ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Научный сотрудник Хадсоновского института Д-р. Сатору Нагао : «Новую Стратегию национальной безопасности Японии можно интерпретировать как часть Ведущей стратегии США против Китая»

Похожее

Эта статья также доступна на этих языках: Türkçe English

В последнее время Япония сближается с Западом, но при этом она начала проводить активную внешнюю политику. В этом контексте администрация Токио сосредоточилась на повышении собственной безопасности и военной мощи, а также уделяет гораздо большее внимание своей обороне.

В этом контексте Анкарский центр исследований кризисных ситуаций и политики (АНКАСАМ), предсталяет Вашему вниманию точку зрения научного сотрудника Хадсоновского института Д-р. Сатору Нагао.

  1. Как вы оцениваете новую активную внешнюю политику Японии?

Япония опубликовала свою новую Стратегию национальной безопасности, Стратегию национальной обороны и План оборонных закупок. С того времени, как бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ во второй раз стал премьер-министром в 2012 году, Япония создала Секретариат национальной безопасности в рамках правительства и опубликовала свою первую Стратегию национальной безопасности в 2013 году. Девять лет спустя администрация Токио решила опубликовать вторую Стратегию национальной безопасности вместе со Стратегией национальной обороны и Планом оборонной программы. По сравнению с последней Японской стратегией национальной безопасности эти документы ясно показывают, какую политику Токио будет проводить в ответ на предполагаемые угрозы. На основании рассматриваемых документов можно сказать, что Япония во многом определилась в отношении стратегии безопасности.

Прежде всего, Стратегия национальной безопасности очень важна с точки зрения демонстрации того, какие страны Япония считает врагами, а какие — друзьями. Этим документом Япония определила три страны в качестве конкурентов. На первом месте Китай, на втором — Северная Корея, на третьем — Россия.

Несмотря на статью бывшего премьер-министра Синдзо Абэ под названием «Азиатский алмаз демократической безопасности», в которой он сказал, что создал Четырёхсторонний диалог по безопасности (ЧСДБ) для борьбы с Китаем, в 2013 году в предыдущей Стратегии национальной безопасности сначала упомянуто Северная Корея, а затем Китай как угроза.. Это означает, что японские официальные лица, кроме Абэ, не решаются назвать Китай крупнейшим конкурентом Японии в 2013 году. Но в 2022 году Япония решила определить, что ее приоритетом является Китай.

Интересным является характеристика союзников. И в Стратегии национальной безопасности, и в Стратегии национальной обороны четко указаны союзники помимо Соединенных Штатов (США). Среди союзников Японии, перечисленных в документе, первое место занимает Австралия, второе — Индия, третье — Англия, Франция, Германия, Италия и Южная Корея. В прошлом статус Южной Кореи был выше. Но в документах говорится, что Австралия и Индия сейчас являются более важным приоритетом для Японии. Что касается Индии, Нью-Дели и Токио планируют воздушные учения с использованием боевых самолетов. Кроме того, Минобороны обеих стран запустило совместный проект по разработке оружия для БПЛА.

Во-вторых, эти документы ясно показывают, что Япония будет способна к контрнаступлению. Фактически можно сказать, что эта ситуация связана с Индией. На самом деле Индия, Япония и Австралия в последнее время пытаются одновременно увеличить свои наступательные возможности. В июле 2020 года Австралия объявила о своем намерении иметь возможность дальней атаки. В рамках AUKUS Австралия также будет иметь атомные подводные лодки с крылатыми ракетами большой дальности и оснастит обычные подводные лодки крылатыми ракетами Tomahawk. Индия также развернула сверхзвуковые крылатые ракеты в приграничном районе Индии и Китая. В то же время Нью-Дели испытывает ракеты с боеголовками, способными развертывать гиперзвуковые ракеты. В дополнение ко всему этому Тайвань, Вьетнам, Филиппины и Южная Корея также наращивают свои арсеналы в наступательных целях.

Это связано с тем, что его возможности сделают дальние атаки эффективной системой, когда столкнутся с территориальной экспансией Китая. К примеру, если и у Индии, и у Японии есть возможности для атаки на большие расстояния, этому объединенному потенциалу можно было бы противопоставить многостороннюю оборону Китая в случае возможного горячего конфликта. Даже если Пекин решит расширить свою территорию на индийско-китайской границе, ему придется потратить определенную часть своего бюджета и военных средств, чтобы защитить себя от Токио и даже Вашингтона и Канберры.

Кроме того, возможности дальнего нападения также могут пригодиться для борьбы с маршрутом, который, вероятно, будет использовать Китай, если решит расширить свою территорию. Если проливы или другие переходы окажутся в пределах досягаемости наступательных возможностей Индии, Японии, США и Австралии, у Китая могут возникнуть трудности с безопасным использованием этих маршрутов. Похожая ситуация и в горном приграничном районе Индии и Китая. Индия может в любой момент атаковать стратегические мосты, туннели или аэропорты с помощью ракет. Эта ситуация снижает уверенность Китая в использовании этих стратегических маршрутов. Следовательно, речь идет о контрнаступательных возможностях Индии, Японии, США, Австралии и других союзников, а также создает значительное преимущество для партнеров этих союзников.

В-третьих, эти документы показывают, что Япония увеличит Официальную помощь в целях развития (ОПР) в стратегических целях. В то же время в документе упоминается «установить новые рамки сотрудничества в интересах вооруженных сил и других заинтересованных сторон с целью углубления сотрудничества в области безопасности со странами-единомышленниками, помимо ОПР и других целей для экономического и социального развития развивающихся стран.».В этом документе ясно указывалось, что Япония будет обеспечивать безопасность стран, которые, вероятно, столкнутся с региональной экспансией Китая.

Данная ситуация также является важным фактором поддержки торговли оружием между Индией и Японией. Цены были высокими, когда Индия планировала импортировать японские самолеты-амфибии US-2. Однако Япония не может использовать ОПР для получения скидки в этом отношении. По этой причине, если будет введена в действие новая система сотрудничества, на первый план может выйти возможность изменения цен.

Также Индии нужны инфраструктурные проекты в приграничном районе с Китаем. Но Япония также не может использовать ОПР для поддержки инфраструктуры в Аруначал-Прадеше или Ладакхе. Потому что ОПР нельзя использовать в военных целях. Однако на данном этапе, если будут реализованы новые рамки сотрудничества, Япония может поставлять в регион тяжелую технику для строительства дорог в этом регионе, хотя и в военных целях.

Понятно, что эти новые документы показывают, что партнерство между Индией и Японией, наряду с США и Австралией, имеет большой потенциал для ЧСДБ. Можно сделать вывод, что чем больше Китай будет нагнетать ситуацию/напряженность в регионе, тем более институционализированным и соответствующим будет ЧСДБ.

  1. Какой отклик найдет в регионе увеличение Японией военных и оборонных расходов? Может ли эта ситуация создать дилемму безопасности в регионе?

Это большая проблема. Потому что у Японии нет финансовых возможностей, чтобы реализовать это. В 2010 году валовой внутренний продукт (ВВП) Японии был почти таким же, как в Китае. Но в 2020 году Китай был почти в 3 раза больше Японии по ВВП. В 2022 году ВВП Китая будет примерно в 5 раз выше, чем у Японии. Это может быть проблематично, если Токио попытается найти бюджет для достижения военного баланса с Пекином. По этой причине для Японии очень важно сотрудничество с другими государствами. Однако можно утверждать, что ни одно государство региона не поддержало бы Японию без собственных усилий Токио. Поэтому Япония приложит большие усилия и будет стремиться обеспечить такое сотрудничество. На данный момент можно утверждать, что сила воли Киева послужит примером для Токио.

  1. Повлияет ли внешняя политика Японии, взявшая на себя инициативу в плане увеличения расходов на оборону, на ее союз с США и Южной Кореей в регионе? Будет ли распад альянса?