ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Бениамин Погосян, директор Армянского Центра Политических и экономических стратегических исследований: «Я думаю, что Армения и Турция установят дипломатические отношения до конца 2022 года».

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Турция и Армения делают заявления о том, что недавно они вступили в процесс нормализации. Эксперты, выступающие за улучшение отношений между двумя странами, обращают внимание на важность взаимной терпимости для продвижения инициатив по нормализации.

В этом контексте Анкарский центр исследований кризисных ситуаций и политики (ANKASAM) представляет точку зрения директора Армянского Центра Политических и экономических стратегических исследований Бениамина Погосяна на развитие событий между Турцией и Арменией и Азербайджаном и Арменией.

Г-н Погосян, представители армянской общины Турции считают, что в регионе созданы условия для долгосрочного мира и сотрудничества. В этом смысле как вы оцениваете возможности установления дипломатических отношений между Турцией и Арменией? Как вы думаете, какие методы для этого будут эффективны?

Я считаю, что Армения должна иметь прямые контакты с Турцией, так же как каждое государство должно вести прямые переговоры со своими соседями. Однако следует четко понимать, что важные разногласия между сторонами продолжаются и в настоящее время. Эти разногласия связаны с такими вопросами, как будущий статус Нагорного Карабаха, прямое участие Турции в карабахской войне, которая произошла в 2020 году, и акцент Турции на создании «Зенгезурского коридора». Однако, несмотря на эти разногласия, обеим странам следует приступить к установлению дипломатических отношений, Турция должна снять блокаду Армении. Дипломатические отношения между двумя странами могут помочь во время будущих дискуссии по вышеупомянутым вопросам. Считаю, что до конца 2022 года стороны смогут установить дипломатические отношения.

На ваш взгляд, каковы ожидания и риски в отношении строительства новых транспортных и энергетических коридоров, соединяющих Турцию и Армению?

Турция и Армения должны работать над открытием железной дороги Гюмри-Карс. Этот маршрут мог бы стать важным железнодорожным узлом, соединяющим Россию и Турцию. В настоящее время Россия может добраться до Турции по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс, но из-за напряженности в отношениях между Россией и Грузией Москва может предпочесть альтернативное железнодорожное сообщение. Турция и Иран также имеют железнодорожное сообщение, но линия Тебриз-Гюмри-Карс может быть дополнительным маршрутом. Учитывая растущий спрос на электроэнергию в Турции, Армения может быть важным поставщиком электроэнергии для нее. Потенциал турецкого рынка может сыграть ключевую роль в обеспечении коммерческой жизнеспособности строительства новой атомной электростанции в Армении.

Как вы оцениваете влияние возможностей нового экономического коридора на экономические условия в Турции и Армении?

Открытие железной дороги Гюмри-Карс может увеличить экспорт из Армении в Европу и Ближний Восток через Турцию. Однако не следует упускать из виду, что основным экспортным рынком Армении является Россия, и что на европейские рынки Армения также может попасть из черноморских портов Грузии. Так это если Турция прекратит блокаду Армении, я не вижу значительного положительного воздействия от этого на экономическую ситуацию Армении в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Между тем, учитывая чрезмерную девальвацию турецкой лиры, рынок Армении может быть переполнен дешевыми импортными турецкими товарами. Это может нанести вред армянским производителям в сельскохозяйственном и текстильном секторах. Поэтому правительство Армении должно быть очень осторожным в этих вопросах.

Какие трудности, по вашему мнению, необходимо преодолеть в двусторонних отношениях, а какие проблемы легко разрешимы? Какие действия могут сделать возможным прочный мир? Кроме того, как вы оцениваете будущие отношения Армении с Турцией и Азербайджаном?

Долгосрочный мир на Южном Кавказе возможен только при соблюдении двух условий. Прежде всего, все внешние игроки — Россия, Турция, Иран, Соединенные Штаты Америки (США) и Европейский союз (ЕС) — должны согласовать основные параметры нового регионального баланса сил. Попытки России исключить некоторых игроков, таких как США или ЕС, потерпят неудачу. В этом контексте новый формат «3 + 2» не может обеспечить необходимых условий для постоянной региональной стабильности. Второе условие — разрешение конфликтов на основе взаимных уступок. Армения постоянно шла к компромиссному решению карабахского конфликта. Ереван был готов подписать Казанский документ в 2011 году, основанный на принципах и элементах, разработанных сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Долгосрочная стабильность и мир возможны, когда серьезно относятся к жизненно важным национальным интересам всех сторон. В противном случае следующая война только вопрос времени.

Как вы оцениваете итоги встречи президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна 14 декабря 2021 года в Брюсселе?

Трехсторонняя встреча Армения-Азербайджан-ЕС, состоявшаяся в Брюсселе 14 декабря 2021 года, и встреча Алиев-Пашинян-Макрон, состоявшаяся 15 декабря 2021 года, стали важными шагами в развитии прямых контактов между сторонами. Стороны подтвердили готовность продвигаться в направлении восстановления железных дорог Азербайджан-Армения-Нахичевань и Армения-Нахичевань-Иран. Освобождение 10 армянских военнопленных, согласованное в ходе встречи, было важным и обнадеживающим актом. Тем не менее, споры относительно правового статуса маршрутов продолжаются, поскольку Азербайджан требует доступа в Нахичевань через Армению без паспортного и таможенного контроля, в противном случии Азербайджан угрожает разместить азербайджанские контрольно-пропускные пункты вдоль Лачинского коридора. Между тем, Армения отвергает любые попытки соединить вопрос Лачинского коридора с восстановлением сообщения между Арменией и Азербайджаном. До запуска железнодорожного сообщения в начале 2024 года стороны, вероятно, сохранят различные интерпретации и взгляды по этим вопросам.

Как вы оцениваете «Платформу шестистороннего сотрудничества», которую Турция выдвинула с желанием расширить совместное сотрудничество между странами региона и соседними государствами, сохранить мир и объединить народы?

Речь идет о совместной инициативе Турции и России по урегулированию соперничества на Южном Кавказе в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Он аналогичен Астанинскому формату для Сирии, запущенному Россией, Турцией и Ираном в 2017 году. Однако, хотя Иран играет равную роль в Астанинском процессе, основными действующими лицами здесь являются Турция и Россия. Хотя Россия прекрасно понимает, что Турция является и останется членом Организации Североатлантического договора (НАТО) и что США и НАТО будут находиться в регионе через Турцию, она заинтересована в ограничении прямой роли США и НАТО на Южном Кавказе. Другими словами, Москва предпочитает косвенное американское присутствие через Турцию, а не прямое американское вмешательство в региональную геополитику. Между тем, установление вышеупомянутого формата обеспечивает правовую основу для участия Турции в обсуждениях будущей архитектуры безопасности Южного Кавказа.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявляет, что возможности, предоставляемые региональным сотрудничеством, отвечают интересам всех государств. Как, по вашему мнению, подходят к этому процессу другие региональные державы?

Я уже говорил о позиции России. Иран всегда предпочитает подход регионального сотрудничества в вопросах региональных конфликтах, и создание такого формата соответствует стратегическим интересам Ирана. У Ирана нет ресурсов, чтобы существенно повлиять на региональные события. Его основной интерес — не дать США и Израилю использовать регион для антииранской деятельности. В этом контексте, «больше России на Южном Кавказе для Ирана означает меньше присуствие США». Таким образом, Тегеран поддержит возрастающую роль России на Южном Кавказе.

Между тем, Иран рассматривает Россию как буфер, который не позволяет Турции полностью доминировать в регионе. Хотя Грузия отвергает идею формата 3 + 3 из-за конфликта с Россией, Армения не может отклонить просьбу России о присоединении. Главный вызов для Еревана — это возможность того, что формат 3 + 2 еще больше снизит роль Минской группы ОБСЕ и станет главной дискуссионной площадкой по карабахскому конфликту.

Репортаж, публикуемый на нашем веб-сайте, выражает личное мнение эксперта и может не совпадать с редакционной точкой зрения Анкарского центра исследований кризисных ситуаций и политики (ANKASAM).

Оригинал данного репортажа был опубликован 10 января 2022 года на The International Asia Today.

Щелкните, чтобы просмотреть всю статью: https://theasiatoday.org/interviews-ru/%d0%b1%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b0%d0%bc%d0%b8%d0%bd-%d0%bf%d0%be%d0%b3%d0%be%d1%81%d1%8f%d0%bd-%d0%b4%d0%b8%d1%80%d0%b5%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80-%d0%b0%d1%80%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b3/?lang=ru


Ülviye FİLİYEVA ERKEÇ
Ülviye FİLİYEVA ERKEÇ-Lisans eğitimini Bakü Devlet Üniversitesi Gazetecilik Bölümü’nde tamamlayan Ülviye Filiyeva Erkeç, aynı zamanda Karabük Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden de mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, Aksaray Üniversitesi Kent Sosyolojisi Programı’nda sunduğu “Türk ve Rus Basınındaki Algılanışı ile Türkiye’ye Evlilik Yolu ile Göç Olgusu” başlıklı tezle elde eden Erkeç, Karabük Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı Bölge Çalışmaları Bilim Dalı’ndaki yüksek lisans eğitimini de sürdürmektedir. Filiyeva Erkeç, ileri seviyede İngilizce, Rusça, Avarca ve Azerbaycan Türkçesi bilmektedir.