О чем Напоминает Вспышка Covid-19 (2): Российские Исследования Биологического Оружия

Исследования вакцинации против вспышки Covid-19 продолжается большими темпами во всем мире. Но темп эпидемии как-то не удается снизить до ожидаемого уровня. С другой стороны, уровень угрозы мутирующего вируса невозможно точно предсказать, и существуют разные мнения о том, как будет развиваться эпидемия. По этому поводу количество дискуссий об источнике эпидемии и теорий заговора значительно снизилось, и очевидно, что дискуссии сосредоточены на будущее, а не на прошлое.  После начала вакцинации выдвинутые теории заговора были сосредоточены на эффектах вакцины (больше в негативном смысле), а не на источнике вируса.

Как мы упоминали в нашей предыдущей статье, подавляющее большинство государств, особенно Турция, озвучивают теории заговора о возникновении вируса, в основном сформированные на территориях западных государств. Хотя споры об исследованиях вакцинации продвинулись в этом направлении, широкое использование вакцины китайского происхождения и разработка вакцины в России стали причиной частого высказывания восточных теорий заговора против Запада. Прогресс Китая и России в области вакцин также привлек внимание к программам биологического оружия этих двух государств и начатым исследованиям производства вакцин против них. Следовательно, способность вакцинации, в некотором смысле сформировано в свете опыта таких исследований, как биологическое оружие, вирусы и бактерии.

В предыдущем анализе мы заявили, что Китай стал одним из самых пострадавших в истории государств от биологического оружия.  Играя важную роль в международной общественности касаемо атак и испытаний биологического оружия, проведенных Японией против Китая, Россия провела одно из самых всеобъемлющих исследований биологического оружия, известных в истории. В этом отношении считается, что Москва, которая проводила свои исследования до тех пор, пока Борис Ельцин не сообщил об уничтожении существующих объектов и оружия в 1992 году, обладает большими знаниями в области исследований биологического оружия и мер, которые необходимо принять против него.

Существуют различные утверждения о том, когда в России начались исследования биологического оружия. Канатжан Байзакович Алибек казахского происхождения, сыгравший очень важную роль в исследованиях биологического оружия в Советском Союзе и сбежавший в США в 1992 году, утверждает, что после эпидемии сыпного тифа, которая произошла в Красной Армии между 1918 и 1921 годами, в 1928 году советские военные приказали изучить возможность использования тифа в качестве биологического оружия.[i] Действительно, Эрик Кродди указывает, что эта эпидемия, унесшая жизни 30 миллионов человек, убедила советских военных в том, что тиф можно использовать в качестве важного биологического оружия.[ii] Однако во многих источниках утверждается, что исследования биологического оружия в России в основном были начаты в 1928 году Военно-химическим институтом.

После указанной даты, работа Советского Союза начала приносить плоды и  было обнаружено, что большое количество возбудителей тифа было получено в виде порошка до Второй Мировой войны.[iii] Заявление русского генерала Варашилава в 1938 году о том, что”Если наши враги применит биологическое оружие, мы применим его против них”[iv], было приведено в качестве доказательства этого. Однако Советский Союз можно сказать, что он сосредоточился на исследованиях биологического оружия со времен Второй Мировой войны. В рассматриваемой войне вторжение Советского Союза в Китай и захват Японии а также документов и персонала на объектах биологического оружия стали важным поворотным моментом в исследованиях, проводимых Московской администрацией по биологическому оружию. Действительно, утверждается, что Иосиф Сталин приказал главе Комитета Государственной Безопасности (КГБ) Лаврентию Берии провести более полное исследование, чем работа японцев.[v]

После приобретения ядерного оружия и ракет большой дальности в Советском Союзе начались интенсивные дебаты о необходимости исследований биологического оружия. Несмотря на это, военные и политические власти решили продолжить исследования биологического оружия, и эти исследования были ускорены в 1970-х годах. Секретная директива, опубликованная Леонидом Брежневым в 1972 году, направлена ​​на повышение эффективности биологического оружия и направлена ​​на то, чтобы сделать шаг в направлении как исследований, основанных на современных технологиях (генетически модифицированные биологические агенты), так и запуска этого оружия с помощью межконтинентальных баллистических ракет.[vi] Заводы по производству биопрепаратов с тысячами сотрудников сыграли важную роль в этой деятельности, которая в Советском Союзе называлась “Исследованиями Второго Поколения”.[vii]

В течение рассматриваемого периода работы Советского Союза достигли размеров, позволяющих хранить 20.000 тонн вирусов оспы ежегодно. Алибек, который был заместителем директора объектов биопрепарата, заявил, что программа биологического оружия Советского Союза достигла своего пика в конце 1980-х годов и что около 60.000 человек работали в программе биологического оружия, из которых только 30.000 были на объектах биопрепарата.[viii]

В 1987 году после указания Михаила Горбачева постепенно сокращать программу, процесс замедлился,[ix] и в 1992 году, после приказа Бориса Ельцина о прекращении программы и уничтожении существующего оружия и объектов, данная программа была прекращена. С этой даты было начато исследование между США, Англией и Россией по уничтожению биологического оружия и использованию ученых, работающих в этой области, третьими государствами. Однако в последующие периоды Россия прекратила такое сотрудничество.

В результате Россия имеет богатую историю производства биологического оружия как с точки зрения знаний, так и с точки зрения возможностей и кадрового потенциала. Параллельно можно сказать, что Московская администрация имеет значительный опыт в принятии мер против биологического оружия и использовала эти знания в исследованиях вакцинации против Covid-19. Учитывая эффективность вируса Covid-19, можно констатировать, что Россия не захочет терять свои знания об эффективном оружии, также как и биологическое оружие.


[i]Ken Alibek-Stephen Handelman, “Biohazard: The Chilling Story of the Largest Covert Biological Weapons Program in the World”, Random House, s. 33.

[ii]   Eric Croddy, “Chemical and Biological Warfare: A Comprehensive Survey for the Concerned Citizen”, Springer, s. 233.

[iii] Alibek-Handelman, a.g.m., s.35.

[iv] Walter Duranty, “Soviet Threatens to Use Gas in War”, The New York Times, https://www.nytimes.com/1938/02/23/archives/soviet-threatens-to-use-gas-in-war-voroshiloff-asserts-bacteria.html, (Erişim Tarihi: 12 Mayıs 2020).

[v] Alibek-Handelman, a.g.m., s. 37.

[vi] Alibek-Handelman, a.g.m., s. 41.

[vii] Malcolm Dando, “The New Biological Weapons Threat, Proliferation and Control”, Lynne Rienner, s. 11.

[viii] Alibek-Handelman, a.g.m., s.89.

[ix] Raymond A Zilinskas, “The Anti-Plague System and the Soviet Biological Warfare Program”, Critical Reviews in Microbiology, s. 50.

 

Вы можете отправить нам свое мнение, критику и любую соответствующую информацию, документы, фотографии и т. Д. Относительно этого исследования, нажав кнопку «Поделиться» справа.

Doç. Dr. Şafak OĞUZ
Doç. Dr. Şafak OĞUZ
Doç. Dr. Şafak OĞUZ, Atatürk Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Bölümünde Misafir Öğretim Görevlisi. Başlıca çalışma alanı güvenlik kuramları olan ve iyi derecede İngilizce bilen Oğuz, aynı zamanda ANKASAM Güvenlik Danışmanı’dır.

Подписывайтесь на нас

3,081ФанатыМне нравится
0ЧитателиЧитать
3,059ЧитателиЧитать
305ПодписчикиПодписаться

популярные посты