ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Захват талибами Ваханского коридора и отражение на региональной геополитике

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

В конце июля прошлого года было заявлено, что руководство Пакистана предложило Душанбе открыть Ваханский коридор с севера на юг. Абдул Карим Хюррем, известный в этом отношении как «сторонник талибов» и бывший личным секретарем бывшего президента Афганистана Ашрафа Гани, объявил, что Пакистан хочет открыть транзитный маршрут через Ваханский коридор для торговли с Таджикистаном, и предупредил правительство талибов в Афганистане. Он говорил об опасности быть изолированным и раздробленным.[1] Представитель талибов Забихулла Муджахид отреагировал на обвинения и сказал: «Никаких переговоров с Пакистаном по этому вопросу не проводилось. Ни один дюйм территории Афганистана не будет скомпрометирован».[2] Вскоре после этого было объявлено, что Ваханский коридор захвачен талибами.[3]

Мысль Пакистана о подключении Таджикистана к «Китайско-пакистанскому экономическому коридору (КПЭК)» не нова. По словам Хюррема, Пакистан в период правления Хамида Карзая также просил об этом Афганистан, но эта просьба не была принята. Основная проблема талибов здесь заключается в том, что Ваханский коридор, соединяющий Афганистан с Китаем, является точкой прикосновения с севера на юг, который обеспечит связь Пакистана и Таджикистана. Практическим следствием этого является исчезновение зависимости стран Центральной Азии от Афганистана в плане коридоров. Так что, если бы правительство талибов допустило это, оно потеряло бы свое геополитическое значение. Другими словами, Талибан потерял бы козырную карту (экономический коридор), которую он мог бы использовать против государств Центральной Азии и Китая.

Не следует забывать, что против пакистано-таджикского соединения выступает и Индия. В целом Нью-Дели против идеи коридора, который соединит государства Центральной Азии с Пакистаном. Основное возражение Индии состоит в том, что КПЭК проходит через регион Кашмир. Государства региона, особенно Афганистан и Таджикистан, укрепляющие свои связи с Пакистаном и включающие в проект Китай, рассматриваются как серьезная угроза для Индии.

Что еще более важно, в Нью-Дели считают, что при таком сценарии он полностью потеряет свое влияние в Афганистане. Потому что Пакистан выступает против транзитного соглашения, которое позволит Индии добраться до Центральной Азии через свою территорию. Таким образом, он ограничивает Индию своими границами. В этом смысле усилия Пакистана по укреплению связей с Таджикистаном также носят стратегический характер. Центральноазиатские государства либо предпочтут коридор Афганистан-Иран-Индия, либо подключатся к КПЭК через Таджикистан и Китай. Вся эта геополитическая конкуренция деконструирована между Ираном и Пакистаном.

Центральным игроком этого соревнования является Талибан. Настолько, что действия талибов способны нарушить или повысить геополитическую активность Индии, Пакистана и Китая. Например, 27 июля 2022 года группа вооруженных талибов напала на пограничный участок Ваханского коридора недалеко от Пакистанского озера Карамбар и захватила этот район. Таким образом, талибы разрушили надежды Пакистана на выход в Центральную Азию через Ваханский коридор.[4]

Талибы, взявшие под свой контроль Ваханский коридор, гарантировали следующее:

  • Таджикистан должен в первую очередь использовать китайскую территорию, чтобы соединиться с Пакистаном.
  • Зависимость стран Центральной Азии от Афганистана в плане соединения с Пакистаном сохраняется.
  • Китай будет вынужден сотрудничать и идти на компромисс с талибами.

Важно учитывать влияние этого процесса на китайско-талибские отношения. Талибан выступает против того, чтобы третьи страны, включая Пакистан, проводили «игры» в Афганистане, проявляли активность или предпринимали шаги в области военной безопасности. Это относится и к Китаю. Талибан на бумаге соглашается на китайские предложения о сотрудничестве в сфере военной безопасности. Однако в отчетах Организации Объединенных Наций (ООН) объясняется, что Исламское движение Восточного Туркестана увеличило свое присутствие в Афганистане.[5] Иными словами, видно, что талибы не сдержали своих обещаний Китаю или не смогли или не захотели полностью контролировать эти организации. Что касается коридоров, то ситуация такая же. Талибы хотят, чтобы Китай оставался зависимым от него во всех отношениях.

На самом деле, предложение Пакистана Таджикистану присоединиться к КПЭК не является предложением, поддержанным Китаем или возникшим по его инициативе. Потому что Пекин скорее хочет связать Таджикистан с Пакистаном через свою территорию. В связи с этим правительство Пекина может запланировать реанимацию соглашения о транзитных перевозках (QTTA) между Казахстаном-Кыргызстаном-Китаем-Пакистаном и включить Таджикистан в этот коридор. Поэтому мы не можем сказать, что Китай полностью поддерживает разделение Ваханского кориода  с севера на юг и, таким образом, установление связи между Таджикистаном и Пакистаном. Так как у Китая, как уже было сказано выше, есть альтернативные планы в отношении Таджикистана.

Кроме того, проект Китая по подключению Афганистана к КПЭК не проходит через Ваханский коридор. Таким образом, создание моста между Таджикистаном и Пакистаном через Ваханский коридор и, соответственно, участие Афганистана в КПЭК не является инициативой Китая и не является в первую очередь поддерживаемой им идеей. Потому что Китай поддерживает проект, который прежде всего соединяет Афганистан с Пакистаном по железной дороге. Другими словами, Китай придает большое значение присоединению Афганистана к КПЭК по Транс-афганской (транс-афганской) железной дороге Узбекистан-Афганистан-Пакистан.

На самом деле, поскольку пересечение Ваханского коридора с севера на юг увеличит свободный проход из Пакистана в Таджикистан,  это параллельно означает, что терроризм и проблемы безопасности могут быть легко перенесены в Таджикистан. Китай не сможет это контролировать. Поэтому возможность неконтролируемого присоединения Пакистана к Таджикистану и возможность превращения Ваханского коридора в террористическое гнездо тревожит Китай. Цель Китая — обеспечить безопасность Ваханского коридора. В этом контексте Китай, возможно, хотел, чтобы талибы сделали шаг в этом направлении, чтобы получить контроль над Ваханским коридором. Таким образом, Китай, возможно, поддержал талибов, чтобы предотвратить этот проект, который умиротворяет (обходит) сам Пакистан. Потому что Китай планирует соединить центральноазиатские страны с КПЭК через свою территорию и в дальнейшем его коридор будет проходить главным образом из Кашмира в Пакистан. Если мы сделаем противоположное чтение, Китай поддерживает его план покинуть свою территорию и использовать Срединный коридор для выхода в Кыргызыстан и Узбекистан, а оттуда в Афганистан, а затем и в Пакистан. Если связь между Пакистаном и Таджикистаном будет достигнута, в этом случае важность проекта по соединению Китая с Афганистаном через Центральную Азию и оттуда с Пакистаном снизится. Китаю не нужен проект, выводящий из строя Афганистан.

Что означает убийство Завахири?

Разоблачение того, что талибы предоставили «Аль-Каиде» безопасное жизненное пространство, станет источником серьезной обеспокоенности для Индии. Потому что талибы пытаются получить помощь не только от международного сообщества, но и от своих соседей Китая, Индии и государств Центральной Азии, обещая «борьбу с терроризмом». Ни Индия, ни Китай не смогут полностью доверять обещаниям талибов по борьбе с терроризмом и проявить с ним солидарность. В этом случае будут рассмотрены опасения Китая по поводу безопасности, исходящие от Ваханского коридора и Таджикистана. В процессе убийства Завахири утверждается, что Пакистан оказывал разведывательную поддержку США, используя сеть Хаккани.[6] То, что Пакистан оказывает влияние на другие фундаменталистские группировки через талибов, вызывает беспокойство и у Китая. Китай, который не может контролировать Пакистан, также будет против его соединения с Таджикистаном. Другими словами, Китай будет охотно смотреть на то, чтобы коридор Вахан находился под контролем талибов.

Отражение последних афганских событий на региональной геополитике

Связи талибов с террористическими организациями также углубляют конкуренцию в контексте экономических коридоров. Правление талибов в Афганистане и растущая в связи с этим проблема терроризма и нестабильности заставляют Индию и Китай больше конкурировать, чем сближаться. Проблема доверия Индии к талибам намного больше, чем проблемы Китая с талибами. Например, во время последней конференции по Афганистану в Узбекистане министры иностранных дел Пакистана и Китая встретились с министром иностранных дел Талибан Амиром Ханом Муттаки. Однако министр иностранных дел Индии С. Джайшанкар не встретился с Муттаки.[7] Это говорит о том, что связи Индии с талибами значительно отстают по сравнению с Китаем.

Эта проблема доверия между талибами и Индией может привести к усилению Китая в Афганистане в условиях региональной конкуренции. Потому что Китай может легче преодолеть проблемы с доверием к талибам в борьбе с терроризмом по сравнению с Индией. Что влияет на то, как Китай смотрит на талибов, так это его связи с террористическими организациями. Проблемы с доверием, которые у него возникают с Пакистаном, связаны с его связями с Соединенными Штатами. Поэтому Китай может не позволить Пакистану установить новое геополитическое равновесие над Ваханским коридором. Китай желает установить региональную геополитику, установив связь Узбекистан-Афганистан как в рамках КПЭК, так и в рамках Срединного коридора.

[1] @KarimKhurram_KK, “Pakistan ısrar etti ve defalarca Başkan Karzai’den Vahan üzerinden Tacikistan’a bir ticaret yolu açmasına izin vermesini istedi, ancak reddedildi.”, 22 Temmuz 2022, Twitter, ttihttps://twitter.com/KarimKhurram_KK/status/1550501772367732737?s=20&t=7LutmsMaC_-ClQeId02w4Q, (Дата доступа: 03.08.2022).

[2] “Did Pakistan talk to Afghanistan on Wakhan? To what extent the corridor is important”, Pajhwok, https://pajhwok.com/2022/07/27/no-talks-with-pakistan-on-wakhan-transit-road-iea/, (Дата доступа: 03.08.2022).

[3] “Taliban captures strategic Wakhan Corridor from Pakistan”, The Print, https://theprint.in/world/taliban-captures-strategic-wakhan-corridor-from-pakistan/1064769/, (Дата доступа: 03.08.2022).

[4] Там же.

[5] “Uygur separatist group rebuilds bases in Afghanistan even as China-Taliban ties grow”, SCMP, https://www.scmp.com/week-asia/politics/article/3186820/uygur-separatist-group-rebuilds-bases-afghanistan-even-china, (Дата доступа: 03.08.2022).

[6] Там же.

[7] Там же.

Dr. Cenk TAMER
Dr. Cenk Tamer, 2014 yılında Sakarya Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Aynı yıl Gazi Üniversitesi Ortadoğu ve Afrika Çalışmaları Bilim Dalı’nda yüksek lisans eğitimine başlamıştır. 2016 yılında “1990 Sonrası İran’ın Irak Politikası” başlıklı teziyle master eğitimini tamamlayan Tamer, 2017 yılında ANKASAM’da Araştırma Asistanı olarak göreve başlamış ve aynı yıl Gazi Üniversitesi Uluslararası İlişkiler Doktora Programı’na kabul edilmiştir. Uzmanlık alanları İran, Mezhepler, Tasavvuf, Mehdilik, Kimlik Siyaseti ve Asya-Pasifik olan ve iyi derecede İngilizce bilen Tamer, Gazi Üniversitesindeki doktora eğitimini “Sosyal İnşacılık Teorisi ve Güvenlikleştirme Yaklaşımı Çerçevesinde İran İslam Cumhuriyeti’nde Kimlik İnşası Süreci ve Mehdilik” adlı tez çalışmasıyla 2022 yılında tamamlamıştır. Şu anda ise ANKASAM’da Asya-Pasifik Uzmanı olarak görev almaktadır.