Tarih:

Paylaş:

Array

Возвращение «Талибана», «Новый Афганистан» и Платформа «6 + 1»

Benzer İçerikler

Итак, «проблема Афганистана», достигнув критической точки, поставила нас перед большой неопределенностью. Остроту вопросу придает перспектива трансформации гражданской войны, — которая, несомненно, может разразиться в стране — в региональное вмешательство и войну; в особенности, в соизмерении Центральной Азии и Южной Азии.

Это, в свою очередь, напрямую ведет нас к конкурентному противоборству региональных сил за Афганистан и, откровенно говоря, именно здесь мы и находим ключ к решению неразрешимой задачи. Поскольку на данном этапе мы все вместе наблюдаем за процессом, при котором посредством Афганистана происходит раскладка карт центров силы в регионе. И такой расклад выводит с заднего плана решение США об уходе [из Афганистана].

Таким образом, хотя проигравшими в «Третьей Большой Игре» сейчас формально кажутся США, стоит еще немного подумать о том, насколько правильно было бы назвать это «поражением». Сейчас перед нами картина сражения, победитель  которой еще не определен. Хотя победителя, сила которого позволила бы ему оставить за собой последнее слово, нет. Включая, конечно, и сам «Талибан».

Талибы сколько угодно могут утверждать о своей победе, но с февраля 2020 года перед ними стоит проблема сбалансированности своих позиций за столом [переговоров] и на поле боя. Таким образом, хотя и кажется, что «Талибан» в значительной степени доминирует на поле боя, пределы этого доминирования, как видно, тоже ограничены. Более того, военная мощь талибов используется как козырная карта против них самих. Похоже на то, что талибов пытаются изнурить на поле боя и в конце изнуряющего сражения вынудить их окончательно сдаться или согласиться на разделение Афганистана. Вне всякого сомнения, именно на этой цели и завязана главная причина востребованности темы гражданской войны.

В данном контексте сохранение некоторыми региональными силами в повестке пропаганды представления о том, что сила «Талибана» разрушительнее конструктивного процесса в строительстве «Нового Афганистана», согласуется с амбициями «Талибана» на то, чтобы быть правящей силой в «Новом Афганистане». Другими словами, с одной стороны угроза «Талибана» используется для того чтобы проложить путь к интервенции в Афганистан, с другой — талибы и другие группы стремятся преподнести себя в качестве освободителей.

В нормальных обстоятельствах ожидается, что «Талибан» и другие группы будут в курсе такой игры и расклада. Как бы то ни было, они пережили и советскую оккупацию, и последовавшую за ней гражданскую войну, и вмешательство США. Говоря более детально, события в период с 1919-го по 1979 год, и продолжавшаяся после советской оккупации гражданская война до 2001 года, показали всему афганскому народу: исчезновение духа Лойя-джирга равносильно оккупации, угнетению и хаосу, когда брат убивает брата.

И что же, в 2021 году мы видим, что в Афганистане ничего не изменилось, а обещанных Афганистану мира, стабильности, процветания и безопасности нет и в помине. Более того, страна находится в ситуации, когда сформирована база для еще более кровопролитной гражданской войны. Следовательно, огромные потери, прежде всего, с точки зрения талибов и всех группировок в Афганистане — это вопрос 20 лет. И мы не ошибемся, если скажем, что этот период потерь будет гораздо больший, чем за 30 лет постсоветской оккупации; в потерянный период 1919-1979 годов я бы вдаваться не хотел.

Так что, народу Афганистана пора извлечь уроки из подобных «Больших игр». Потому что эта война- не их война, и победителем в возможной гражданской войне будет не Афганистан. В свете этого, афганцы, прежде всего, должны понять, что до тех пор, пока они не проявят единую волю в вопросе «Нового Афганистана», достичь реального мира в стране будет очень трудно, а потому они должны заново прочувствовать «дух 1979-1988 годов» и больше не повторять ошибок, допущенных после 1988 года. Ибо только и только воля афганского народа способна спасти Афганистан. В противном случае, афганский народ, который вчера вел освободительную борьбу против британцев и русских, сегодня – против американцев, завтра будет вынужден сражаться за избавление от гораздо крупных «освободителей».

Итак, что нужно сделать или что можно сделать в этот момент? Как Афганистан может избежать участи быть безуспешным государством?

На самом деле ответ скрыт в истории региона, в первую очередь в Афганистане, и достаточно только одного слова — «братство».

Итак, как это произойдет?

Давайте разложим по пунктам:

  • Во-первых, не нужно совершать ошибку 2030 летний давности. В Афганистане ни одна этнически-сектантская или идеологическая сила не может доминировать в стране в одиночку и в полном смысле. Теперь это должно быть принято всеми сторонами. На данный момент между талибами и другими афганскими державами/группами декриминализировано соглашение о братстве.
  • Создание племен, включая талибов, с сильном центром ускорит политическое решение.
  • Не все следует ожидать от этой организации, чтобы талибы были вовлечены в систему.
  • Новый подход к тому, что талибы стали частью национально-международной системы, неизбежен. Это должно быть достигнуто не как благодать внешней динамики, а деконструкцией внутренней динамики между собой. В противном случае компромиссы, построенные на разных группах интересов-центрах власти, не продлятся очень долго.
  • Талибы знают об ограничениях собственной власти. Это демонстрирует их подход к различным этническим группам в Афганистане и дипломатия, которую они проводят с региональными и международными силами, в первую очередь США. Поэтому талибы, похоже, заметили этот факт, даже в тактическом смысле.
  • Важно, чтобы талибы участвовали в этих переговорных процессах вместе с другими группами, чтобы представлять весь Афганистан в дипломатии, проводимой внешними силами. Как только талибы это сделают, это нарушит игру. Для этого необходимо создать совместную дипломатическую делегацию, нацеленную на «новый Афганистан
  • Кажется неизбежным, что талибы подпустят к себе хотя бы одну страну, которую они считают близкой в этом процессе. В противном случае процессы единства-единения, построения национального государства и интеграции в международную систему в Афганистане потерпят неудачу. Желательно, чтобы талибы действовали здесь в этом транзитном процессе с несколькими государствами.
  • Проект «новый Афганистан» также может стать ядром регионального интеграционного процесса. Тезис «нового Афганистана» может быть выдвинут на первый план как адрес регионального сотрудничества, а не регионального конкурса.
  • В связи с этим вклад, который государства региона будут вносить на экономическо-политической основе, имеет большое значение. Более конкретно, для «нового Афганистана» должен быть создан Региональный фонд переходного процесса, и эта страна должна очень быстро включиться в формирования регионального сотрудничества, свои проекты.
  • В связи с этим платформа «Шесть+1», которая состоит из Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, Пакистана, Ирана + Турции, также может быть предложена в качестве группы стран-гарантов в процессе «нового Афганистана».