Tarih:

Paylaş:

Array

Реальность подъема талибов в Афганистане и ожидания Китая

Benzer İçerikler

В 21 веке, когда глобальная борьба за власть переместилась с Ближнего Востока на территорию Индо-Тихоокеанского региона, Афганистан выходит на первый план в качестве главной площадки «Новой большой игры». Потому что с уходом Соединенных Штатов Америки (США) из Афганистана в регионе звенят колокола гражданской войны, и интерес региональных и глобальных игроков к этой стране возрастает. Более того, из-за этого интереса считается, что возможная гражданская война в Афганистане может превратиться в войну по доверенности. Потому что, с одной стороны, полевые командиры формируют группы ополченцев в своих регионах; с другой стороны, талибы завоевывают в стране серьезное господство. В то время как все это происходит, администрация Кабула, с другой стороны, пытается сохранить сложившуюся систему при поддержке различных субъектов.

В этой среде существует вероятность того, что группы, организованные в разных регионах против талибов, создадут конъюнктуру, которая откроет двери для выбора федерации или разделения, а также быстрый прогресс талибов и неспособность афганской армии оказать значительное сопротивление будет означать возможность того, что движение установит свой суверенитет в стране, то есть создаст “Исламский Эмират”. Региональные и глобальные субъекты также определяют свои ожидания и цели в отношении Афганистана, рассматривая возможные сценарии. Одним из игроков, внимательно следящих за развитием событий в Афганистане, является Китай. Особенно после того, как Ваханский коридор на китайской границе перешел под контроль талибов, политика администрации Пекина в отношении Афганистана стала предметом любопытства. Потому что западные СМИ заявляют, что радикальные элементы могут проникнуть в Китай через Ваханский коридор.[1]

Можно говорить о двух вопросах, которые определяют политику администрации Пекина в отношении Афганистана. Первый из них проистекает из беспокойства, вызванного ростом радикализации в рассматриваемой стране. Другими словами, администрация Пекина опасается, что события в Афганистане проявятся как процесс, дестабилизирующий ее собственные земли.

Второй и более важный вопрос — это стабильность проекта «Пояс и Путь». Широко распространено мнение, что целью ухода США из Афганистана является дестабилизация маршрутов проекта «Пояс и Путь», что подрывает вызов, брошенный Китаем американскому лидерству в глобальной системе. Другими словами, администрация Вашингтона выводит свои войска из региона, полагая, что нестабильность, возникшая из-за вакуума власти в Афганистане, нанесет ущерб проектам Китая.

На данный момент можно сказать, что Китай знает об игре, которую хотят организовать США. Потому что официальный представитель министерства иностранных дел Китая Ван Вэньбинь заявил на пресс-конференции, что США быстро вывели свои войска, чтобы вызвать замешательство в регионе.[2] Поэтому приоритет Пекинской администрации — сделать Афганистан стабильной страной и достичь прочного мира, несмотря на уход американских элементов.

Как можно понять, Китаю нужен «Талибан» для устойчивости проекта «Пояс и Путь», даже если он считает, что афганский сценарий, в котором талибы придут к власти или возобладает гражданская война, является рискованным в контексте радикализации.[3] Так как приоритетом Китая, который является одним из самых серьезных инвесторов в Афганистан, является защита этих инвестиций.

Считая, что администрация Кабула имеет проблемы по всей стране с точки зрения обеспечения безопасности, Пекин нуждается в помощи талибов в этом отношении. Другими словами, Китай считает, что афганское правительство не может защитить китайские инвестиции. Он даже считает, что если он проигнорирует Талибан, его инвестиции могут стать целью атак Талибана. Это означает, что Пекин должен пойти на компромисс с талибами.

Можно сказать, что Пекин добился серьезного прогресса в поиске золотой середины с талибами. На самом деле, заявление официального представителя Талибана Сухейла Шахина от 9 июля 2021 года о том, что они довольны инвестициями Китая в Афганистан и что они обеспечат безопасность как инвесторов, так и рабочих, указывает на то, что Пекин согласился с талибами на встречу.[4]

С другой стороны, еще один вопрос, привлекающий внимание в заявлении Шахина, подобен заверению в сторону Китая, который испытывает страх радикализации из-за растущего факта талибов. Потому что Шахин заявил, что не допустит проникновения сепаратистских группировок в Афганистан. Это означает, что между администрацией Пекина и талибами существует консенсус относительно будущего Афганистана.

Вся эта картина указывает на то, что администрация Вашингтона хочет нанести удар по глобальным целям Китая, выйдя из Афганистана, в то время как Пекин хочет заполнить вакуум власти, образованный американскими элементами, имиджем «игрока, который может построить мир», и пытается усилить свое влияние в регионе за счет инвестиций в эту страну. Именно поэтому администрация Пекина пытается продлить экономический коридор Китай-Пакистан, который является одним из шести важных экономических коридоров в рамках проекта «Пояс и Путь», до Афганистана и укрепить его наземные связи. Однако предполагается, что США хотят добиться превосходства в Восточно-Китайском и Южно-Китайском море, направив Китай на борьбу с Афганистаном; другими словами, утверждается, что Пекин привлек внимание к другим географическим регионам.[5]

В результате события в Афганистане вызывают усиление соперничества между США и Китаем. В то время как администрация Вашингтона хочет сорвать цели Китая, оставив позади хаос и гражданскую войну; с другой стороны, Пекин ищет способы стать относительно гегемоном, способным установить стабильный порядок. В этой геополитической борьбе существует большая вероятность того, что Пекин будет эффективно дейстововать в будущем Афганистана, заключив соглашение с Талибаном. Однако тот факт, что США отвлекли внимание Китая от Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, также показывает, что может быть сформирована совершенно другая игра.


[1] “How Big A Security Threat Does China Face as Taliban Draws Closer to Border with Xinjiang?”, Global Times, https://www.globaltimes.cn/page/202107/1228488.shtml, (Дата доступа: 14.07.2021).

[2] “Çin: ABD, Afganistan’da Karmaşa Yaratmaya Çalışıyor”, Aydınlık, https://aydinlik.com.tr/haber/cin-abd-afganistan-da-karmasa-yaratmaya-calisiyor-250375, (Дата доступа: 14.07.2021).

[3] “China Prepares to Move into Afghanistan with $62 Billion ‘Belt and Road’ Initiative as American Troops Leave”, Insider Paper, https://insiderpaper.com/china-belt-and-road-afghanistan-us-forces-leave/amp/?__twitter_impression=true, (Дата доступа: 14.07.2021).

[4] Amy Chew, “China A ‘Welcome Friend’ for Reconstruction in Afghanistan: Taliban Spokesman”, SCMP, https://www.scmp.com/week-asia/politics/article/3140399/china-welcome-friend-reconstruction-afghanistan-taliban, (Дата доступа: 14.07.2021).

[5] Emil Avdaliani, “China’s Aims and Opportunities in Afghanistan Amidst America’s Exit”, China Observers¸ https://chinaobservers.eu/chinas-aims-and-opportunities-in-afghanistan-amidst-americas-exit/, (Дата доступа: 14.07.2021).

Dr. Doğacan BAŞARAN
ANKASAM Uluslararası İlişkiler Uzmanı