ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Моника Габриэла Бартошевич, преподаватель кафедры технологий и безопасности Арктического университета Норвегии: «Россия строит все больше и больше военных баз в Арктике»

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Генеральный секретарь Организации Североатлантического договора (НАТО) Йенс Столтенберг, посетивший Канаду 25 августа 2022 года, раскритиковал усилия России по милитаризации Арктики и растущее присутствие там Китая. Заявив, что Китай мог бы больше использовать Арктику, Столтенберг назвал сотрудничество Пекина и Москвы в Арктике «стратегическим партнерством», которое бросает вызов интересам НАТО. Эти слова поставили вопрос о том, какую угрозу НАТО видит со стороны Китая.

В этом контексте Анкарский центр исследований кризисных ситуация и политики (АНКАСАМ) предлагает Вашему вниманию мнение Моники Габриэлы Бартошевич, преподавателя кафедры технологий и безопасности Арктического университета Норвегии, чтобы оценить, сотрудничает ли Китай с Россией в Арктике, и точку зрения НАТО на эту солидарность.

  1. Как Вы думаете, Китай сотрудничает с Россией в Арктике? Если да, то каковы масштабы этого сотрудничества, можете пояснить?

Британский адмирал сэр Бен Ки в своем заявлении, сделанном в последние месяцы, сослался на Китай, заявив, что «сосредоточение внимания исключительно на медведе рискует упустить тигра». Китайцы особенно интересуются маршрутом Далянь-Роттердам, пролегающим через Северный полюс, и называют его «Полярным шелковым путем». Таяние ледников облегчает проход военных кораблей и подводных лодок ВМФ России и Китая через Крайний Север. В совместном заявлении, опубликованном за несколько недель до вторжения России в Украину, обе стороны пообещали укреплять сотрудничество по «разработке и эксплуатации» арктических маршрутов.

Взглянув на карту, вы увидите, что Арктика предлагает альтернативный морской путь между Европой и Китаем. Этот коридор обеспечивает умиротворение Южно-Китайского моря, Малаккского пролива и Суэцкого канала, которые создают потенциальные проблемы безопасности на море для Китая.

Россия заинтересована в партнерстве с Китаем для развития горнодобывающих проектов в Арктике, и этот интерес важнее, чем конфликты России с Западом. Поэтому для России чисто прагматично сотрудничать с Китаем в Арктике. Развитие проектов «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ 2» свидетельствует о том, что в ближайшее время Китай будет и останется основным зарубежным партнером России в мегапроектах Крайнего Севера. «Сахалин-1» и «Сахалин-2» — два крупных энергетических проекта, которые в основном обслуживают рынки Восточной Азии. «Сибирь-2» имеет и геополитическое последствия. Предлагаемый газопровод пройдет через Монголию и соединит Китай с газовыми месторождениями на полуострове Ямал, тем самым значительная часть российского экспорта газа в Европу будет переведена в Китай.

  1. НАТО рассматривает присутствие Китая в Арктике и сотрудничество с Россией как «стратегический вызов». В чем причина такой характеристики? Как Китай может представлять угрозу для НАТО?

НАТО, естественно, фокусируется на России в Арктике. Россия строит все больше и больше военных баз в Арктике и модернизирует существующие. Тем самым Россия расширяет охват и возможности как Северного флота, так и Балтийского флота. Достаточно упомянуть в этой связи военную базу «Арктический трилистник». Эта база расположена на острове Земля Александры, самом западном из покрытого льдом архипелага Земля Франца-Иосифа. Это самая северная постоянная база Российской Армии, насчитывающая 150 человек. «Арктический трилистник» — вторая по величине база России, недавно построенная в Арктике. Первая база, получившая название «Северный клевер», расположена на острове Котельный в северной части Сибири.

Москва и Пекин активизируют совместные военные учения. Здесь необходимо упомянуть «Восток-2022». Когда присутствие России и Китая в Арктике включает их вооруженные силы, это партнерство становится растущей стратегической угрозой, особенно для США и Канады. Потому что Москва и Пекин рассматриваются этими двумя странами как потенциальные враги со сверхзвуковым оружием. Флот Канады вернулся в Арктику в январе 2022 года, и страны НАТО одновременно наращивают сотрудничество. Неудивительно, что НАТО называет норвежский архипелаг Шпицберген в Северном Ледовитом океане «ахиллесовой пятой Арктики» и с опаской относится к действиям Китая в этом регионе.

  1. Как Вы думаете, поддержит ли Пекин Москву в случае войны между НАТО и Россией?

Я сомневаюсь, что мы увидим официальную войну между сторонами. Даже в Украине мы столкнулись с шизофренической ситуацией, когда стороны, вовлеченные в конфликт, не объявляют войну. Но если возникнет напряженность, я не сомневаюсь, что китайцы поддержат русских как на риторическом уровне, так и скрытыми способами. Это не от уровня искренности отношений между двумя государствами. Это связано с перепроектированием глобальной геополитики.

Китай не зря называет Арктику «новым стратегическим рубежом». Китайцы захотят использовать русских как отвлекающий маневр и способ ослабить противника так же, как американцы используют украинцев.

На данный момент расширение НАТО немаловажно. Присоединение Финляндии и Швеции к альянсу увеличит число государств-членов НАТО в Арктике с пяти до семи, изменит баланс в регионе и подаст сильный сигнал Москве и Пекину.

Нет сомнений, что Запад становится сильнее. Например, Европа (Дания) и Канада впервые за несколько десятилетий имеют сухопутные границы в Арктике благодаря окончанию многолетней «войны виски» на необитаемом арктическом острове. И если Запад становится сильнее, логично, что и Восток становится сильнее. В долгосрочной перспективе это может привести к более милитаристскому взгляду на арктическое сотрудничество. Это также может указывать на мрачное будущее с точки зрения климата и экономических проектов.

  1. Как Вы думаете, вступит ли НАТО в более жесткую борьбу с Китаем в то время, когда Лиз Трасс, которую считают «китайским ястребом», была избрана премьер-министром Великобритании? Как эта борьба отразится на Северном полюсе?

У Трасс будет так много проблем внутри страны, что я сомневаюсь, что у нее даже будет возможность взглянуть на карту, чтобы еще раз проверить, где находится Северный полюс. До тех пор, пока американцы не окажут давления извне под эгидой НАТО, Великобритании придется иметь дело, прежде всего, с экономическими, социальными и политическими потрясениями. Сосредоточение внимания на внешней политике за счет внутренних проблем было бы дерзостью, и Трасс, безусловно, осознает этот факт.


Моника Габриэла Бартошевич

Моника Габриэла Бартошевич имеет степень магистра международных отношений Лодзинского университета (Польша) и степень магистра в области международной безопасности Сент-Эндрюсского университета (Великобритания). Она защитила докторскую диссертацию в Сент-Эндрюсском университете, тема диссертации которой была «Controversies of Conversions: Exploring the Potential Terrorist Threat of European Converts to Islam (2013)».

Бартошевич, проводивший междисциплинарные исследования в Шотландии, Англии, Нидерландах, Дании, Косово и Польше, является адъюнкт-профессором социального обеспечения в Арктическом университете Норвегии. В то же время Бартошевич является экспертом, докладчиком и оценщиком Европейской комиссии.  Бартошевич, который также является экспертом и консультантом польских, чешских и латвийских учреждений, также является членом Управление по кибербезопасности, энергетической безопасности и реагирования на чрезвычайные ситуации (CESER) в Эдинбурге и Британской ассоциации международных исследований.

Dr. Cenk TAMER
Dr. Cenk Tamer, 2014 yılında Sakarya Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Aynı yıl Gazi Üniversitesi Ortadoğu ve Afrika Çalışmaları Bilim Dalı’nda yüksek lisans eğitimine başlamıştır. 2016 yılında “1990 Sonrası İran’ın Irak Politikası” başlıklı teziyle master eğitimini tamamlayan Tamer, 2017 yılında ANKASAM’da Araştırma Asistanı olarak göreve başlamış ve aynı yıl Gazi Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Doktora Programı’na kabul edilmiştir. Uzmanlık alanları İran, Mezhepler, Tasavvuf, Mehdilik, Kimlik Siyaseti ve Asya-Pasifik olan ve iyi derecede İngilizce bilen Tamer, Gazi Üniversitesindeki doktora eğitimini “Sosyal İnşacılık Teorisi ve Güvenlikleştirme Yaklaşımı Çerçevesinde İran İslam Cumhuriyeti’nde Kimlik İnşası Süreci ve Mehdilik” adlı tez çalışmasıyla 2022 yılında tamamlamıştır. Şu anda ise ANKASAM’da Asya-Pasifik Uzmanı olarak görev almaktadır.