Отношения Турции и США и Вопросы Восточного Средиземноморья

Восточно-Средиземноморский газовый форум официально был создан в сентябре 2020 года с участием Египта, Израиля, Иордании, Греции и Греческой Администрация Южного Кипра (ГАЮК). В то же время Соединенные Штаты Америки (США) были приглашены в качестве постоянного наблюдателя и п администрация Вашингтона положительно отнеслась к этому приглашению. Согласно заявлению министра окружающей среды и энергетики Греции Костиса Хатцидакиса, США официально оформили свой запрос на участие в Восточно-Средиземноморском газовом форуме с 13 января 2021 года.

Форум был создан как платформа, направленная на сотрудничество в энергетической сфере в Восточном Средиземноморье, но у него нет критериев для членства, таких как прибрежное Восточное Средиземноморье. Таким образом, Иордания является членом, даже если у нее нет побережья до Средиземного моря; но, несмотря на то, что она является одной из стран с самыми широкими берегами, могут возникнуть странные ситуации, такие как пребывание Турции снаружи. Но, глядя на геополитическую обстановку в регионе, станет понятно, что ситуация не такая уж и странная.

Греция, Греческая Администрация Южного Кипра и Израиль увеличили сотрудничество в области энергетики в течение последнего десятилетия и перенесли это сотрудничество в политическую сферу. Сотрудничество, начавшееся в энергетической сфере, превратилось в альянс как де-факто. Одной из общих черт этих трех стран являются политические проблемы с Турцией. Из-за определения юрисдикций кипрской проблемы и разногласий со странами региона Турция находится вне форума и форум все чаще превращается в анти-турецкий фронт.

Официальное заявление США о вступлении в качестве постоянного наблюдателя является последним примером шагов, предпринятых против Турции. Первое, что следует отметить здесь заключается в том, что заявка была подана в даты, когда Дональд Трамп еще занял президентский пост. Новый президент США Джо Байден не претерпел никаких изменений в этом решении. Отношение США к тому, как решить проблемы, связанные с энергетикой в Восточном Средиземноморье, не в пользу Турции, и ожидать, что это изменится в эпоху Байдена, нереально. Но было бы более уместно провести оценку по этому вопросу, глядя на общую внешнеполитическую повестку дня Байдена.

Во-первых, как во время правления Барака Обамы, так и во время правления Трампа, основной внешнеполитической проблемой США в эпоху Байдена будет балансирование роста Китая и принятие мер против проблем с Россией. Действительно, Байден начал давать признаки этого только в первые дни своего поста. Отличие Байдена от Трампа в этом вопросе заключается в том, что он хочет разработать всеобъемлющий альянс против Китая и России, уделяя больше внимания сотрудничеству с ними, а не использовать обвинительную и даже унизительную риторику своих союзников.

Стратегия Байдена требует более тесного сотрудничества с союзными странами, а также требует более гармоничной политики между союзниками. Таким образом, поляризация в Восточном Средиземноморье с Турцией-членом НАТО с одной стороны, Грецией-членом НАТО с другой стороны и Израилем, ближайшим союзником США, не является условием, которое Байден предпочел бы. Однако еще не ясно как устранить поляризацию и как Байден будет следовать стратегии.

Очевидным является то, что главной повесткой дня в отношениях с Турцией для Байдена является не Восточное Средиземноморье, а С-400. Так же, как не было никаких шагов назад от санкций, поднятых во время правления Трампа, существует вероятность того, что будет проведена более решительная санкционная политика против Турции. Другими словами, первым приоритетом США в контексте Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока в целом является балансировка России.

Вопрос Алексея Навального также показал, что нас ждет напряженный период в отношениях между США и Россией. Поэтому требуется от Турция отказаться от С-400 в качестве надежного союзника и действовать вместе с США против России. Но тот факт, что США, которые продолжают поддерживать террористическую организацию «Партия «Демократический союз»/Отряды народной самообороны» на севере Сирии, не являются надежным союзником для Турции, также является вопросом, о котором Вашингтон до сих пор не заботится.

Как видно между США и Турцией возникает кризис доверия, который трудно реконструировать. В этом контексте необходимо также оценить участие США в газовом форуме Восточного Средиземноморья. На самом деле, включение США в Форум само по себе не является проблемой. Если вопрос доверия в двусторонних отношениях будет решен, тот факт, что администрация Вашингтона имеет право голоса в этом формировании, может даже превратиться в выгоду для Анкары. Потому что в уравнении Восточного Средиземноморья Греция, ГКРИ и Франция продолжают пользоваться бескомпромиссностью и полностью игнорировать интересы Турции. Улучшение отношений Турции с США и Израилем может разделить антитурецкий фронт в Восточном Средиземноморье.

Именно в этот момент стоит отметить заявление министра энергетики Израиля Юваля Штайница о том, что был поднят вопрос об официальном участии США в форуме. Штайниц выразил удовлетворение, если Турция захочет принять участие в газовом форуме в Восточном Средиземноморье. Новости о том, что в последнее время может начаться нормализация турецко-израильских отношений, также отражаются в СМИ. Стоит помнить, что сотрудничество Израиля с Грецией и ГКРИ идет на прагматической основе. Следует также подчеркнуть, что проблема Турции с Израилем имеет больше политического содержания, в то время как проблемы с дуэтом Греция-ГКРИ связаны с очень фундаментальными проблемами, связанными с морскими юрисдикциями; то есть суверенитетом.

Если Турция нормализует отношения с Израилем и решит проблемы доверия между США, вполне вероятно, что в уравнении Восточного Средиземноморья произойдет очень коренные сдвиги. Но реализовать этот сценарий непросто. Первая причина этого заключается в том, что решение проблем доверия с США имеет отношение не только к шагам, которые предпримет Турция. потому что Вашингтон также должен действовать как надежный союзник и предпринимать шаги, чтобы завоевать доверие Анкары. Как упоминалось ранее, такие требования, как отказ Турции от С-400, продолжение сотрудничества с террористической организацией «Партия «Демократический союз»/Отряды народной самообороны» или продолжение укрытия лидера террористической организации Фетуллахист (ФЕТО) в своей стране, не являются внешнеполитической стратегией, подходящей для закона альянса.

С другой стороны, было бы нереально ожидать быструю нормализацию отношений с Израилем. Многие проблемы за последние десять лет углубили разногласия между двумя странами, и воссоединение двух стран, как в 1990-х годах, возможно, но только в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Турция неоднократно изъявляла желание открыть чистую страницу в отношениях как с США, так и с Израилем. Мосты с этими двумя странами никогда не были полностью отброшены. Но Турция также должна и задает вопрос о том, какой ценой будет открыта эта новая страница. Турция решительно передает сообщение о том, что не намерена отказываться от своих основных интересов.

Ожидания США от Турции состоят в том, чтобы отказаться от С-400 и дистанцироваться от России. Однако для Турции отношения с Россией тоже ценны. Все союзы, созданные Турцией в прошлом; то есть союз, созданный в период Османской империи, сначала с Великобританией, а затем с Германией, и союзнические отношения, установленные с США в период республики, были продуктом поиска безопасности против России. Но с тех пор, как закончилась Холодная война, ситуация с Турцией, граничащей с Россией, закончилась, а также восприятие угрозы между двумя странами значительно исчезло. Таким образом, нет сильной мотивации, которая побуждает Турцию заключать альянсы против России с США или любой другой страной.

Несмотря на то, что между Анкарой и Москвой все еще существует много проблем и несмотря на указанные проблемы, стороны нашли свой уникальный способ ведения конструктивных отношений, и не хотят отказываться от этого. Таким образом, вынуждение США выбирать между собой и Россией, не согласуется с сегодняшней конъюнктурой. Турция не хочет строить строгий и постоянный альянс ни с США, ни с Россией. Вместо этого стремится вести сбалансированную внешнюю политику. На вопрос Вашингтона о том, как Анкара так близка с Москвой, можно дать ответ, судя не только по внешней политике Турции; но и глядя на внешнюю политику США, ища ответы и пересматривая их ожидания от Турции. Исходя из этого, отношения на линии Анкара-Вашингтон будут на гораздо более здоровой почве. Эта здоровая почва также поможет Турции в разработке более эффективных стратегий, ориентированных на поиск решений  в Восточном Средиземноморье.

Вы можете отправить нам свое мнение, критику и любую соответствующую информацию, документы, фотографии и т. Д. Относительно этого исследования, нажав кнопку «Поделиться» справа.

Dr. Öğr. Üyesi Emre OZAN
Dr. Öğr. Üyesi Emre OZAN
ANKASAM Türk Dış Politikası ve Uluslararası Güvenlik Danışmanı

Подписывайтесь на нас

3,067ФанатыМне нравится
0ЧитателиЧитать
0ЧитателиЧитать
295ПодписчикиПодписаться

популярные посты