войне под руководством Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР) с названием бригады Фатимийюн. Вовсе не удивительно, что бригада Фатимийюн администрации Тегерана, под руководством шиитского военачальника Алипура Шамшира, в настоящее время пытающаяся манипулировать хазарейцами и их партией Хизб-и Вахдат через такие имена, как Мухаммед Мухаккык и Керим Халили, в своих собственных интересах и в интересах aнтиталибского квеста, проходит в Афганистане. Можно предвидеть, что КСИР обеспечит необходимую координацию в этом отношении.

Как можно понять, процесс в Афганистане очень похож на примеры в Сирии и Ираке. Указанные примеры проявлялись в том, чтобы освободить пространство для террористической организации ИГ, разместить на целевой доске шиитов таким образом, чтобы ускорить раскол исламского мира, и подтолкнуть «Иран прийти на помощь» нуждающимся в защите шиитам. Атака ИГ 8 октября 2021 года также указывает на то, что события в Ираке и Сирии могут повториться в Афганистане. Это произошло на Ближнем Востоке, когда западные государства проложили путь для «иранской угрозы» через ИГ, и многие страны, осознавшие угрозу, подтвердили свою приверженность Западу.

По всей видимости, тот же сценарий желательно применить в отношении Афганистана. Таким образом, можно сказать, что имперские державы сначала открыли пространство для ИГ затем и для Ирана, и стремились укрепить свои союзнические отношения через созданную ими дилемму безопасности. С другой стороны, Иран готов оценить пространство, которое откроет Запад, с точки зрения расширения сферы своего влияния, превращая кризисы в возможности. Можно даже утверждать, что между Западом и Ираном существует секретное соглашение, которое не называется, но работает на практике. Цель процесса состоит в том, чтобы Запад, укрепляя свои союзнические отношения, дестабилизировал растущую Азию посредством хаоса и гражданской войны. Этой цели послужит и конфессиональная война.


[1] “ABD Afganistan’da DEAŞ’ın Üstlendiği Cami Saldırısını Kınadı”, Yeni Şafak, https://www.yenisafak.com/dunya/abd-afganistanda-deasin-ustlendigi-cami-saldirisini-kinadi-3706075, (Дата обращения: 09.10.2021).

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.