ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Война против доллара: борьба за гегемонию, основанную на нефтеюанях

Похожее

Эта статья также доступна на этих языках: Türkçe English

Необходимо оценить нефтеюаньский прорыв, начатый Китаем с целью трансформации мировой экономики, главным образом в цепочках поставок и торговле, но в основном в рамках усилий по дедолларизации энергетического сотрудничества. По сути, такие государства, как Китай и Россия, которые хотят преобразовать глобальную систему геополитически, геоэкономически и геостратегически, хотят бросить вызов глобальной экономической гегемонии, созданной Соединенными Штатами Америки (США). На данный момент можно сказать, что эти государства в первую очередь нацелены на снижение зависимости мировой экономики от доллара. На самом деле цель этих государств здесь не только в том, чтобы сломить доминирование доллара, но и  обеспечить доминирование собственных валют, таких как юань и рубль.

В этом контексте можно сказать, что инициатива нефтеюаня в основном направлена на то, чтобы бросить вызов доминированию США и доллара США на мировых рынках. В связи с этим, прежде всего, следует рассмотреть, как была представлена нефтеюаневая инициатива, на что именно она была направлена и какая конъюнктура будет складываться в плане достижения поставленных целей.

Первый вопрос, который можно рассмотреть в этом контексте, заключается в следующем: 7 сентября 2022 года российская транснациональная энергетическая компания «Газпром» заявила, что договорилась с Китаем о том, что оплата природного газа, который будет поставляться в Китай, будет производиться в юанях, а не в долларах.[1] Поскольку, рассматриваемое соглашение важно с точки зрения усиления риторики, выраженного двумя акторами, Москвой и Пекином, которые хотят конкурировать с основанной на Западе глобальной гегемонией.

На самом деле можно сказать, что с помощью рассматриваемого соглашения оба актора стремятся поднять свой голос в глобальных вопросах. В то же время это может быть конкретным указанием на намерение обоих государств занять более активную позицию и перестроить глобальный геополитический и геоэкономический каркас. Известно, что Пекин и Москва придерживаются близкой позиции в своих внешнеполитических производственных процессах в соответствии со своими целями построения многополярного мироустройства.

Второй вопрос, который можно рассмотреть на данном этапе, был реализован на Саммите лидеров Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), который является важным символом многополярности. На саммите, состоявшемся в Самарканде, древнем городе Узбекистана 15-16 сентября 2022 года, Президент России Владимир Путин подчеркнул, что потребность в использовании национальных валют в рамках ШОС возросла.[2] Это имеет большое значение, поскольку цель дедолларизации конкретно выражается внутри организации. В настоящее время видно, что национальные валюты занимают все большее место в расчетах между странами-членами организации в последние годы. Например, в первом полугодии 2022 года курс торговли между Китаем и Россией через национальные валюты достиг %27,5.[3] Однако эти события — не первые шаги в войне против доллара в мировой экономике.

Усилия по дедолларизации продолжаются с середины 2010-х годов, когда Китай попытался внедрить «Систему трансграничных межбанковских платежей» (CIPS) вместо американской «Всемирной ассоциации межбанковских финансовых телекоммуникаций» (SWIFT). На самом деле, в 2013 году, когда Россия реализовывала примерно 80% своего экспорта в долларах, в 2022 году она начала реализовывать 55-60% из них в долларах[4] что является заметным развитием. Можно сказать, что важной причиной снижения этой суммы является торговля с Китаем.

Впрочем, Москва обратилась не только к юаню, но и к евро, чтобы подавить доллар. Однако можно сказать, что такая ситуация делает Россию более открытой для санкций, которые могут быть применены Европейским союзом (ЕС). Есть некоторые преимущества и недостатки в контексте вступления в борьбу с долларом в мировой экономике и попытки интегрировать местные валюты, особенно юань и рубль, в свои цепочки поставок.

Во-первых, государства могут избежать возможных потерь из-за курсовой разницы, используя в международной торговле собственные национальные валюты. Это связано с тем, что вышеупомянутая ситуация соответствует сохранению обменного курса, поскольку акторы уменьшают свою потребность в долларах. В то же время у этих стран не будет проблем с поиском иностранной валюты на этапе импорта.

Следует отметить, что небольшие финансовые учреждения Китая, менее зависимые от доллара по сравнению с другими игроками, могут сыграть решающую роль в процессе дедолларизации. Более того, китайские банки также могли бы помочь России с санкциями, с которыми она сейчас сталкивается, предоставив Москве наличные юани. Однако и это может найти ответ в виде принятия странами Запада санкций против Китая.

Можно сказать, что путем введения нефтеюаня и дедолларизации Китай бросает вызов доминированию доллара на мировом рынке нефти. Китай, который в настоящее время является крупнейшим в мире экспортером и крупнейшим импортером сырой нефти, может ожидать, что изменение использования мировой валюты повлияет на глобальную экономическую гегемонию в долгосрочной перспективе.

С другой стороны, тот факт, что более половины всех мировых валютных резервов в долларах, дает США значительное структурное преимущество. Можно сказать, что такая ситуация дает Вашингтону экономическую и политическую мощь. Спрос на нефтеюань на рынке может увеличить спрос на китайскую валюту. Поскольку это может дать Китаю возможность покупать нефть за валюту, которую он может напечатать и достать в любой момент, и уравновесить США экономически и политически в мировой конъюнктуре.

В этом контексте совместные действия Саудовской Аравии с Китаем могут открыть для Китая дверь в отношении более быстрого роста системы нефтеюаня и в долгосрочной перспективе претендовать на права на мировом рынке нефти. В случае с Россией повышение предельной цены, применяемой в нефтяном месторождении, естественным образом улучшит отношения между Россией и Китаем в контексте торговли нефтью. Данная ситуация может выражаться и в том, что нефтеюаневая стратегия Китая занимает более широкое и приемлемое положение в глобальном масштабе.

В заключение, Китай пытается бросить вызов гегемонии доллара в мировой экономике, заручившись поддержкой России с переходом на нефтеюань. Хотя в краткосрочной перспективе это может иметь привлекательный эффект как для нейтральных, так и для анти-западных стран, но продолжение указанной конкуренции в долгосрочной перспективе довольно сложно из-за прочной основы глобальной системы, основанной на долларах, которая была построена США после Бреттон-Вудского соглашения, подписанного после Валютно-финансовая конференция Организации Объединенных Наций в 1944 году. Потому что нет механизма, который Китай может предложить в качестве альтернативы рассматриваемой системе, по крайней мере, в текущей ситуации. Более того, в краткосрочной перспективе непросто создать прочную платформу только в сотрудничестве с такими игроками, как Россия и Саудовская Аравия. Вкратце, можно сказать, что шаги по нефтеюаню и дедолларизации, вероятно, останутся символическим вызовом в текущих условиях.


[1] “Russia’s Gazprom, CNPC Agree to Use Rouble, Yuan for Gas Payments – Gazprom”, Reuters, https://www.reuters.com/business/energy/petrochina-signs-gas-agreement-with-russias-gazprom-2022-09-07/, (Дата обращения:12.01.2023).

[2] “Владимир Путин: Доля расчетов в нацвалютах стран ШОС растет”, RG, https://rg.ru/2022/09/16/vladimir-putin-dolia-raschetov-v-nacvaliutah-stran-shos-rastet.html, Дата обращения:01.11.2023)

[3]  “Путин отметил рост доли взаимных расчетов России и Китая в нацвалютах”, RİA, https://ria.ru/20220915/valyuta-1817022800.html, (Дата обращения: 01.11.2023).

[4] “Russia and China: Partners in Dedollarization”, Atlantic Council, https://www.atlanticcouncil.org/blogs/econographics/russia-and-china-partners-in-dedollarization/, (Дата обращения: 12.01.2023).