Попытка Государственного Переворота в Армении с Точки Зрения Ирана

Вторая Нагорно-Карабахская война, которая началась 27 сентября 2020 года и закончилась победой Азербайджана 10 ноября 2020 года, вызвала большой политический кризис в Армении. Помимо экономических проблем в стране, травма, нанесенная поражением в войне, вызвала общественную реакцию и обратилась к премьер-министру Армении Николаю Пашиняну. Фактически, в протестах, которые начались после поражения в войне, противники требовали отставки Пашиняна, и указанные действия не могли быть прекращены в течение нескольких месяцев, несмотря на вмешательство сотрудников правоохранительных органов. Более того, демонстрации оппозиции позволили выйти на первый план таких политиков, как Вазген Манукян, Роберт Кочарян и Серж Саргсян, которые, как известно, близки к России в Армении. Требования свержения Пашиняна, известного прозападным именем, показали, что борьба за власть между Западом и Россией превратится в игровое поле. В рамках этой борьбы Иран является одним из акторов, чей подход к событиям в Армении любопытен.

Прежде чем перейти к Иранскому измерению проблемы, необходимо кратко резюмировать борьбу за влияние между Западом и Россией в Армении. Наиболее важным отражением рассматриваемой конкуренции были дебаты о перевороте, которые вывели политическую напряженность, начавшуюся с протестов, на новый уровень. Тот факт, что Пашинян заявил, что 90% ракет “Искендер”, закупленных у России, не работали во время войны, выявил геополитическое измерение поляризации в стране.[1] Собственно говоря, сначала заместитель начальника Генштаба Армении Тиран Хачатрян отказал Пашиняну, а затем Пашинян отправил в отставку заместителя начальника Генштаба. Позже Генштаб выступил с заявлением, подписанным многими командирами, и потребовал отставки Пашиняна.

Хотя все эти события указывают на то, что пророссийская оппозиция и армия хотят наказать прозападного лидера за военное поражение в Нагорном Карабахе, Пашинян определяет нынешний процесс как попытку государственного переворота и призывает своих сторонников организовывать демократические протесты. Хотя Пашинян хотел отправить в отставку начальника Генштаба Оника Гаспаряна после объявления дела, президент Армении Армен Саргсян наложил вето на это решение. Однако Пашинян вновь представил указанное решение на утверждение президента. Более того, на этот раз Саркисян не имеет права вето. Но у Саркисяна есть возможность передать вопрос в Конституционный суд.

Как видно, в Армении серьезный политический хаос. Общий комментарий относительно события состоит в том, что Россия хочет отстранить от власти Пашиняна, который придерживается западных тенденций. Другими словами, считается, что Москва поддерживает как протесты, так и дебаты о перевороте. Здесь имеется в виду один из главных союзников России в регионе — Иран; Другими словами, необходимо более подробно остановиться на иранском измерении проблемы.

Официальный представитель МИД Ирана Саид Хатипзаде сделал первое официальное заявление Тегерана по поводу попытки государственного переворота в Армении. Хатипзаде призвал стороны действовать осторожно и выразил пожелание, чтобы гражданское население не пострадало.[2] Несомненно, это заявление, в котором не осуждается попытка государственного переворота, указывает на то, что Иран также заинтересован в свержении Пашиняна. Потому что иранские руководители считают приход к власти пророссийских кадров в соответствии с интересами Тегерана с геостратегической точки зрения.

На принятие Ираном политики, близкой к России, на Южном Кавказе влияют различные факторы. Самым важным из них является то, что администрация Тегерана не хочет рисковать быть соседом с прозападной Арменией. Потому что Иран обеспокоен использованием армянских территорий в качестве базы для нападения на него в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Более того, Иран считает что Соединенные Штаты через Афганистан и Ирак окружили их. В том числе Иран понимает что   Организация Североатлантического Альянса (НАТО) в каторое входит Турция и дружественные отношения между Израилем и Азербайджан под угрозой охвата для Ирана. Возможность того, что прозападные кадры будут у власти в Ереване, а Армения будет полностью отделена от России через эти кадры, воспринимается как вхождение Ирана в геополитический контроль над Тегераном. По этой причине Хатипзаде сделал заявление, которое косвенно дало зеленый свет перевороту.

С другой стороны, в случае смены власти в Армении, Иран будет рад, что одно из таких имён, как Манукян, Кочарян и Саркисян, которых также называют “Клан Карабаха”, станет премьер-министром Армении.  Поскольку при такой трансформации можно прогнозировать, что администрация Еревана снова сосредоточится на оккупационной политике в отношении Нагорного Карабаха и нарушит режим прекращения огня. Это будет развитие в соответствии с целями Ирана в отношении Южного Кавказа. Можно сказать, что, хотя Тегеран использует выражения в поддержку Баку в вопросе Нагорного Карабаха на уровне дискурса, в политике Ирана в отношении Нагорного Карабаха нет гармонии между риторикой и действиями. В этом смысле Иран занял позицию в пользу оккупирующего государства как с помощью поддержки, которую он оказывал Армении в течение многих лет, так и с использованием своей территории для оказания материально-технической поддержки Армении во время Второй Нагорно-Карабахской войны. Другими словами, Тегеран был доволен статус-кво, созданным оккупацией, которая длилась тридцать лет в Нагорном Карабахе, и предпринимал различные попытки сохранить этот статус-кво. Поэтому возможность прихода к власти в Ереване кадров, которые будут проводить оккупационную политику, Иран будет оценивать как развитие, соответствующее его интересам.

На данный момент ответы на вопрос, почему Иран поддерживает оккупационную политику Армении, можно перечислить следующим образом:

  • Тегеран видит в сильном и независимом Азербайджане, установившем свою территориальную целостность, угрозу раздела. Потому что иранские лица, принимающие решения, обеспокоены тем, что укрепление Баку как престижного игрока на международной арене окажет обнадеживающее воздействие на иранских тюрков.
  • Иран обеспокоен влиянием Азербайджана на все иранское общество, особенно на иранских тюрков, с его светской структурой.
  • Администрация Тегерана считает что через Нахчыван способствует взаимодействию Азербайджан -Турция и Тюркского мира.  Иран это рассматривает как угрозу на свои интересы находящиеся на Кавказе и в Центральной Азии.В этом смысле Тегеран считает, что достижения, достигнутые в интеграции Тюркского мира, представляют собой препятствие для проекции “Персидского мира”, которую он хочет реализовать на линии Иран-Таджикистан-Афганистан. По этой причине он хотел сохранить статус-кво оккупации в Карабахе в течение многих лет. Однако в связи с соглашением о прекращении огня от 10 ноября 2020 года в регионе был сформирован новый статус-кво и открыт Нахчыванский коридор. Это развитие, которого Иран не хочет. Более того, с точки зрения экономики потребность в турецких грузовиках для Ирана отпала, и таким образом, Иран понес серьезный экономический ущерб.

По всем этим причинам иранские руководители могут подумать, что если к власти придут пророссийские кадры, в Нагорном Карабахе можно будет проводить политику повторной оккупации. В такой ситуации администрация Тегерана, которая, скорее всего, будет молчаливо поддерживать Ереван, также приветствует идею смены власти в Армении.

С другой стороны, Тегерану было неудобно, что Сюникский регион, который установил соединение Иран-Армения и имел стратегические дороги, перешел под контроль Азербайджана в результате Второй Нагорно-Карабахской войны. На данный момент Тегеран обеспокоен тем, что эта география также может быть использована для атак против него в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Кроме того, Тегеран считает, что отношения между Ираном и Арменией пострадают, поскольку стратегические маршруты в указанной географии находятся вне контроля.

В результате Иран обеспокоен статус-кво, установленным на Южном Кавказе соглашением о прекращении огня от 10 ноября 2020 года. Тегеран будет осведомлён о последствиях этого нового баланса сил для иранских тюрков. Также Иран обиспокоен  растущим влиянием Турции в регионе и возможностью получения более легкого применения ее политики в отношении Ирана, США и Израиля. Поэтому Иран не подходит к идее свержения прозападного политического деятеля Пашиняна. В этом смысле администрация Тегерана будет довольна приходом к власти тех кадров, которые усвоили оккупационное мышление в Армении. Неспособность Хатипзаде осудить попытку переворота в своем заявлении также объясняется этим.


[1]“Paşinyan’dan Rusya’ya Salvo! “İskender’ler Patlamıyor!””, Haber Türk, https://www.haberturk.com/rus-fuzeleri-patlamiyor-son-dakika-pasinyan-dan-rusya-ya-salvo-iskender-ler-patlamiyor–2984887, (Erişim Tarihi: 02.03.2021).

[2] “Iran Urges Parties in Armenia to Exercise Self-Restraint”, IRNA, https://en.irna.ir/news/84243485/Iran-urges-parties-in-Armenia-to-exercise-self-restraint, (Erişim Tarihi: 26.02.2021).

Вы можете отправить нам свое мнение, критику и любую соответствующую информацию, документы, фотографии и т. Д. Относительно этого исследования, нажав кнопку «Поделиться» справа.

Doğacan BAŞARAN
Doğacan BAŞARAN
ANKASAM Uluslararası İlişkiler Uzmanı

Подписывайтесь на нас

3,080ФанатыМне нравится
0ЧитателиЧитать
3,058ЧитателиЧитать
305ПодписчикиПодписаться

популярные посты