ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Новое Индо-Тихоокеанское Открытие Европы

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Хотя согласованного определения понятия «Индо-Тихоокеанский регион» нет, многие страны и организации в Европе дали разные определения. Из этих определений следует, что, хотя в стратегическом документе Франции[1] нет географического определения, как видно из карты на обложке документа, существует понятие как «региона, простирающегося от восточного побережья Африки до западного побережья Соединенных Штатов». В Стратегическом документе Германии[2] Индо-Тихоокеанский регион определяется как «весь регион, характеризуемый как Индийский океан и Тихий океан», а в стратегическом документе Нидерландов[3] Индо-Тихоокеанский регион определяется как «регион, простирающийся от Пакистана до островов Тихого океана». Согласно британскому аналитическому центру Policy Exchange[4], Индо-Тихоокеанский регион определяется как «регион, простирающийся от Индийского субконтинента до верхней части Юго-Восточной Азии и Китая, а затем до стран Северо-Восточной Азии, таких как Япония и Корея». В Стратегическом документе[5] Европейского Союза (ЕС) по Индо-Тихоокеанскому региону от 16 сентября 2021 года, который был подготовлен с использованием стратегических документов Германии, Нидерландов и Франции, Индо-Тихоокеанский регион определяется как «широкий регион, простирающийся от восточного побережья Африки к тихоокеанским островным государствам».

Несмотря на все различные определения, Индо-Тихоокеанский регион является крупнейшим мировым рынком с такими стратегическими точками, как Малаккский пролив, на который приходится 25% мировой торговли, 90% которой осуществляется по морям. Также, Индо-Тихоокеанский регион, в который ЕС инвестирует 90 миллиардов долларов в год, потенциально может иметь очень серьезные последствия из-за возможного прерывания проходящих через него морских путей.

Растущий интерес к Индо-Тихоокеанскому региону и использование этого термина в качестве геополитического понятия свидетельствует о том, что мировой экономический и политический центр тяжести сместился в этот регион. Интерес Европы к региону возрос после сбоев в цепочке поставок, на которую также повлиял контейнерный кризис во время пандемии Covid-19. Усилия по снижению зависимости от Китая и развитию альтернативных торговых партнерств со странами региона, в первую очередь через Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а затем с такими странами, как Южная Корея, Новая Зеландия, Индия и Австралия, следует рассматривать как результат этого развития.

При рассмотрении документов трех членов ЕС, опубликовавших стратегический документ для региона, общими моментами являются следующие: важность региона возрастает день ото дня, необходимость развития и диверсификации отношений, особенно торговых, охватывающий страны региона в целом, важность сотрудничества с АСЕАН, многосторонность, мореплавание (свобода судоходства), проявляется как готовность направить в регион боевые корабли в рамках обеспечения безопасности индо-тихоокеанских морских транспортных путей и соблюдения правила Конвенции ООН по морскому праву.

Будучи единственным членом ЕС, имеющим землю в Индо-Тихоокеанском регионе (острова Реюньон и Майотта, Новая Каледония и Французская Полинезия, острова Уоллис и Футуна, а также французские Южные и Антарктические территории), Франция имеет 1,6 миллиона граждан, проживающих в этом регионе. По этой причине, благодаря исключительной экономической зоне (ИЭЗ), образованной островами, где доминируют французы, Франция является страной со второй по величине ИЭЗ в мире площадью 100,2 млн км². Франция, имеющая в регионе около 8000 солдат, постоянно присутствует в регионе со своими военно-морскими подразделениями. Стратегический документ, который является очень всеобъемлющим и основан на четырех основных пунктах (безопасность и оборона, экономика, многосторонность и приверженность общим ценностям), вынесенный на повестку дня во время поездки президента Франции Эммануэля Макрона на Дальний Восток в 2018 году, может стать предметом отдельного исследования.

Первым из важных пунктов стратегического документа, опубликованного Германией 1 сентября 2020 года, является заявление о том, что «политика в отношении региона должна формироваться по такой структуре, при которой ни одна страна не должна была бы выбирать чью-то сторону, как это было во время холодной войны». Другими важными аспектами являются, Малаккский пролив, через который проходят самые интенсивные коммерческие перевозки в мире, также является регионом, наиболее страдающим от пиратства, по этой причине подчеркивается необходимость дополнительной защиты в регионе, выражается готовность к выполнению поставленных задач по контролю исполнения введенными Организацией Объединенных Наций (ООН) санкциями в отношении Северной Кореи.

Большая часть стратегического документа Нидерландов, опубликованного в ноябре 2020 года, была написана в качестве рекомендаций ЕС, и часто упоминается, что ЕС должен преследовать свои собственные стратегические интересы. Наиболее ярким элементом этого стратегического документа является определение того, что «большинство стран региона стремятся спасти Индо-Тихоокеанский регион от превращения в пешку одной из великих держав или предотвратить нанесение ущерба региону борьбой между великими державами».

Великобритания, вышедшая из ЕС, но исторически сохраняющая интерес к региону, не имеет стратегического документа конкретно для Тихоокеанского региона. Однако в разделе «Индо-Тихоокеанский регион: основы» отчета «Глобальная Британия в век конкуренции: Комплексный обзор политики в сфере безопасности, обороны, развития и внешней политики»[6], опубликованного 2 июля 2021 года, было указано что военно-морское присутствие, которым управляли из командного центра в Бахрейне с элементами Королевского флота, находится в регионе с 1980 года в рамках операции «Кипион»[7], которая осуществляла непрерывное патрулирование в Персидском заливе.

Из всех трех стратегических документов трех стран-членов ЕС видно, что страны, по-видимому, стремятся избавиться от чрезмерной зависимости от США и держаться подальше от экономической войны между Вашингтоном и Пекином. Сокращение экономики после пандемии, рост мировой инфляции из-за роста цен на энергоносители после российско-украинской войны и опасения по поводу экономического спада, предсказанного Международным валютным фондом (МВФ), заставили Европу искать альтернативу Китаю после того, как отношения с Россией уже достигли критической точки. Сотрудничество со странами Индо-Тихоокеанского региона, самым быстрорастущим регионом в мире, выделяется как важная альтернатива для Европы после пандемии Covid-19 и российско-украинской войны.

Кроме того, следует отметить, что конкуренция между мировыми державами в регионе, обострившаяся в экономической и технологической сфере, в последнее время сместилась в сферу безопасности, и это стало более заметно в Восточном и Южно-Китайском морях. Хотя Индо-Тихоокеанский регион находится далеко от Европы, в стратегических документах указано, что конфликты в регионе будут иметь негативные последствия для благосостояния и безопасности Европы, и поэтому Европа и Азия должны работать вместе по вопросам политики и безопасности, а также по экономическим вопросам.

В Индо-Тихоокеанской стратегии ЕС, подготовленной при помощи стратегических документов Германии, Нидерландов и Франции, обоснование укрепления взаимодействия с Индо-Тихоокеанским регионом объяснялось экономическими данными и подчеркивалось важность сотрудничества с АСЕАН. В этом контексте в качестве семи приоритетных областей были определены «устойчивое и инклюзивное благополучие, зеленая трансформация, управление океаном, цифровое управление и партнерские отношения, связь (connectivity), безопасность и оборона, а также безопасность человека». В части безопасности и обороны упоминаются безопасность морских транспортных линий, деятельность по наращиванию потенциала в Индо-Тихоокеанском регионе и усиление морского присутствия. Что касается морского присутствия, то было заявлено, что в рамках борьбы с пиратством у берегов Сомали, ЕС/Сомали (Военно-морские силы Европейского союза в Сомали- Операция Аталанта) проводятся совместные действия с Индо-Тихоокеанскими партнерами, такими как Япония, Пакистан, Индия и Джибути, и такие действия будут дальше продолжаться. Кроме того, было заявлено, что концепции «Скоординированного морского присутствия» разработанная в рамках борьбы с пиратством в Гвинейском заливе, будет оценена на предмет ее применимости в Индо-Тихоокеанском регионе в соответствии с предстоящей оценкой.

За исключением участия некоторых стран-членов ЕС в учениях RIMPAC, которые США организуют в регионе каждые 2 года, количество заданий под национальным флагом в Индо-Тихоокеанском регионе в последнее время увеличилось. Причем сюда входит и Великобритания, вышедшая из ЕС.

Рассматривая общегосударственные тихоокеанские задачи, в качестве примера можно привести следующие: Фрегат ВМС Германии «Бавария» выполнял учения 2 августа 2021 г. по 18 февраля 2022 года, Британская авианосная группа «Королева Елизавета» выполняла учения с 1 мая по 9 декабря 2021 года, а в сентябре 2021 года Французский авианосец «Шарль де Голль», начал учения которые длились 10 мес.

В рамках событий, произошедших после выхода документа ЕС о стратегии в регионе, в частности после начала российско-украинской войны, был опубликован документ «Стратегический компас», одобренный Советом ЕС, и «Новая стратегическая концепция НАТО»,[8] принятая на саммите НАТО в Мадриде в конце июня. Российско-украинская война, казалось, укрепила приверженность членов НАТО, но ее экономические последствия растут день ото дня. Подчеркивая экономический аспект дела, выражения на тему «безопасности» для региона в Стратегической концепции НАТО остались несколько в воздухе, по крайней мере, для европейских союзников. Все эти события можно рассматривать как индикаторы того, что интерес Европы к Индо-Тихоокеанскому региону будет продолжать возрастать, прежде всего в экономическом плане.

При рассмотрении заявлений об Индо-Тихоокеанском регионе в Стратегическом компасе[9], утвержденном Советом ЕС 21 марта 2022 года, видно, что акцент на важности региона для ЕС усилился, а геополитический и экономический интерес к стабильность и безопасность региона имеет «жизненное значение». В разделе «Партнеры» документа указано, что обмен информацией и знаниями будет развиваться по различным вопросам с АСЕАН в Индо-Тихоокеанском регионе, который становится все более важным регионом. Однако, как указано в Индо-Тихоокеанской стратегии, было объявлено, что присутствие военно-морских сил в регионе будет увеличено. Кроме того, констатировалось, что конструктивные контакты в сфере обороны и безопасности уже состоялись с такими странами региона, как Япония, Южная Корея, Индия, Пакистан и Вьетнам. В документе говорится, что морские подразделения ЕС провели серию совместных военно-морских учений и визитов в порты со странами региона, такими как Япония, Южная Корея, Джибути и Индия, а также было заявлено, что диалог и консультации с Китаем будут продолжены по таким вопросам, как соблюдение международного морского права, мирное разрешение споров, международный порядок, основанный на правилах, и права человека. В разделе целей в конце документа говорится, что «до 2023 года морские элементы ЕС будут чаще посещать порты в Индо-Тихоокеанском регионе, а также военно-морские учения будут проводиться с партнерами в регионе».

Еще одним событием после публикации Европейским Союзом Индо-Тихоокеанской стратегии стало то, что Индо-Тихоокеанский регион, который не был включен в зоны геополитической борьбы в старой концепции, был включен в новую Стратегическую концепцию НАТО. В концепции, учитывая прямое влияние событий в регионе на евроатлантическую безопасность, подчеркивается важность Индо-Тихоокеанского региона для НАТО, а также указывается, что диалог и сотрудничество с существующими и новыми партнерами в регионе будут усилены для решения общих проблем безопасности.

Предполагается, что иметь в регионе корабли под флагом НАТО будет непросто из-за трудностей, возникших при формировании Постоянных военно-морских сил, которые в настоящее время участвуют в морской операции НАТО в Средиземном море, из-за ограниченного числа членов, которые могли бы перевезти военные арсеналы в Индо-Тихоокеанский регион и обеспечить их материально-техническое обеспечение, финансовых трудностей и необходимости получение одобрения всех 30 членов на назначение в регион за пределами зоны ответственности НАТО.

В заключение, в заявлениях в Индо-Тихоокеанской стратегии ЕС, сформированной тремя государствами-членами, трудно увидеть, что сотрудничество, которое будет развиваться с АСЕАН, внесет положительный вклад в развитие региональных отношений, учитывая экономическую зависимость прозападных членов АСЕАН от Китая и их желание оставаться нейтральными. Можно предположить, что вклад отношений, которые будут развиваться со странами, не входящими в АСЕАН, такими как Япония, Южная Корея, Индия, Австралия, Новая Зеландия или Тайвань, в стабильность в регионе будет ограниченным и даже наоборот будет иметь отрицательный эффект. Военно-Морские силы стран-членов ЕС не смогут оказать «изменяющее правила игры» влияние на возможные проблемы, связанные с морской безопасностью, из-за удаленности географического расстояния, влияния Китая и отсутствия логистической инфраструктуры (кроме Франции), которая может поддерживать военные элементы других стран в регионе.

Новая стратегия ЕС показывает, что она согласовывает интересы союза с интересами прозападных держав в Индо-Тихоокеанском регионе. Кроме того, как указано в стратегическом документе Германии,  вопреки созданию «блокировки», как в период холодной войны, Европа, похоже, будет следовать политике, которая будет поддерживать баланс с проамериканской позицией по вопросам обороны и безопасности, сохраняя при этом свои отношения с Китаем на том уровне, на котором она должно быть, учитывая его экономические интересы. Однако здесь следует учитывать, что военные корабли, направляемые в регион ради баланса, должны избегать действий, которые еще больше усилят и без того высокую напряженность в регионе.

[1] “France’s Indo‑Pacific Strategy”, Ministry for Europe and Foreign Affairs, https://www.diplomatie.gouv.fr/IMG/pdf/en_dcp_a4_indopacifique_022022_v1-4_web_cle878143.pdf, (Дата обращения: 24.07.2022).

[2] “Policy Guidelines for the Indo-Pacific”, Federal Foreign Office, https://www.auswaertiges-amt.de/blob/2380514/f9784f7e3b3fa1bd7c5446d274a4169e/200901-indo-pazifik-leitlinien—1—data.pdf, (Дата обращения: 24.07.2022).

[3] “Indo-Pacific: Guidelines for Strengthening Dutch and EU Cooperation with Partners in Asia”, Government of the Netherlands, https://www.government.nl/documents/publications/2020/11/13/indo-pacific-guidelines, (Дата обрщения: 24.07.2022).

[4] “A Very British Tilt”, Policy Exchange, https://policyexchange.org.uk/wp-content/uploads/A-Very-British-Tilt.pdf, (Дата обращения: 24.07.2022).

[5] “The EU Strategy for Cooperation in The Indo-Pacific”, European Commission, https://eeas.europa.eu/sites/default/files/jointcommunication_2021_24_1_en.pdf, (Дата обращения: 26.07.2022).

[6] “Global Britain in a Competitive Age: the Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy”, Government UK-Cabinet Office, https://www.gov.uk/government/publications/global-britain-in-a-competitive-age-the-integrated-review-of-security-defence-development-and-foreign-policy/global-britain-in-a-competitive-age-the-integrated-review-of-security-defence-development-and-foreign-policy, (Дата обращения: 25.07.2022).

[7] “Operation Kipion”, Royal Navy, https://www.royalnavy.mod.uk/news-and-latest-activity/operations/red-sea-and-gulf/operation-kipion, (Дата обращения: 26.07.2022).

[8] “NATO 2022 Strategic Concept”, NATO, https://www.nato.int/strategic-concept/, (Дата обращения: 26.07.2022).

[9] “A Strategic Compass for Security and Defence”, The European External Action Service (EEAS), https://www.eeas.europa.eu/sites/default/files/documents/strategic_compass_en3_web.pdf, (Дата обращения: 26.07.2022).

Emekli Deniz Albay Ferhan ORAL
1972 yılında Denizli’de doğdu. 1994 yılında Deniz Harp Okulundan mezun oldu. 24 yıllık meslek hayatı süresince değişik denizaltı gemileri ve karargah görevlerinde çalıştı. Çalıştığı karargah görevleri arasında, Bosna-Hersek AB Gücü Sivil-Asker İşbirliği Başkanlığı, Genelkurmay Başkanlığı Plan Prensipler Başkanlığı, Avrupa Müttefik Kuvvetleri Yüksek Karargahı (SHAPE) Harekat-İstihbarat Başkanlığı ve Çok Uluslu Deniz Güvenliği Mükemmeliyet Merkezi yer almaktadır. Sosyoloji ve Denizcilikte Emniyet, Güvenlik ve Çevre Yönetimi alanlarında yüksek lisans sahibi olup, halen Dokuz Eylül Üniversitesi Denizcilik Fakültesinde Denizcilikte Emniyet, Güvenlik ve Çevre Yönetimi alanındaki doktora eğitimine devam etmektedir. Ulusal hakemli dergilerde yayınlanmış üç makalesi bulunmaktadır. Deniz güvenliği ve NATO konuları araştırma ve çalışma alanları arasında olup İngilizce ve temel seviyede Fransızca bilmektedir.