ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Новая стратегическая концепция НАТО

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Мадридский саммит, на котором была принята новая Стратегическая концепция[1] Организации Североатлантического договора (НАТО), которую можно охарактеризовать как руководство для будущего курса действий и адаптировать к меняющейся стратегической обстановке, состоялся с 28 по 30 июня 2022 года. . Новая концепция, подготовительная работа по которой началась с решения, принятого на саммите в Брюсселе в 2021 году группой, назначенной Генеральным секретарем как внутри, так и за пределами НАТО, в течение прошлого года обсуждалась на разных платформах.

Вечером накануне начала встреч на высшем уровне состоялась встреча с участием президентов Турции и Финляндии и премьер-министра Швеции, которую принимал генеральный секретарь НАТО. В результате встречи кризис, который можно было бы рассматривать как провал в международном сообществе, был предотвращен еще до начала встреч с подписанием трехстороннего меморандума о взаимопонимании, который проложил бы путь Финляндии и Швеции для вступления в НАТО и решить проблемы безопасности Турции. Кроме того, после сообщения Европейского Cоюза (ЕС) с регистрацией кандидатуры Украины в полноправные члены, НАТО выставило имидж альянса, показывающий, что он сохраняет солидарность с Россией.

Хотя подписанный меморандум о взаимопонимании и послание против России важны и широко освещаются в СМИ, также считается важным понять Стратегическую концепцию, которая включает в себя основные принципы, принятые НАТО на будущее, и ее отличие от старой концепции. , и читать между строк.

На пресс-конференции Генерального секретаря в первый день встреч Мадридского саммита в предисловии к новой Стратегической концепции, о которой было заявлено, что лидеры государств-членов, как и ожидалось, приняли ее, агрессивное отношение России к Украине серьезно изменил обстановку в сфере безопасности, и независимая Украина стала евроатлантической, что имеет жизненно важное значение для стабильности в регионе. Кроме того, коллективная оборона, являющаяся первой из трех основных задач в старой концепции; В то время как вторая (антикризисное управление) была пересмотрена как «сдерживание и защита», а вторая (антикризисное управление) как «предотвращение кризисов и управление ими», видно, что третья базовая задача, а именно «безопасность через партнерство», осталась неизменной. В новой концепции; xотя в двух основных задачах были внесены незначительные изменения, задачи по содержанию изменились не очень комплексно, а «инвестиции в технологические инновации, изменение климата, безопасность человека, женщины, мир и безопасность», которые не вошли в старая концепция, были связаны с каждой основной задачей.

Если необходимо открыть отдельную скобку для «изменения климата», что является одним из рассматриваемых полей; b своей вступительной речи на тему «Изменение климата и безопасность» перед встречами на высшем уровне Генеральный секретарь; oн заявил, что «углубление понимания в этой области», «адаптация альянса» и «сокращение выбросов» являются тремя ключевыми вопросами по этому вопросу[2].

Цель, изложенная в Стратегической концепции 2010 г[3]. в разделе «Цели и задачи», состоит в том, чтобы «гарантировать независимость и безопасность всех ее членов в политическом и военном отношении»; В концепции 2022 года она была пересмотрена как «обеспечение коллективной защиты от всевозможных угроз со всех направлений (360 градусов)».

360-градусный подход; Понятие, часто используемое официальными лицами НАТО для описания способности альянса противостоять угрозам с различных направлений .Он был использован в 2015 году одновременно с напряженностью в отношениях с Россией на восточном фланге альянса и усилением террористической угрозы со стороны террористической организации Ирак и Дамаск (DEAS) [4]и миграционным кризисом на южном фланге. Она использовалась после растущей угрозы терроризма и миграционного кризиса. Учитывая, что Индо-Тихоокеанский регион, Арктика и Сахель, не входившие в старую концепцию, также включены в районы боевых действий, указанные в новой концепции НАТО, можно понять важность 360-градусного подхода для НАТО в будущем без труда.

Та часть, которая в старой концепции охватывалась термином «среда безопасности» и где конвенциональная угроза юрисдикции НАТО определялась как низкая, в новой концепции рассматривалась как «стратегическая среда», а Россия представляла наибольшую угрозу для определена безопасность альянса, а также безопасность и стабильность евроатлантического региона. Эта глава включает преднамеренные действия и кампании по дезинформации в космосе и киберпространстве, где стратегические соперники (Россия и Китай, имена которых не называются) проверяют устойчивость НАТО, вмешиваются в ее демократические процессы и институты, нацелены на безопасность ее граждан, используя гибридную тактику как напрямую, так и yтверждается, что оно осуществляет миграцию, инструментирует миграцию, манипулирует энергоресурсами и оказывает экономическое давление.

Опять же в этом разделе подчеркивается, что Россия является прямой и наиболее серьезной угрозой безопасности союзников и миру и стабильности в евроатлантическом регионе, в то время как утверждается, что альянс нацелен на дестабилизацию стран на востоке.  Кроме того, заявлено, что союзническая деятельность России в Арктике и ее возможности по пресечению свободы судоходства в Северной Атлантике являются стратегическим направлением борьбы, а ее военная интеграция в Балтийском, Черном и Средиземном морях и Беларусь вступает в противоречие с безопасностью и интересами альянса.

Неудивительно, что Арктика, не вошедшая в концепцию 2010 г., в новой концепции определена как поле борьбы. В последнее время из-за таяния ледников из-за изменения климата к большому количеству энергоресурсов, расположенных в морское дно. В борьбе за Арктику, когда процесс будет завершен, сила НАТО укрепится, и конкуренция будет продолжаться в будущем, благодаря членству Финляндии и Швеции, а 7 из 8 членов Арктического совета являются странами-членами НАТО.

«Решимость бороться с терроризмом» — еще один вопрос, который также подчеркивался, как и в старой концепции, а хрупкость и нестабильность в Африке и на Ближнем Востоке обсуждались как вопрос, влияющий на безопасность членов и партнеров альянса. К зонам безопасности, демографической, экономической и политической борьбы добавился Сахельский регион, не вошедший в предыдущую концепцию.

Опять же, как и ожидалось в этом разделе, Китай проводит амбициозную и убедительную политику, противоречащую интересам, безопасности и ценностям североатлантического союза, и использует широкомасштабные политические, экономические и военные средства для увеличения глобального следа и передачи сил, в то время как его углубленное стратегическое партнерство с Россией снова противоречит ценностям и интересам альянса. В то время как беспокойство НАТО по поводу растущего сотрудничества России и Китая в нескольких местах по всей концепции было охарактеризовано как “нарушение международного порядка, основанного на правилах”, отмечается в пресс-релизе Генерального секретаря[5]. В остальной части раздела обсуждались другие вопросы, такие как киберпространство, технологии, ограничивающие возможности передвижения в космосе, новые и новаторские технологии, контроль над вооружениями, разоружение, изменение климата.

В старой концепции, отдельной главе “Сдерживание и оборона“, в новой концепции были рассмотрены в первой части раздела ”Основные задачи НАТО», в котором говорилось, что позиция НАТО в этой области состоит из сочетания возможностей ядерной, обычной и противоракетной обороны в дополнение к космическим и киберпространственным возможностям, добавленным в новую концепцию. Отмечается, что эта позиция будет значительно усилена для предотвращения любых потенциальных проблем, а для ее обеспечения будет усилена комплексная воздушная и противоракетная оборона, а также постоянное присутствие на суше, море и в воздухе.

Еще один момент, который стоит отметить в этом разделе, заключается в том, что если злонамеренная кибер- и космическая деятельность нацелена на территорию НАТО или когда гибридные атаки против альянса достигают вооруженной силы, то 5-я часть Атлантического соглашения. уточняется, что статья будет эксплуатироваться.

Подобно старой концепции, в новой концепции говорилось, что стратегические ядерные силы Североатлантического союза, в частности США, являются основной гарантией безопасности Североатлантического союза, в то время как независимые стратегические силы Великобритании и Франции будут способствовать этому, в то время как цель НАТО — мир без ядерного оружия.

Раздел под названием «Безопасность посредством антикризисного управления» в старой концепции трактовался как «Предотвращение кризисов и управление ими» в новой концепции. Было заявлено, что состояние готовности, военного и гражданского потенциала и военно-гражданского взаимодействия будет и далее улучшаться, и это будет обеспечиваться посредством регулярных учений.

В то время как в новой концепции говорилось, что партнеры внесли значительный вклад в антикризисное управление под руководством НАТО и будут способствовать повышению безопасности и потенциала партнеров в непосредственной близости, в новой концепции была включена “безопасность человека”, направленная на “защиту гражданских лиц/смягчение ущерба”, которая, как было заявлено, лежит в основе подхода к предотвращению и управлению кризисами, не включенного в старую концепцию.

В старой концепции раздел “Безопасность на основе сотрудничества” рассматривается подзаголовками (контроль над оружием, разоружение и предотвращение распространения оружия, политика открытых дверей, партнерские отношения), рассмотренные в разделе “Содействие международной безопасности посредством сотрудничества”, в новой концепции рассматривается как единая, под заголовком политика “Открытых дверей” снова подтверждаю. Было заявлено, что двери НАТО открыты для всех европейских демократий, которые разделяют те же ценности, что и члены альянса, и что третьи стороны в этом процессе не имеют права голоса, поскольку решения по этому вопросу принимаются союзниками по НАТО. В том же разделе было отмечено, что будет продолжено развитие партнерства с Боснией и Герцеговиной, Грузией и Украиной, и было подчеркнуто, что за обещанием членства Грузии и Украины на саммите в Бухаресте 2008 года стоит.

В этой же главе была подчеркнута важность отношений между ЕС и НАТО, а также подчеркнута роль более сильной и способной Европы, которая вносит позитивный вклад в трансатлантическую и глобальную безопасность, дополняя НАТО. После “Стратегического компаса”, который Совет ЕС одобрил в марте и рассматривал как важный шаг к обеспечению автономии в сфере обороны и безопасности, в новой стратегической концепции НАТО также подтверждается роль ЕС в обеспечении НАТО в Евроатлантической безопасности. Тем не менее, заявление о том, что он должен быть работоспособным (взаимодействующим) с НАТО, говорит о том, что в ЕС предусмотрена взаимодополняемость, чтобы оставаться совместимой с НАТО, а не формировать собственную оборонительную идентичность.

Еще одна проблема, не включенная в старую концепцию под этим названием, — важность “Индо-Тихоокеанского” региона для НАТО и влияние событий в регионе на евроатлантическую безопасность. Было подчеркнуто развитие диалога/сотрудничества с новыми и существующими партнерами в регионе. Учитывая потепление воды в Тихом океане, особенно в Южно-Китайском море, а также события, связанные с Тайванем, участие Южной Кореи, Японии, Австралии и Новой Зеландии в саммите НАТО впервые в своей истории можно рассматривать как сигнал о том, что отношения НАТО с регионом в будущем будут расти. Учитывая, что «внезональные» миссии, такие как борьба с пиратством в Афганистане и Аденском заливе, которые выполнялись в прошлом, зависят от одобрения Североатлантического совета (САС), данное выражение в концепции означает, что НАТО немедленно будет присутствовать в Индо-Тихоокеанском регионе.Следует иметь в виду, что это не означает, что это не означает, что это не означает, что это может быть сделано в результате консенсуса со всеми государствами-членами.

В разделе “Обеспечение постоянного успеха Североатлантического союза”, заключительной части концепции, был сделан акцент на расходах на оборону и что риски для обороны и безопасности НАТО будут распределены поровну, для этого будут предоставлены все необходимые ресурсы, инфраструктура, возможности и силы для выполнения основных задач и принятых решений. Как сообщил Генеральный секретарь[6] на пресс-конференции, число стран, входящих в “Обязательства по расходам на оборону” стран-членов, достигающее 2%, что является нижним пределом для национального бюджета, составляет 9, а число стран, входящих в состав национального бюджета, к 2024 году достигнет 19, можно объяснить растущей угрозой России в связи с Российско-украинской войной. Однако, учитывая экономическую обстановку после эпидемии, растущую инфляцию во всем мире и рост энергозатрат в Европе после российско-украинской войны, можно сказать, что странам-членам будет трудно с этим справиться.

В результате можно сказать, что новая Стратегическая концепция отвечает рекомендациям и общим ожиданиям.Когда процесс будет завершен и произойдет членство Финляндии, границы НАТО с Россией будут расширяться, в настоящее время объем военных действий в странах-членах границы значительно возрастет, а порядок действий Швеции и Финляндии после вступления в НАТО перейдет к России. С встречными шагами или шагами от Моковой будет сформирована атмосфера, которая снова вернется в атмосферу холодной войны.

[1] «Стратегическая концепция НАТО 2022», НАТО, https://www.nato.int/strategic-concept/, (дата обращения: 30.06.2022).

[2] «Вступительная речь», НАТО, https://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_197168.htm, (дата обращения: 30.06.2022).

[3] «Стратегическая концепция 2010», НАТО, https://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_82705.htm, (дата обращения: 01.07.2022).

[4] Войцех Михник, «Достаточно ли подхода НАТО на 360 градусов, чтобы сосредоточиться на восточном фланге?», New Eastern Europe, 4 (XLVII) 2021, стр. 193

[5] “Пресс-конференция”, НАТО, https://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_197292.htm?selectedLocale=en ,(Дата доступа: 01.07.2022).

[6] «Пресс-конференция», НАТО, https://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_197288.htm?selectedLocale=en, (дата обращения: 07.02.2022).

Emekli Deniz Albay Ferhan ORAL
1972 yılında Denizli’de doğdu. 1994 yılında Deniz Harp Okulundan mezun oldu. 24 yıllık meslek hayatı süresince değişik denizaltı gemileri ve karargah görevlerinde çalıştı. Çalıştığı karargah görevleri arasında, Bosna-Hersek AB Gücü Sivil-Asker İşbirliği Başkanlığı, Genelkurmay Başkanlığı Plan Prensipler Başkanlığı, Avrupa Müttefik Kuvvetleri Yüksek Karargahı (SHAPE) Harekat-İstihbarat Başkanlığı ve Çok Uluslu Deniz Güvenliği Mükemmeliyet Merkezi yer almaktadır. Sosyoloji ve Denizcilikte Emniyet, Güvenlik ve Çevre Yönetimi alanlarında yüksek lisans sahibi olup, halen Dokuz Eylül Üniversitesi Denizcilik Fakültesinde Denizcilikte Emniyet, Güvenlik ve Çevre Yönetimi alanındaki doktora eğitimine devam etmektedir. Ulusal hakemli dergilerde yayınlanmış üç makalesi bulunmaktadır. Deniz güvenliği ve NATO konuları araştırma ve çalışma alanları arasında olup İngilizce ve temel seviyede Fransızca bilmektedir.