ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Символ поисков регионального сотрудничества: ТАПИ

Похожее

Эта статья также доступна на этих языках: Türkçe English

25 сентября 2022 года руководитель проекта газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ) Мухамметмырат Аманов встретился с заместителем премьер-министра Талибана Муллой Абдул Гани Барадар и обсудил вопросы реализации ТАПИ. На встрече Барадар заявил, что руководство Талибана готова внести свой вклад в ТАПИ. Амонов же сообщил, что в Ашхабаде будет организована встреча стран ТАПИ.[1]

ТАПИ в основном предусматривает поставку туркменского природного газа в Пакистан, энергетически зависимый от зарубежных энергоносителей, а оттуда в Индию. Планируемая протяженность ТАПИ составляет около 1814 км. Его годовая мощность рассчитана на поставку 33 миллиардов кубометров природного газа из Галкыныша, второго по величине газового месторождения в мире, в Фазилку на севере Индии, недалеко от пакистанской границы.[2]

По сути проект, о котором идет речь, имеет корни до 1990-х годов. Несмотря на то, что в рамках этого процесса говорили об экспорте природного газа в Афганистан и Пакистан, ТАПИ набрал обороты в 2003 году при поддержке Азиатского банка развития (АБР). В 2008 году в проект была включена Индия.

Прежде всего, можно констатировать, что Туркменистан демонстрирует конструктивный подход, делающий упор на процессы регионального сотрудничества посредством ТАПИ. Потому что пока проект выделяется как инициатива, которая будет способствовать решению афганской проблематики. С другой стороны, он так же очень ценен с точки зрения стремления объединить Пакистан и Индию, у которых есть разногласия из-за Кашмирского вопроса.

Здесь следует отметить, что миролюбивая политика, разработанная бывшим Президентом Туркменистана г-ном Гурбангулы Бердымухамедовым, основанная на риторике «Диалог – залог мира»[3], призвана быть продолжена Президентом Туркменистана Г-ном Сердаром Бердымухамедовым, с пониманием того, что «Сотрудничество является гарантией мира». Этот вопрос очень важен с точки зрения демонстрации преемственности, последовательности и решительности во внешней политике Туркменистана. Это, несомненно, делает ТАПИ важной инициативой, которая символизирует стремление к региональному сотрудничеству, безопасности, миру и процветанию.

Следовательно, ТАПИ отражает совместную конструктивную и активную дипломатию Туркменистана перед лицом кризисов. Что касается ТАПИ, Ашхабад считает, что отношения взаимозависимости, которые будут установлены через торговые отношения, будут способствовать региональной стабильности. В то же время благодаря этому проекту Туркменистан сможет выйти к Индийскому океану через Индию и, таким образом, выйти на новые рынки для экспорта природного газа. Это делает ТАПИ чрезвычайно важным проектом для Ашхабада.

Говоря об афганской стороне, необходимо вспомнить заявление пресс-секретаря Талибана Сухейля Шахина от 18 августа 2021 года. В своем заявлении Шахин заявил, что Талибан поддерживают рассматриваемый проект и что, несмотря на долгосрочный характер проекта, он является приоритетной инициативой.[4]

Следует подчеркнуть, что позитивный отношение Талибана на проект обусловлен выгодой, которую плата за транзитный проход принесет экономике Афганистана. Поскольку в нынешней ситуации Афганистан имеет серьезные недостатки с точки зрения объектов по производству электроэнергии и распределительных сетей, которые могут использовать природный газ. Но плата за транзитный проход принесут Афганистану значительный экономический доход. Таким образом, ТАПИ может способствовать преодолению экономического кризиса в Афганистане и проблемы занятости, которая день ото дня углубляется из-за экономических проблем.

Что еще более важно, региональные энергетические проекты могут способствовать превращению Афганистана в ключевую страну. Иными словами, Афганистан, геополитически находящийся в центре мира, также благодаря ТАПИ может повысить свое геоэкономическое значение. Кроме того, вклад ТАПИ в привлечение Афганистана на площадку международного сотрудничества может также способствовать решению афганской проблематики.

Необходимо отметить, что основное беспокойство в отношении Афганистана для всех государств Центральной Азии, особенно для Туркменистана, заключается в том, что нестабильность в рассматриваемой стране распространяется по всему региону. По этой причине ТАПИ является инициативой, которая послужит стабильности Афганистана в частности и безопасности и стабильности всего региона в целом.

С другой стороны, Пакистан также считает, что он может привлечь новые инвестиции через ТАПИ. Ибо, в июле 2022 года министр иностранных дел Пакистана Билавал Бхутто Зардари охарактеризовал отношения своей страны с Туркменистаном как взаимодействие двух братских народов и заявил о необходимости завершения ТАПИ.[5] ТАПИ поможет Пакистану удовлетворить растущий спрос на энергию, тем самым повысив энергетическую безопасность рассматриваемой страны.

Аналогичным образом индийские власти при каждом удобном случае делают заявления, подтверждающие приверженность Нью-Дели ТАПИ. Учитывая, что Индия является одним из крупнейших импортеров природного газа в мире, можно утверждать, что туркменский природный газ представляет собой прекрасную возможность для Индии. Именно поэтому тогдашний президент Индии Рам Натх Ковинд посетил Ашхабад в апреле 2022 года. При этом цель визита Ковинда объяснялась ускорением работы по ТАПИ.[6] Кроме того, ТАПИ также важен с точки зрения стратегии Индии по развитию отношений со странами Центральной Азии.

В дополнение ко всему этому, ТАПИ расширит взаимодействие между Нью-Дели и Исламабадом в соответствии с ролью Туркменистана в построении регионального и глобального мира. Это, в свою очередь, может открыть дверь к нормализации, которая также основана на диалоге по Кашмирскому вопросу. Потому что каналы связи между сторонами останутся открытыми благодаря ТАПИ.

В заключение заявление руководителя проекта ТАПИ Аманова о том, что в Ашхабаде будет организована встреча по ТАПИ, еще раз продемонстрировало важность, которую Ашхабад придает процессам сотрудничества, которые отдают приоритет интересам всех государств и в этом смысле формируются на основе взаимовыгодного взаимопонимания. В то же время эта ситуация показывает реальность того, что Ашхабад в условиях кризиса развивает проекты, основанные на сотрудничестве. Таким образом, ТАПИ подтверждает конструктивную роль, которую Ашхабад играет в построении регионального мира.


[1] “TAPI Leadership Committee to Meet in Ashgabat Soon: Amanov”, Pajhwok, https://pajhwok.com/2022/09/25/amanov-tapi-leadership-committee-to-meet-in-ashgabat-soon/, (Дата обращения: 27.09.2022).

[2] “Saudi Arabia Expresses Its Support For TAPI Gas Pipeline Project”, Business Turkmenistan, https://business.com.tm/post/7631/saudi-arabia-expresses-its-support-for-tapi-gas-pipeline-project, (Дата обращения: 29.09.2021).

[3] Mehmet Seyfettin Erol, “Barış Arayışlarında Sürekliliğin Adresi Türkmenistan: “Diyalog Barışın Teminatıdır””, ANKASAM, https://www.ankasam.org/baris-arayislarinda-surekliligin-adresi-turkmenistan-diyalog-barisin-teminatidir-1/, (Дата обращения: 27.09.2022).

[4] “Will a Taliban Victory Advance TAPI?”, Atlantic Council, https://www.atlanticcouncil.org/blogs/energysource/will-a-taliban-victory-advance-tapi/, (Дата обращения: 29.09.2021).

[5] “Pakistan, Turkmenistan Mull Timely Completion of TAPI Gas Pipeline Project”, Dalu, https://business.com.tm/post/8928/pakistan-turkmenistan-mull-timely-completion-of-tapi-gas-pipeline-project, (Дата обращения: 27.09.2022).

[6] “India’s Plan to Realize TAPI”, The Diplomat, https://thediplomat.com/2022/04/indias-plan-to-realize-tapi/, (Дата обращения: 27.09.2022)

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.