ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Значение энергоресурсов Центральной Азии для региона Южной Азии

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Энергетический кризис между Европейским союзом (ЕС) и Россией после войны на Украине, начавшейся в феврале 2022 года, сначала привел к решению Европы ввести нефтяное эмбарго до конца этого года с целью поставить Россию в затруднительное положение. Во-вторых, Европа попыталась найти альтернативу России в плане поставок природного газа на континент.

Западный мир ожидал, что Соединенные Штаты (США) и ЕС будут действовать в единстве в момент вышеупомянутых усилий и что они дадут серьезный урок России в результате союза и что российская экономика будет расшатана после эмбарго. Однако, как показали события, ожидания ЕС не оправдались.

Россия направила нефть, которую не смогла отправить в Европу после войны на Украине, и российский природный газ, который она перекрыла после эмбарго, в основном на рынки Китая и Индии. В настоящее время Индия импортирует 8 млн баррелей российской нефти, а Китай импортирует 1 млн баррелей российской нефти. До энергетического кризиса никогда не было такого, чтобы эти два рынка покупали российскую нефть в таком большом количестве. В области природного газа Китай в настоящее время продает около 30 миллиардов кубометров газа, общий объем которых планируется довести до 70 миллиардов кубометров через трубопровод, известный как «Сила Сибири», одно из крупнейших месторождений природного газа в России. Ожидается, что в последующие периоды этот объем торговли достигнет 70 миллиардов кубометров.

Предполагается, что крупнейшими потребителями энергии, которая будет производиться на российских объектах на Сахалине, созданных при международном партнерстве, снова станут Китай, Индия, Южная Корея и даже Северная Корея. Картина, которая сложится, показывает, что Россия найдет спрос на нефть и природный газ, обеспеченный ЕС в Китае и Индии, и что в этом контексте она сохранит свою экономическую мощь.Однако в этом контексте понятно, что Китаю и Индии следует обратиться к альтернативным источникам, чтобы не попасть в ситуацию, аналогичную нынешнему кризису в Европе. Потому что потребности крупных экономик, таких как Китай и Индия, несут в себе риск создания серьезной зависимости. Кроме того, в такой коммерческой ситуации у России будут финансы для развития экономики во время войны.

В прежние периоды Индия была известна как страна, повернувшаяся лицом к Западу и имевшая серьезные торговые отношения с США, если не с ЕС. Тот факт, что Нью-Дели покупает дешевую нефть у России, несмотря на эмбарго ЕС, может создать впечатление, что Нью-Дели отказывается от своего союза с США.

Тот факт, что Китай и Индия взяли на себя определенные обязательства в связи с использованием углекислого газа в рамках Парижского соглашения по климату, показывает, насколько важен переход на природный газ для обеих стран. Однако следует учитывать, что такой переход невозможен только при экспорте российской нефти и российского природного газа.

Страны Южной Азии должны осознавать тот факт, что Россия угрожает поставками природного газа даже такому большому блоку, как Европейский Союз, и использует природный газ в качестве политического оружия. Нет никакой гарантии, что президент России Владимир Путин не будет использовать природный газ в качестве оружия против этих стран в будущих кризисах. В этом контексте следует иметь в виду, что в будущей торговой войне между США и Китаем Россия не будет угрожать Китаю природным газом или что Индия может использовать торговлю природным газом в качестве рычага, чтобы помешать Индии набрать силу в международной политике. . Чем больше эти страны будут зависеть от природного газа, который они покупают у России, тем больше они будут терять право выступать против России в международной политике. Поэтому необходимо принять меры предосторожности до возникновения зависимости.

Кавказ и Центральная Азия первыми приходят на ум в связи с мерами, которые можно предпринять, чтобы избежать зависимости от российского природного газа. Такие страны, как Азербайджан, Туркменистан, Казахстан и Узбекистан, могут быть напрямую связаны со странами Южной Азии, в первую очередь с Китаем и Индией, через энергетическую и транспортную линию, известную как «Средний коридор». Он может легко получать природный газ по «Среднему коридору» через Индию, Узбекистан и Туркменистан. Более того, Пакистан может участвовать в этой торговле. В этом контексте «Средний коридор» также может служить средством улучшения отношений между Пакистаном и Индией.

У Туркменистана есть 40-50 миллиардов кубометров природного газа, который был добыт для России, но не куплен русскими, для немедленного экспорта. Наиболее 15-20 миллиардов кубометров этого природного газа – это Южный газовый коридор; то есть, даже если предположить, что он будет поставляться в Европу через Турцию, в текущей ситуации Индия в состоянии получить оставшиеся 30 млрд кубометров газа в течение года-двух. В настоящее время Китай поставляет 30 миллиардов кубометров природного газа из Туркменистана по проекту газопровода Туркменистан-Китай, который был инициирован с влиянием России.

Однако здесь следует отметить, что русские могут быть недовольны тем, что туркмены продают природный газ Китаю, поскольку спрос на газ предъявляет вся Европа. Потому что потребности Китая составляют около 200 миллиардов кубометров, и Россия сможет получать прибыль только за счет торговли с Китаем в качестве альтернативы ЕС. В этом отношении завоевание Индии здесь особенно важно. Потому что Туркменистан тоже хороший производитель нефти и имеет возможность увеличить ее добычу до 140-160 миллиардов кубометров. Также известно, что запасы природного газа в Узбекистане равны запасам Азербайджана.

Азербайджан, Туркменистан и Казахстан являются крупнейшими странами-производителями энергии в Центральной Азии и на Кавказе. Однако для трубопровода, ведущего в Индию, хватит только запасов Туркменистана. Однако с присоединением Узбекистана к этому трубопроводу, когда природный газ будет поступать как в Пакистан, так и в Индию через Пакистан, эти страны могут не нуждаться в другом источнике природного газа в течение как минимум 30 лет. Поэтому можно сказать, что туркменский и узбекский газ более выгоден для стран Южной Азии, чем российский газ. Более того, таким образом будет активирован и Средний коридор. Другими словами, достижение Пакистана через Туркменистан и Узбекистан, а затем в Индию станет очень и очень важным.

Индия может использовать природный газ, к которому она может получить доступ через Средний коридор, в качестве преимущества в переговорах с Россией. Потому что через какое-то время русские начнут продавать природный газ дорого, со сценарием, основанным на покупке Индией самой дешевой нефти. В этом контексте для Индии важно иметь альтернативные ресурсы. Поэтому Индии необходимо заключить договор на казахстанскую, туркменскую и азербайджанскую нефть, а также казахстанский и узбекский газ, другой туркменский газ. Эта ситуация не только позволит Индии иметь козырную карту против России, но и улучшит экономику как Индии, так и стран региона.

С другой стороны, туркменский природный газ является крупнейшим ресурсом, который позволит странам Южной Азии выполнить свои обязательства по сокращению использования угля в рамках Парижского соглашения по климату. Если оценить ту же ситуацию для Китая, то в перспективе можно увеличить 30 миллиардов кубометров туркменского газа, идущего в Китай, до 70 миллиардов кубометров. Но Россия может предотвратить такую ​​торговлю.

Тот факт, что Китай получает все свои потребности в природном газе из России, как в сжиженном (СПГ), так и в трубном газе, можно рассматривать как серьезную угрозу энергетической безопасности. В этом контексте для Китая стратегически важно покупать туркменский и узбекский газ, чтобы усилить свою переговорную мощь против России. Китай должен использовать туркменский и узбекский газ как способ снижения цен, диверсификации и не зависеть только от россиян.

После того, как Китай и Индия разовьют сотрудничество в области энергетики со странами Центральной Азии, за этой ситуацией последуют транспортные коридоры. Когда Пекин и Нью-Дели предпочтут энергетическое сотрудничество упомянутому на протяжении многих лет «Среднему коридору», будут заложены основы для того, чтобы «Средний коридор» стал не только линией электропередач, но и транспортным коридором. В контексте; могут быть созданы новые транспортные коридоры, такие как железные дороги, железные дороги и автомагистрали.

Китай и Индия; Вместе со странами Центральной Азии, особенно с Туркменистаном и Узбекистаном, он может создать регулирование, которое будет поощрять использование природного газа в транспортных средствах и одновременно превращать эти энергетические коридоры в транспортные коридоры. Такой транспортный коридор протянулся бы от Турции до Парижа.

Этот проект известен как проект коридора в Организации Объединенных Наций. Кроме того, это может создать возможность для увеличения использования сжатого природного газа (СПГ), то есть для увеличения использования природного газа в транспортных средствах. С открытием основных и малых станций на маршруте «Средний коридор» можно будет перевозить КПГ с интервалом в 400 километров. Если СПГ будет использоваться в автомобильных перевозках, которые выполняют большую часть работы, особенно на дальние расстояния, то и загрязнение воздуха уменьшится, и требования соглашения об изменении климата будут выполнены с серьезным проектом по использованию транспортных средств, работающих на природном газе.

В результате энергоресурсы Центральной Азии и страны Центральной Азии важны для стран Южной Азии как с точки зрения обеспечения энергетической безопасности, усиления переговорной позиции против России, так и увеличения использования природного газа в транспортных средствах за счет принятия мер предосторожности против изменения климата. Выбросы углекислого газа можно сократить не менее чем на 50 % за счет перевода распространенных автомобильных перевозок в Центральной Азии, Китае и Индии на использование природного газа. Эта ситуация будет важна при создании нового проема через «Средний коридор». Страны Южной Азии не следует рассматривать без Центральной Азии.

Dr. Cenk PALA
Dr. Cenk Pala, Avrasya doğalgaz boru hattı işinde engin endüstri deneyimi ile hem Türkiye enerji güvenliği hem de Güney Enerji Koridoru tartışmalarında her bakımdan önde gelen bir isimdir. Kariyerine 1990-1997 yılları arasında Gazi Üniversitesi'nde Ekonomi Tarihi ve petrol & enerji ekonomisi alanlarında akademisyen olarak başlayan Pala, 1997 yılında Türkiye'nin BOTAŞ Petrol A.Ş. bünyesine katılmış, 2001 yılı itibari ile şirkette Strateji ve İş Geliştirme Başkanı olarak atanmıştır. BTC Ham Petrol P/L Projesi, Türkiye-Yunanistan (ITG) Doğal Gaz Boru Hattı Projesi, Türkiye-Yunanistan- dahil olmak üzere çeşitli boru hattı projelerinin ön fizibilite, fizibilite, pazarlama, finans, hukuk çalışmaları ve lobi faaliyetlerini yürütmüştür. Dr. Cenk Pala, ayrıca Brüksel'deki Enerji Şartı'nın "Endüstri Danışma Paneli"nde BOTAŞ'ı temsil etmiştir. Dr. Pala, Mart 2008 ile Haziran 2013 arasında Alman gaz şirketi E.ON Ruhrgas AG'de Genel Müdür ve şirketin Ankara merkezli Türkiye iştirakinde Yönetim Kurulu Üyesi olarak çaloşmıştır. 2011 yılı itibarıyla hissedarlar tarafından Trans-Adriyatik Boru Hattı (TAP) Türkiye Temsilcisi olarak atanmış ve Haziran 2016'ya kadar görev yapmıştır. Pala, Gazprom iştiraki South Stream Transport BV'ye TürkAkım Projesi Devlet İşleri Koordinatörü olarak Ocak 2017'de katıldı ve Eylül 2018'e kadar Gazprom'da kaldı. 1 Ekim 2018 itibariyle Dr. Pala, EQUINOR Turkey BV'ye Ülke Müdür Yardımcısı olarak katıldı. Ana sorumluluğu, EQUINOR'un Trakya yukarı havza faaliyeti ve Türkiye'deki olası yenilenebilir enerji yatırımları kapsamında paydaş yönetimi ve dış ilişkilerin koordinasyonudur. Halihazırda ERSAN Petrol Rafinerisi'nin (TR'de sadece karada özel rafineri yatırımı) potansiyel ortaklar, yatırımcılar ve finans kuruluşları ile yaptığı görüşmeleri koordine etmektedir. Enerji sektörü üzerine uluslararası konferanslarda üretken bir konuşmacıdır ve aynı zamanda akademisyen enerji ekonomisi, petrol tarihi, petrol krizleri ve yedi kız kardeş, bölgesel ve küresel boru hattı siyaseti, küresel petrol ve gaz sektörü üzerine çok sayıda eser yayınlamıştır. Dr. Pala, Gazi Üniversitesi Ekonomi Bölümü'nden lisans ve yüksek lisans derecesine ve Hacettepe Üniversitesi’nden doktora derecesine sahiptir. Evli ve iki çocuk sahibi Pala, İngilizce bilmektedir.