ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Расширение идей НАТО

Похожее

Эта статья также доступна на этих языках: Türkçe English

Как мировой лидер с момента своего возникновения, Соединенные Штаты Америки (США) продолжают проводить политику окружения в отношении Советского Союза/России. Подобно тому, как это было в период холодной войны, множество современных проблем, включая Российско-украинскую войну, имеют своей основой данную политику. В этом процессе важную роль играет Североатлантический альянс (НАТО). В рамках американской политики окружения, НАТО на различных этапах выполняло различные функции. В период холодной войны НАТО был создан для окружения Советского Союза в Европе и составил основу политики окружения в Европе.

Холодная война после периода, НАТО, расширяясь в Европе, стремилась продолжить эту политику в Центральной Азии и на Ближнем Востоке через программу Партнерство для мира (ПМ). В последний период НАТО взяло на себя обязанность продолжить эту политику в регионе Азиатско-Тихоокеанского региона. Сосредотачивая свое внимание на Китае, США старается включить Пекин в окружающую политику, при этом уделяя особое внимание НАТО. В своих недавних официальных документах НАТО начало определять Китай как важную угрозу, тогда как в регионе Азиатско-Тихоокеанского региона США начали укреплять отношения с союзниками, даже достигнув официальной формы. Лидеры этих государств участвуют в саммитах НАТО; в свою очередь НАТО планирует открыть офис в Японии. Политика окружения активно продолжается.

Американская политика холодной войны в отношении Советского Союза была осуществлена в рамках принципов «Теории периферийных районов» 1 Николаса Дж. Спайкмана и основных положений «Политики ограждения», в основном разработанных Джорджем Кеннаном2. В этом контексте были созданы организации и пакты, такие как НАТО и Европейский союз (ЕС), Балканский пакт, Багдадский пакт (затем CENTO), Садабатский пакт, Организация юго-восточной Азии по договорам (SEATO), целью которых было, как выразил Кеннан, окружение сферы влияния социализма и, следовательно, Советского Союза. Эра холодной войны была оформлена в соответствии с этими принципами, а борьба в этот период продолжалась в форме войн на посредничество или вмешательство одной из сторон в различных частях мира, от Кореи до Вьетнама, от Афганистана до Камбоджи, от Египта до Ирака, от Кубы до Никарагуа.

Как сразу после начала холодной войны, сотрудничество между Россией и США во многих областях, включая борьбу с оружием массового поражения, создало впечатление об окончании этой борьбы холодной войны. Фактически включение России в процесс Партнерства во имя мира, превращение Постоянного совета в НАТО и России, образованного в 1997 году, в Совет НАТО-Россия на равных правах в 2002 году, а также заключение соглашений между США и Россией по сокращению тактического и стратегического ядерного оружия создали впечатление об окончании соперничества холодной войны. Появилось мнение, что двухполюсный мир стал однополярным миром, где США провозгласили свою гегемонию.

Основной угрозой стало распад Советского Союза, и в свете этих положительных событий началась дискуссия о том, что миссия НАТО завершена. Однако в то же время продолжалось расширение НАТО, что являлось продолжением политики окружения США. В 1999 году бывшие страны Варшавского договора — Польша, Чехия и Венгрия; в 2004 году семь государств, включая страны бывшего Советского Союза — Прибалтику, присоединились к НАТО. После избавления от вето со стороны Албании, Хорватии, Черногории и, конечно же, Греции, в 2023 году к НАТО присоединилась Финляндия, достигнув текущей стадии расширения НАТО (в рамках политики окружения США в Европе). В настоящее время процесс присоединения к НАТО продолжается для других европейских стран, в том числе Швеции и Боснии и Герцеговины. Эти страны, входящие в военную зону влияния НАТО, также продолжают интеграцию в экономическую и политическую зоны влияния ЕС в рамках процесса членства.

НАТО, расширяясь в сторону Восточной Европы, бывшей буферной зоны во времена холодной войны, также способствовало увеличению границы между Норвегией и Россией, составлявшей 196 км на границе Норвегии и НАТО-России. В 2004 году присоединение Латвии (214 км) и Эстонии (294 км) к НАТО привело к значительному увеличению границы между НАТО и Россией. В 2008 году был заложен фундамент для Российско-украинской войны, одного из наиболее серьезных кризисов наших дней, и было дано зеленое свето Украине и Грузии для присоединения к НАТО. Присоединением обеих стран стремилось продолжить расширение (для США — это политика окружения) как на Кавказе, так и в Европе, а также сократить территорию России, контролирующей практически все побережья Черного моря, за исключением Турции, и тем самым ограничить её область в Карпатах. Однако Россия, признавая, что расширение НАТО является одной из самых серьёзных угроз национальной безопасности, в 2008 году попыталась остановить это расширение, а также в 2014/2021 годах оккупировала Грузию и Украину (аннексией Крыма и, таким образом, самой критической морской базой в Черном море).

Грузия и Украина находятся на пути вступления, и время покажет их членство. Однако после вступления обеих стран, не удивительно ожидать, что следующими могут быть Молдова в Европе и, возможно, Беларусь с возможными цветными революциями, а также Азербайджан и Армения на Кавказе. Географические границы Европы могут быть спорными, но учитывая членство в Совете Европы и участие в мероприятиях, таких как Евровидение и Европейское чемпионат по футболу, можно предположить, что Азербайджан и Армения могут считаться европейскими странами, что может подчеркнуть потенциальные граници НАТО.

США, рассматривая Центральноазиатские государства как естественное продолжение Советского Союза, создали политику окружения, охватывающую более южные регионы. В этом контексте в 1955 году между Турцией, Ираком, Ираном, Пакистаном и Великобританией был создан Багдадский пакт, целью которого было окружение Советского Союза с юга. После свержения режима Баас в Ираке пакт был преобразован в организацию ЦЕНТО, которая существовала до 1979 года и являлась частью политики окружения. В послесоветский период США быстро увеличили свою активность в регионе. Это включало в себя программу «Партнерство во имя мира» (ПВМ) НАТО и сотрудничество с государствами, такими как Азербайджан, в сферах экономики и энергетики, что позволило США более сильно окружить Россию с севера. Вместе с этим, события в регионе Кавказа, совпадая с этими процессами, после терактов 11 сентября приняли военный характер. В частности, США, вторгаясь в Афганистан, развернули военные базы в Узбекистане и Киргизии в 2001 году, поддерживая свое политическое и экономическое присутствие в Центральной Азии военным способом.

Окружающая политика продолжалась во всех трех направлениях. Однако в 2005 году заявление России и Китая о многополярном мире и призыв США покинуть регион привели к закрытию баз в Узбекистане в 2005 году и Киргизии в 2014 году. События, такие как «Цветная революция» в Киргизии в 2005 году, не смогли изменить ход процесса, и политика окружения России через Центральную Азию со стороны США не оказалась столь же успешной, как в Европе. Россия расширила свою сферу влияния с помощью организаций, таких как Содружество Независимых Государств, Организация Договора о Коллективной Безопасности и Евразийская экономическая интеграция. Несмотря на присутствие своего конкурента в регионе, США старались предотвратить смещение региональных держав вроде Ирана, Индии и Пакистана к западной оси с помощью Шанхайской организации сотрудничества, в которой они должны действовать совместно, если дело касается США.

Одной из других составляющих политики окружения была деятельность в регионе Азия-Тихий океан. В период «холодной войны» ключевой картой США в этом вопросе стало создание Юго-Восточной Азиатской ассоциации государств (АСЕАН), образованной в 1967 году Филиппинами, Малайзией, Таиландом, Индонезией и Сингапуром. С учетом тесных отношений с такими государствами, как Япония, Южная Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия, США также преследовали политику окружения России с востока. Государства, такие как Корея и Вьетнам, стали косвенными полигонами соревнования между США и Советским Союзом. В 1979 году, после того как советская интервенция в Афганистане начала угрожать безопасности политики окружения в регионе Ближнего Востока, США провозгласили Доктрину Картера и создали Центральное командование (CENTCOM) для предотвращения российского вмешательства на Ближнем Востоке.

США, преследуя политику окружения, столкнулась с наибольшим препятствием в завершении зоны, начинающейся на востоке Европы и заканчивающейся на побережье Тихого океана — Китаем и сотрудничеством между Китаем и Советским Союзом. Однако в 1960-70-х годах, при напряженности отношений между Россией и Китаем, США не упустили возможность и, совершив исторический визит президента Никсона в Китай, направили свои усилия на окружение Советского Союза через Китай. Отношения между США и Китаем, несмотря на их недостаточно высокий уровень, после этого периода не вызывали серьезных проблем. Однако в 2000-е годы Китай, укрепивший отношения с Россией, начал ощущать дискомфорт от присутствия и активности США в регионе и призывал к многополярности. С тех пор напряжение между двумя странами быстро возросло, и политика «Поворот на Азию» Обамы подчеркнула, что для США Китай воспринимается как более серьезная угроза, чем Россия, в частности, по вопросу Тайваня, и политика окружения Китая через Тихий океан стала приоритетной. Несмотря на то что с возобновлением «российской угрозы» в связи с российско-украинской войной акцентировалось внимание на России, США продолжают свою политику окружения Китая через своих союзников в Тихом океане.

Этой политике параллельно сопутствовало включение НАТО в регион Азии-Тихого океана и включение в решение проблем этого региона. В этой связи Китай стал рассматриваться как угроза для НАТО. В стратегическом концепте союза, охарактеризовавшем Россию как прямую угрозу, подчеркивается, что Китай объявил о политиках, подрывающих безопасность и ценности союза, и что Китай проводит злонамеренные гибридные и кибератаки, а также кампании по дезинформации, направленные против союзных партнеров, наносящие ущерб безопасности союза. В документе подчеркивается важность Индо-Тихоокеанского региона и сотрудничества с партнерами в этом регионе для союза, и выражено намерение продолжить сотрудничество с существующими и новыми партнерами для решения проблем этого региона.

Последние 2 года лидеры Японии, Австралии, Новой Зеландии и Южной Кореи участвуют в саммитах лидеров НАТО. Между НАТО и этими государствами заключены различные соглашения о сотрудничестве. Несмотря на то что Япония пока не приняла окончательного решения, известно, что НАТО планирует открыть свой офис связи в Японии. Это решение было отложено из-за реакции Китая, и вероятно, что оно будет сначала установлено в более удаленной от Китая стране (например, Австралии), а затем, на следующем этапе, в Японии. В среднесрочной перспективе возможно создание какой-либо миссии/базы НАТО в регионе при наличии соответствующего повода.

В основном, угроза, создаваемая Китаем для НАТО, не была полностью выражена, и Китай был выставлен в целях силы. НАТО, игнорируя угрозу террористических организаций для национальной безопасности Турции, выходит за свои основные обязанности и заложило основы политики США по окружению Китая и России. Технически, развитие горячего противостояния между США и Китаем приведет к активации 5-ой статьи альянса. Однако, учитывая наличие военных способностей среди членов НАТО, ограниченных возможностей для участия в операциях в регионе Азии-Тихого океана (особенно если учесть ядерный аспект любой военной конфликта между США и Китаем), их вклад будет ограниченным и ограничится усилением войск США. Однако с политической точки зрения мы также наблюдаем, что, подобно Балканскому и Багдадскому пактам, через НАТО создается политическая окружающая зона, охватывающая Португалию и Новую Зеландию. НАТО, расширяясь физически в Европе, также расширяется и концептуально на глобальном уровне.


1 Spykman’ın görüşleri için Bkz. Nicholas J. Spykman, America’s Strategy in World Politics: The United States and the Balance of Power, New York, Harcourt, Brace & Co., 1942; Nicholas J. Spykman, The Geography of the Peace, Helen R. Nicholl (der.), New York, Harcourt, Brace & Co, 1944.

2 Kennan’ın görüşleri için Bkz. X, “The Sources of Soviet Conduct,» Foreign Affairs, 25(4), 1947, s. 566-582; George Kennan, “The Soviet Way of Thought and Its Effect on Foreign Policy”, January 24, 1947, Box 16, Kennan Papers.