ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Значение Центральной Азии и Турции в энергетической безопасности Европы

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Развитие событий в мировых энергетических балансах после российско-украинской войны, в частности, привели к оценке европейской энергетической безопасности на оси Центральной Азии и Турции. При этом следует отметить, что Европа, действуя совместно с Соединенными Штатами Америки (США), вводит нефтяное эмбарго в отношении России и одновременно принимает решения относительно новых опций в отношении российского импорта, который составляет около 40%.

Самым важным из решений Европы является то, что в первую очередь было принято решение о введении эмбарго против нефти. Европа планировала, что Россия, один из крупнейших в Европе поставщиков нефти, природного газа и угля, понесет большие потери в доходах из-за запретов, наложенных на российскую нефть. Война на Украине поставила в затруднительное положение даже такие страны Европейского союза (ЕС), как Германия, Франция и Италия, которые больше всех поддерживали русских в Европе. Россия, на ответ эмбарго первым делом, переместила свои продажи на азиатские рынки, сделав Китай и Индию своими крупнейшими покупателями. Российская нефть продавалась в эти страны со скидкой в 25-30 долларов от рыночной цены, а местами и ниже 35 долларов. Кроме того, российская нефть продавалась по более низким ценам и по среднесрочным контрактам, в первую очередь для нужд НПЗ Китая и Индии. Такой расклад, устраивает обе стороны. Потому что с эффектом повышения цены на нефть марки Brent в их экономике до 120 долларов дефицит счета текущих операций, вызванный импортом, уменьшился, люди стали покупать более дешевый бензин, а нефтеперерабатывающие заводы стали покупать нефть по более низким ценам. Цены на нефть, обернувшиеся катастрофой для европейской экономике, были гораздо более разумными на двух крупных азиатских рынках.

Согласно новообразованному блоку, двумя крупнейшими покупателями России стали Индия и Китай. К примеру, Индия стала страной, покупающей 40% российской нефти. 20% российской нефти, реализуемой морским транспортом, идет в Индию. Хотя эта ситуация не радует США, но результат очевиден.

В результате войны и санкций на энергетических рынках ЕС сложилась гораздо более сложная ситуация. Поскольку государства-члены ЕС, такие как Венгрия, Словакия и Чехия, которые находятся недалеко от России и получают нефть по нефтепроводу «Дружба», объявили, что они не могут немедленно ввести нефтяное эмбарго из-за своей высокой зависимости от России, им нужен период в не менее 6 месяцев. В результате ЕС оставил возможность Венгрии, Словакии и Чехии сохранить импорт нефти по трубопроводу из России. Это показывает раскол ЕС в отношении совместного принятия решений. Страны обеспечивают энергетическую безопасность одна за другой, и если ЕС не сможет договориться о точке зрения всех государств-членов, Россия воспользуется преимуществом, используя близкие к себе страны внутри ЕС. К этим странам можно добавить Сербию, хотя она еще не является членом ЕС. В двух словах, несмотря на то, что ему не удалось принять совместное решение по энергетической безопасности, ЕС принял важное решение, направленное на обнуление импорта нефти и нефтепродуктов из России к концу 2022 года.

Из-за условий, создаваемых нефтяным эмбарго, Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) превратила эту ситуацию в возможность и сохранила объем дополнительной добычи на низком уровне, как если бы поставки российской нефти были бы сокращены. В этих рыночных условиях ожидалось, что ОПЕК увеличит добычу нефти на 2,5 млн баррелей, в то время как в ОПЕК было реализовано увеличение только на 658 тыс. баррелей. Эта ситуация привела к тому, что цены на нефть на мировых рынках находились в диапазоне 120-125 долларов. США крайне не устраивает тот факт, что их собственные производители и ОПЕК не увеличивают добычу нефти, а косвенно допускают Венесуэлу в точки продажи нефти. Спустя долгое время Венесуэла обновила торговлю нефтью с Италией. В этом контексте Иран начал постепенно поставлять нефть на рынок и в итоге поставил на рынок около 60 миллионов баррелей нефти. В течение всей этой русско-украинской войны две неожиданные страны, Иран и Венесуэла, начали продавать нефть.

Цены на нефть, которые, как ожидается, не будут такими высокими, тесно связаны с энергетической безопасностью во всем мире, в том числе в Европе и Турции. Поскольку цены на нефть в Турции также зависят от международных цен, они выросли примерно до 30-33 турецких лир за литр. В связи с этим, чтобы решить энергетический кризис производители США, Венесуэлы и арабских стран Персидского залива, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) должны увеличить производство. Кроме того, президент США Джо Байден посещает эти местности и оказывает давление на добычу нефти.

Трубопровод Баку-Джейхан может использоваться активно, и это важно с точки зрения транспортировки большего количества туркменской и казахстанской нефти. Посольку, из-за снижения добычи на месторождении Азери-Чираг-Гюнешли, которое является основным источником нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), БТД не может работать на полную мощность. Таким образом, благодаря поставке казахской и туркменской нефти по этому трубопроводу он сможет прокачивать 1 миллион 2502 тысячи баррелей в сутки, и такая ситуация может разгрузить мировые рынки в плане балансировки цен на нефть. Однако основное внимание уделяется увеличению числа членов ОПЕК. Венесуэла же имеет серьезные резервы и стремится вернуться в энергетическую игру. Однако план, разработанный США, не основан только на доверии Венесуэле и Ирану. Поэтому движения начались и в Ираке, и несмотря на то, что Багдаду это не нравится, были созданы две отдельные региональные правительственные компании по добыче и торговле нефтью из Курдского региона. Эти компании стремятся продавать нефть на мировых рынках через свои собственные разведочные и коммерческие предприятия. Помимо самых больших запасов нефти, Ирак также имеет наименьшие производственные затраты. По этой причине он может быть ведущим игроком в балансировании цен на нефть. В этом контексте нефтепровод Ирак-Турция пропускной способностью 1,7 млн баррелей в сутки является наиболее важной инфраструктурой. Поэтому, хотя в Ираке еще не достигнуты такие уровни добычи, чтобы БТД вышел на полную мощность, нефть в Курдском регионе можно транспортировать хотя бы по этому трубопроводу. Более того, указанная поставка может быть реализована в короткие сроки, и к концу 2022 года она сможет продавать иракскую нефть. Это решение, которое будет предоставлено как можно скорее с точки зрения безопасности энергоснабжения ЕС, будет реализовано через Турцию.

По трубопроводам на 175 млрд кубометров, доставлявшим российский газ в Европу, сначала в Польшу, потом в Германию, Италию, Францию произошли перебои. С другой стороны, были проблемы с другими альтернативными источниками, проблемы Алжира с Испанией, а также снижение поставок природного газа. Цена достаточного количества груза СПГ должна была превышать европейскую цену TTF и азиатскую цену JKM. Поэтому было замечено, что Катар и арабские страны выводят СПГ с азиатских рынков и отправляют их в Европу. Важным фактором послужило и снижение спроса на азиатских рынках из-за высокой температуры воздуха. Однако, хотя США хотят направить в Европу 50 млрд кубометров СПГ, мощности есть только в Испании и в ограниченном количестве в Адриатике. Прибытие американского СПГ в Европу не ожидается как с точки зрения установок для приема этого природного газа, так и из-за неспособности США принять решение о расширении мощностей по производству СПГ. По этой причине США работают с Катаром и пытаются управлять Катаром до тех пор, пока СПГ не будет поступать от американских компаний, заставив Катар действовать.

Турция выделяется с точки зрения СПГ, включая новую плавучую установку хранения и газификации СПГ (FSRU), которая будет построена в заливе Сарос, а также терминал СПГ и другие объекты в Мармара-Эреглиси. СПГ, который будет доставлен на эти объекты Турции, будет транспортироваться непосредственно в Грецию по Трансанатолийскому и Трансадриатическому трубопроводу (TANAP-TAP), а оттуда в Европу или через Болгарию из ныне пустующего проекта Западной линии мощностью 14 млрд кубометров в Украину и Польшу. Турция играет здесь очень важную роль. Турция не только предлагает азербайджанский природный газ по системе TANAP-TAP как часть Южного газового коридора, но также заявляет, что туркменский природный газ может быть добавлен к этой системе. В этом контексте строятся диалоги между Азербайджаном и Туркменистаном. Если ЕС подпишет соглашение с Туркменистаном, Азербайджан может открыть дорогу туркменскому природному газу. По крайней мере, 8-10 миллиардов кубометров туркменского природного газа могут быть транспортированы как в Грецию, так и в европейские страны, такие как Болгария, Албания и Италия, через Турцию и TAP при быстром увеличении пропускной способности TANAP до 31 миллиарда кубометров. Во-вторых, у BOTAŞ серьезные незанятые мощности в системе трубопроводов в собственной стране. Для того, чтобы эти свободные мощности можно было использовать в транзитных перевозках, необходимы некоторые строительные работы, инвестиции и технические исследования, такие как перемещение компрессоров. Но все это можно сделать за очень короткое время. Турция, с ее инвестициями в инфраструктуру и небольшими строительными проектами, является единственной страной, которая может найти решение с использованием туркменского и азербайджанского газа в течение 6-8 месяцев для ЕС.

ЕС планировал покупать алжирский газ для замены российской. Однако из-за разногласий между Алжиром и Испанией Алжир пытается продавать природный газ напрямую в Италию через Тунис. В этом контексте на первый план также выходят страны Северной Африки. У Алжира есть запасы природного газа, Тунис становится транзитной страной, и до нефтяных потрясений в Ливии он имел преимущество близости к Италии. Поэтому Ливии необходимо вернуться в энергетическую игру. С другой стороны, есть Египет, который производит природный газ и имеет все необходимые мощности. Пока неясно, по какому трубопроводу будут транспортироваться ресурсы Египта. Есть два морских трубопровода, идущих из Средиземного моря в Европу, и за счет увеличения их пропускной способности египетский газ можно будет транспортировать в Европу. Кроме того, Алжир может покупать египетский природный газ и поставлять его в Европу одновременно со своим природным газом. Однако в этом случае возникает необходимость в трубопроводе большей пропускной способности. При добавлении к существующим трубопроводам можно транспортировать максимум 20 миллиардов кубометров. Потребность Европы составляет 170 миллиардов кубометров. Хотя 20-30 из этой потребности поступает из Америки и 20 из Ливии-Алжира, дефицит все равно есть. По этой причине они по-прежнему нуждаются в поставках природного газа через Турцию.

ЕС допустил стратегическую ошибку и 12 июня 2022 года подписал меморандум о взаимопонимании по закупке природного газа у Израиля и Египта. Это соглашение с двумя странами, по которому даже не ясно, смогут ли эти ресурсы поставлять 20-25 миллиардов кубометров даже через 5 лет. Для того, чтобы это соглашение имело силу и обеспечивало быстрое реагирование, 300 км израильского газа должны транспортироваться в Египет по трубопроводам, а также производиться и продаваться в Европу в виде трубопроводов или СПГ из Египта. Однако резервуары СПГ уже заполнены Египтом, и возможности для выделения Израилю нет. На данный момент администрация киприотов-греков осталась с пустыми руками из-за указанного соглашения. Потому что никто не говорил о них и трубопроводе, пересекающем море, который они провели. Причина, по которой греки так сильно выделяются и так сильно нападают на Турцию, заключается в том, что они пытаются скрыть тот факт, что Турция является самой надежной страной, которая может предоставить самые важные альтернативные ресурсы с ее готовой инфраструктурой в этот критический день для ЕС. В этом контексте Афины имеют большие запасы в Восточном Средиземноморье и отражают эти запасы как потенциально способные добывать газ в Европу в течение 1 года.

Египетский и израильский природный газ способен восполнить дефицит природного газа в Европе за 3-5 лет. С другой стороны, у Турции есть 31 миллиард кубометров TANAP, 15 миллиардов кубометров системы BOTAŞ и пустая западная линия, которую можно использовать в качестве транзита. Кроме того, благодаря СПГ объекты могут быть использованы путем заключения своп-соглашения с Турцией. Со всей этой инфраструктурой Турция может быстро транспортировать природный газ к европейским границам.

Кроме того, Турция обнаружила природный газ в Черноморском регионе. Совместная работа с Румынией в Черном море означает, что Турция вносит значительный вклад в безопасность энергоснабжения Европы. На данный момент для Европы более разумно оценить черноморский газ, а не восточно-средиземноморский. Развивая в этом контексте сотрудничество как с черноморским газом, так и с румынами и болгарами, Турция может не только обеспечить безопасность поставок в Европу, подключив черноморский газ к западной магистрали, но и внести серьезный вклад в энергетику Европы с готовой TANAP-TAP системой.

Непонятно игнорирование туркменского природного газа, запасы которого составляют 20 триллионов кубометров. В настоящее время Туркменистан располагает запасами природного газа в размере 40 миллиардов кубометров, которые могут быть добыты и немедленно транспортированы. В этом контексте ЕС должен подписать соглашение с Туркменистаном, а азербайджанцы предоставить туркменам обязательства по транспортировке этого природного газа. В настоящее время существует своп-соглашение между Азербайджаном и Туркменистаном. В соответствии с этим соглашением на ирано-азербайджанской границе между Туркменистаном и Ираком и Азербайджаном предусмотрена сделка по свопу на 2 млрд кубометров. Однако следует учитывать, что туркменский природный газ может подключиться к системе TANAP и направляется в Европу путем добавления трубопроводов, пересекающих Каспийское море.

В результате Египет и Израиль, которые пытается купить Европа надеясь на помощь, не являются краткосрочным и даже среднесрочным выходом из ситуации. Для завершения проекта и поставки природного газа в ЕС потребуется не менее 3-5 лет. В качестве СПГ США могут быстро получить доступ к инвестиционным решениям, а Катар может их поддержать. Тем не менее, с внутренними трубопроводными системами, заводами по производству СПГ и использованием пустого западного трубопровода Турция является настоящим краткосрочным лекарством для безопасности энергоснабжения ЕС. Если ЕС по-прежнему настойчиво пытается договориться с Египтом и Израилем, то эту ситуацию следует рассматривать как игру греков и греко-кипрской администрации. Так как, в противном случае Турция может стать критически важным игроком для ЕС. Турция сразу же может внести свой вклад в европейскую энергетику через объекты СПГ и через 6 месяцев через трубопроводы. Этот вклад можно удвоить за 1 год. Ни одна страна и ни один ресурс не будут иметь такого критического значения для ЕС. Потому что это реалистичные проекты, которые могут реализовать существующие системы Турции с меньшими затратами. Он заключается в добавлении туркмено-азербайджанского природного газа к существующим инфраструктурным системам. Поэтому как бы есть игроки, которые не хотят, чтобы значение Турции для ЕС возрастало мешают Турции нести альтернативные источники поставок (такие как Туркменистан, Ирак, Черное море) в Европу в эти трудные времена. В этом смысле, можно прогнозировать, что ЕС повернулся к Египту и Израилю из-за мысли, что «Турция может потребовать членство» из-за критической позиции для европейской энергетики. Является ли реальной целью ЕС обеспечение безопасности энергоснабжения за счет закрытия дефицита природного газа? Неизвестно. С другой стороны, логика обхода близлежащих игроков, таких как Турция, Центральная Азия и Ближний Восток, при сохранении безопасности поставок природного газа и поиске новых источников газа, особенно в краткосрочной перспективе, является сомнительной. Это означает, что ЕС, похоже, согласился жить с высокими ценами. Если ЕС не будет сотрудничать с Турцией, цены на энергоносители вырастут, а их экономика взорвется. Можно сказать, что до 2025 года мы будем жить при очень высоких ценах на природный газ и нефть.

В связи с этим можно сделать следующий вывод: настоящая цель ЕС может состоять в том, чтобы попытаться избавиться от российской зависимости в отношении природного газа, облегчив при этом собственную экономику, и попытаться использовать это как козырную карту против Турции. Потому что иначе непонятно почему они игнорируют Турцию. Когда в 2022 году был предложен проект «Набуко», все это было предусмотрено, и была объяснена важность Турции, Ирана и стран Центральной Азии. Однако, поскольку в то время у ЕС были хорошие отношения с Россией, он не воспринял эти предложения всерьез. Сегодня повторяется та же ошибка. Российский кризис еще раз показал, что Турция — страна, заслуживающая вступления в ЕС.

Dr. Cenk PALA
Dr. Cenk Pala, Avrasya doğalgaz boru hattı işinde engin endüstri deneyimi ile hem Türkiye enerji güvenliği hem de Güney Enerji Koridoru tartışmalarında her bakımdan önde gelen bir isimdir. Kariyerine 1990-1997 yılları arasında Gazi Üniversitesi'nde Ekonomi Tarihi ve petrol & enerji ekonomisi alanlarında akademisyen olarak başlayan Pala, 1997 yılında Türkiye'nin BOTAŞ Petrol A.Ş. bünyesine katılmış, 2001 yılı itibari ile şirkette Strateji ve İş Geliştirme Başkanı olarak atanmıştır. BTC Ham Petrol P/L Projesi, Türkiye-Yunanistan (ITG) Doğal Gaz Boru Hattı Projesi, Türkiye-Yunanistan- dahil olmak üzere çeşitli boru hattı projelerinin ön fizibilite, fizibilite, pazarlama, finans, hukuk çalışmaları ve lobi faaliyetlerini yürütmüştür. Dr. Cenk Pala, ayrıca Brüksel'deki Enerji Şartı'nın "Endüstri Danışma Paneli"nde BOTAŞ'ı temsil etmiştir. Dr. Pala, Mart 2008 ile Haziran 2013 arasında Alman gaz şirketi E.ON Ruhrgas AG'de Genel Müdür ve şirketin Ankara merkezli Türkiye iştirakinde Yönetim Kurulu Üyesi olarak çaloşmıştır. 2011 yılı itibarıyla hissedarlar tarafından Trans-Adriyatik Boru Hattı (TAP) Türkiye Temsilcisi olarak atanmış ve Haziran 2016'ya kadar görev yapmıştır. Pala, Gazprom iştiraki South Stream Transport BV'ye TürkAkım Projesi Devlet İşleri Koordinatörü olarak Ocak 2017'de katıldı ve Eylül 2018'e kadar Gazprom'da kaldı. 1 Ekim 2018 itibariyle Dr. Pala, EQUINOR Turkey BV'ye Ülke Müdür Yardımcısı olarak katıldı. Ana sorumluluğu, EQUINOR'un Trakya yukarı havza faaliyeti ve Türkiye'deki olası yenilenebilir enerji yatırımları kapsamında paydaş yönetimi ve dış ilişkilerin koordinasyonudur. Halihazırda ERSAN Petrol Rafinerisi'nin (TR'de sadece karada özel rafineri yatırımı) potansiyel ortaklar, yatırımcılar ve finans kuruluşları ile yaptığı görüşmeleri koordine etmektedir. Enerji sektörü üzerine uluslararası konferanslarda üretken bir konuşmacıdır ve aynı zamanda akademisyen enerji ekonomisi, petrol tarihi, petrol krizleri ve yedi kız kardeş, bölgesel ve küresel boru hattı siyaseti, küresel petrol ve gaz sektörü üzerine çok sayıda eser yayınlamıştır. Dr. Pala, Gazi Üniversitesi Ekonomi Bölümü'nden lisans ve yüksek lisans derecesine ve Hacettepe Üniversitesi’nden doktora derecesine sahiptir. Evli ve iki çocuk sahibi Pala, İngilizce bilmektedir.