ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Белуджистанская конвергенция в пакистано-иранских отношениях

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

В июле 2022 года между Пакистаном и Ираном прошли интенсивные переговоры о безопасности границ и региональном мире. Наиболее примечательной встречей, которая состоялась в этом контексте, является встреча пакистанской и иранской делегаций 20 июля 2022 года с целью обеспечения безопасности границ и устойчивости региональной мирной обстановки. Главный вопрос, делающий актуальной данную встречу, – принятие решения, в котором приоритетом является установление регионального развития и взаимозависимости путем создания торговых центров в приграничных районах.[1]

Несомненно, когда упоминается пограничная безопасность двух стран, на ум приходит география Белуджистана. Потому что Белуджистан — это название географии, расположенной на ирано-пакистанской границе и представляющая собой наиболее слаборазвитые регионы обоих государств. Белуджи живут в провинции Белуджистан на пакистанской стороне границы и живут в составе провинции Систан-Белуджистан в Иране. В этом смысле Белуджи считают, что они находятся в продуктивном районе с точки зрения морской торговли, учитывая порты Гвадар в Пакистане и порты Чехбехар в Иране. Это означает, что Белуджи не отстали с экономической точки зрения. Это приводит их к мысли, что они отстали из-за сознательно проводимой государственной политики. Рассматриваемая ситуация повышает политическое сознание Белуджей и приводит к тому, что в обеих странах наблюдаются сепаратистские белуджские движения. Более того, значительная часть этих сепаратистских движений усвоила метод вооруженной борьбы. Именно поэтому они совершают террористические акты.

Хотя у двух стран есть общая проблема, сепаратистские движения в Белуджистане часто сталкиваются лицом к лицу с Исламабадом и Тегераном. Потому что Пакистан и Иран, как две граничащие страны, вместе переживают процессы сотрудничества и конкуренции. Прежде всего, определенный дискомфорт в Тегеране вызывает тот факт, что Пакистан является суннитско-исламской страной и имеет тесные отношения с Саудовской Аравией. С другой стороны, в контексте мазхабской стратегии Ирана, которую можно охарактеризовать как шиитский экспансионизм, его контакты с пакистанскими шиитами углубляют представления правительства Пакистана об угрозе. В частности, тот факт, что официальный Тегеран мобилизовал бригаду пакистанских шиитов «Зайнебийун», и вел боевые действия в Сирийской гражданской войне в соответствии с аргументами о защите священных мест, создал серьезный дискомфорт у пакистанских компетентных лиц, принимающих решения. Потому что нет никаких гарантий, что в будущем эта группа (бригада) не будет использоваться в соответствии с интересами Ирана в качестве прокси-игрока в Пакистане.

Как известно, Пакистан является страной, где высок уровень межконфессионального насилия и на первом плане стоят нападения на шиитов. Претендуя на роль защитника всех шиитов мира в этой среде, Иран неравнодушен к пакистанским шиитам. Это приводит к тому, что напряжение между сторонами время от времени обостряется.

Однако утверждается, что оба государства временами циклично и тактически используют сепаратистские белуджские организации друг против друга. Кстати, вспоминается, что после различных терактов иранские власти делали заявления с обвинениями в адрес Исламабада, а пакистанские официальные лица в адрес Тегерана. Однако создание белуджского государства по одну сторону границы — это ситуация, которую другой игрок не хотел бы из-за того обнадеживающего эффекта (на этой стороне границе), который это создаст. Таким образом, даже если утверждение сторон о том, что сепаратистские организации используют друг друга конъюнктурно и тактически в какой-то период, является правдой, обе страны нуждаются друг в друге, чтобы обеспечить безопасность границ и в связи с этим сохранить свою территориальную целостность.

Очевидно, что белуджский сепаратизм в Пакистане в последнее время усилился. Можно сказать, что именно те игроки, которые хотят дестабилизировать проект «Пояс и путь», поддерживают сепаратистские белуджские организации. Более того, это не только Пакистан. Иран также является частью проекта «Пояс и путь». Это выходит на первый план как проблема, которая сделает неизбежным распространение нестабильности по одну сторону границы на другое государство.

Белуджистанская проблема и в этом контексте проблема терроризма в Пакистане еще больше обострились после ухода Соединенных Штатов Америки (США) из Афганистана. Нельзя отрицать, что группы белуджей превращают вакуум власти в регионе в возможность и используют невостребованное оружие в Афганистане. Это является источником беспокойства как для Пакистана, так и для Ирана. По этой причине обе страны считают необходимым принять некоторые меры, направленные на обеспечение безопасности границ и региональной стабильности.

Решение о создании торговых центров в приграничных районах, которое было принято после контактов, проведенных в соответствии с вышеупомянутой необходимостью, выдвинулось на первый план как прагматичное решение, подпитываемое идеей повышения стабильности и экономического процветания региона, а также как способ отодвинуть спорные вопросы на задний план за счет углубления взаимозависимых отношений между двумя странами.

Рост регионального благосостояния и превращение Белуджистана в торговый центр на ирано-пакистанской линии, а значит, в соединении Южной Азии и Ближнего Востока, могут устранить мысль о том, что белуджи остались позади, и улучшить их принадлежность к странам, в которых они живут. Таким образом, контакты на линии Исламабад-Тегеран вылились в план, направленный на ограничение сепаратистских движений за счет упора на экономическое сотрудничество в обеспечении региональной безопасности. По этой причине можно говорить о рациональной и прагматичной политике всех игроков в сложившейся ситуации.

В результате Пакистан и Иран переживают процессы сотрудничества и конкуренции вместе с эффектом того, что они являются двумя граничащими странами. Хотя различия в религиозно-идеологических позициях двух государств влияют на их геополитические предпочтения, подчеркивая разногласия сторон, чувство региональной незащищенности также обуславливает необходимость развития процессов сотрудничества между Исламабадом и Тегераном. В этом смысле проблему Белуджистана также можно охарактеризовать как совместную проблему двух государств. Более того, указанная проблема с каждым днем ​​становится все более очевидной в связи с интенсивным обстрелом маршрута проекта «Пояс и путь» террористическими организациями параллельно с усилением конкуренции между США и Китаем и представляет угрозу национальной безопасности соответствующих стран из-за риска отделения определенных регионов. Это делает обязательным для Пакистана и Ирана сотрудничество в контексте безопасности границ. Время покажет, будет ли успешным прагматичное решение, выдвинутое сторонами.

[1] “Pak-Iran Delegation Discuss Regional Peace, Border Security Issues”, Urdu Point, https://www.urdupoint.com/en/pakistan/pak-iran-delegation-discuss-regional-peace-b-1538840.html, (Дата обращения: 27.07.2022).

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.