Tarih:

Paylaş:

Array

Роль Ирана в Афганском Мирном Процессе

Benzer İçerikler

После встречи министра иностранных дел Афганистана Мохаммада Ханифа Атмара со специальным представителем министра иностранных дел Ирана по Афганистану Ибрагимом Тахиряном, состоявшейся в Кабуле 28 июня 2021 года, правительство Афганистана объявило, что Тахирян призвал к проведению трехсторонней встречи с целью установления регионального консенсуса между Ираном, Афганистаном и Пакистаном. [1] Несомненно, это свидетельствует, что руководство Тегерана пытается взять на себя ответственность в афганском мирном процессе.

В продолжение указанной инициативы 7 июля 2021 года делегация, представляющая администрацию Кабула, и представители Талибан встретились и провели переговоры в Тегеране.[2] Это можно интерпретировать как отказ Ирана от роли пассивного игрока в развитии событий, касающихся Афганистана. «Иран готов помочь процессу диалога, который будет осуществляться между группировками в Афганистане, чтобы разрешить конфликты и кризисы в этой стране», — заявил министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф, комментируя саммит в Тегеране. Это также указывает на то, что Тегеран хочет эффективно играть роль посредника.

Имеется несколько причин, по которым руководство Тегерана считает, что может добиться успеха в афганском мирном процессе. Во-первых, Иран является важным торговым партнером названной страны. По мнению Тегерана, у него сложились хорошие отношения с Кабулом и, пользуясь этим, он сможет убедить Кабул сесть за стол переговоров. Вторая причина, обуславливающая подход Ирана, – это тесные отношения, установленные с Талибан во время американской оккупации. Объединившиеся на почве антиамериканизма стороны единогласны в мысли о необходимости прекращении присутствия США в Афганистане. Собственно говоря, Тегеран, ради противодействия американской оккупации даже поддерживал Талибан. В определенной мере Иран даже превратился в убежище для лидеров Талибан, спасающихся от операций США. Эта поддержка стала очевидной, когда Талибан открыли представительство в Мешхеде.

Еще одна причина близости Ирана с Талибан — присутствие в Афганистане террористической организации «Ад-дауля аль-исламийя филь Ирак уа аш-Шам» (ДАИШ). Руководство Тегерана считает, что Талибан является важным актором в борьбе с угрозой ДАИШ и его следует узаконить. Известно, что представители Талибан вступили в серьезные столкновения с террористической организацией ДАИШ на иранской границе. В этом процессе Тегеран оказывал различную помощь этим представителям талибов, что привело к появлению словосочетания «иранский Талибан».

С другой стороны, Иран, взяв на себя ответственность в афганском мирном процессе, полагает, что сможет защитить интересы народности, которые считает максимально близкими к себе. Потому что у Тегерана имеются тесные связи с двумя из трех основных народностей Афганистана (таджиками и хазарейцами). Продолжая свое влияние на таджиков из-за персидской идентичности, Иран беспокоится о хазарейцах на основании шиизма. Фактически, организация Фатимиюн, подготовленная для войны и участвовавшая под эгидой Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в конфликтах в гражданской войне в Сирии, состоит из хазарейцев-шиитов. В этом смысле, выступая посредником в афганском мирном процессе, Иран будет пытаться гарантировать для таджиков и хазарейцев выгоды, которые позволят централизовать их положение в системе, и тем самым, будет искать пути усиления своего влияния в Афганистане. Более того с учетом сильной поддержки движения «Талибан» со стороны пуштунов, кажется вероятным, что Иран получит в союзники три основные народности Афганистана.

Еще одна сторона, пробуждающая интерес Тегерана к афганскому мирному процессу, — это опасение столкнуться с миграционным потоком. Иран, который на протяжении всей истории был страной, наиболее пострадавшей от беспорядков в Афганистане, столкнется с серьезной волной миграции, если агрессия в Афганистане усилится. Однако руководство Тегерана полагает, что оно не справится с подобной ​​миграцией с экономической и социологической точек зрения. Поэтому он выступает за то, чтобы процесс в Афганистане завершился не конфликтом, а компромиссом.

Очередным ожиданием Ирана от развития событий в Афганистане является предотвращение установления нового режима со стороны Талибан. В настоящее время Талибан уже захватил иранскую границу. Это означает, что экспорт Ирана в Афганистан и другие регионы через эту страну подпадает под контроль Талибан. Тегеран, предвидящий возможные межконфессиональные проблемы с Талибан, если он придет к власти, как было в прошлом, выступает за систему в Афганистане, в которой представлены все политические течения. Другими словами, Иран хочет, чтобы Талибан стал одним из законных игроков в системе. Это является причиной заявлений из Ирана о том, что наличие талибов в системе считается нормальным и воспринимается как легитимное.

В этом контексте переговоры в Тегеране весьма примечательны. Эти переговоры предсказывают превращение Ирана в активного участника афганского мирного процесса. Более того, предлагаемая трехсторонняя встреча по линии Иран-Афганистан-Пакистан может состояться в ближайшее время, потому что Иран желает, не игнорируя афганское правительство, привлечь его к столу, а также желает, чтобы Пакистан, являющийся основным игроком, который может заставить Талибан пойти на уступки, внес свой вклад в этот процесс.

С другой стороны, известно, что в последнее время между Кабулом и Исламабадом возникли серьезные проблемы. Правительство Афганистана резко критикует Пакистан за отношения с талибами. По этой причине присутствие сторон за одним столом станет громким событием. Очевидно, что Иран и в этом плане претендует на роль посредника. Однако серьезные проблемы имеются также между Ираном и Пакистаном, потому что Исламабад обеспокоен влиянием шиитской деятельности Ирана на пакистанских шиитов. Кроме того, стороны винят друг друга в проблеме Белуджистана. Однако в последнее время строится новая геополитическая ось по линии Китай-Пакистан-Иран, и усилия руководства Тегерана направлены на создание этой геополитической линии. Потому что в этом процессе из Ирана и Пакистана поступают положительные сигналы.

Одним из факторов, спровоцировавших эту ситуацию, является то, что обе страны участвуют в проекте «Пояс-Путь». Стабильность проекта требует стабильности и в Афганистане. В этом смысле попытки Ирана нацелены на уменьшение разногласий между Кабулом и Исламабадом, принуждение Кабула на признание права Талибан заниматься политикой в ​​качестве законного игрока, и убеждение Талибан пойти на уступки.


[1] Wahida Paikan, “تلاش تهران برای برگزاری نشست سه‌جانبه ایران، افغانستان و پاکستان (Tehran habere nisus est autem foederis inter Iran trilaterum, Etiam quis purus et Afghanistan), Independent, https://bit.ly/35Vpabu, (дата обращения: 10.07.2021).

[2]  “In Tehran Talks, Iran Offers Help to Resolve Afghan Crisis”, Reuters, https://www.reuters.com/world/asia-pacific/tehran-talks-iran-offers-help-resolve-afghan-crisis-2021-07-07/, (дата обращения: 11.07.2021).

Dr. Doğacan BAŞARAN
ANKASAM Uluslararası İlişkiler Uzmanı