ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Array

«Ахиллесова пята» Ферганской долины: проблема таджикско-кыргызской границы

Похожее

Ферганская долина, являющаяся ключом евразийской геополитики, в постсоветский период превратилась в зону проблем между Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Поскольку эта ситуация подрывает экономическое и социальное развитие региона, регион превратился в нестабильную зону из-за этнических и культурных разногласий в Фергане. Это сильно влияет как на долину, так и на Центральную Азию.

Основными причинами трансграничных конфликтов являются тезисы, выдвигаемые государствами относительно доступа к воде, земле, инфраструктуре, дорогам и полезным ископаемым. Причина столкновений на регионе 23-30 апреля 2021 года — напряженность в водораспределении Головной в селе Хочаи Ало. Здесь не следует забывать, что рассматриваемая водораспределительная зона была построена в период Советского Союза, и была предназначена для водоснабжения приграничных регионов Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана.

Во время конфликта, Узбекистан и Казахстан, выразили свое озабоченность ростом напряженности. В этом смысле государства, призывающие к сдержанности, опасаются, что война, которая может разразиться из-за Ферганской долины, может превратить всю Центральную Азию в огненный шар. Также президент Таджикистана Эмомали Рахмон и президент Кыргызстана Садыр Джапаров действовали расчетливо в интересах мирного решение вопроса. Фактически, 1 мая 2021 года главы национальной безопасности двух стран Саймумин Ятимов и Камчыбек Ташиев объявили, что после их встречи было достигнуто прекращение огня.

2 мая 2021 года Ташиев заявил на встрече с жителями села Максат Баткенской области, что будет проведен мирный процесс для уточнения 112 км кыргызско-таджикской границы и переговоров по спорным приграничным районам. Более того, объявлено, что лидеры двух государств встретятся в Душанбе во второй половине мая. Ожидается, что в ходе указанной встречи будут подписаны некоторые соглашения, и проблему кыргызско-таджикской границы будут пытаться решить.[1] Вот почему 3 мая 2021 года стороны отошли на территорию, которой они владели до конфликта.

Словом, обе страны продемонстрировали свое намерение решить эту проблему мирным путем, положив конец конфликту. Однако можно включить Узбекистан в Ферганский мирный процесс, потому что одной из сторон кризиса в Ферганской долине является администрация Ташкента. В этом контексте объединение трех государств для решения проблемы между собой может превратить Ферганскую долину в зону сотрудничества, так как решение трёхсторонного переговора может принести в синергетический результат.

В нынешней концепции внешней политики Таджикистана особое внимание уделяется созданию зоны безопасности и доверия вокруг границ. По этой причине в период с 2015 по 2018 год, было подписано соглашение о стратегическом партнерстве со странами Центральной Азии, за исключением Кыргызстана. После того, как пограничные проблемы будут решены, Таджикистан и Кыргызстан могут начать процесс подписание стратегического партнёрство. Подписание такого соглашения между Таджикистаном и Кыргызстаном может стать важным шагом на пути установления стабильности в регионе.

Россия — главный игрок, внимательно следящий за напряжением в регионе. Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что они внимательно следят за развитием событий; Однако Россия постаралась дать взвешенную реакцию. Такое отношение Москвы объясняется ее желанием выступить посредником в Ферганской долине. Собственно говоря, на саммите Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в 2020 году министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва готова выступить посредником в пограничных проблемах между Таджикистаном и Кыргызстаном. Однако в рассматриваемый период Министерство иностранных дел Таджикистана отклонило это предложение, направив официальную ноту протеста, напомнив, что ограничение и определение границ государства является внутренним делом стран-участниц ОДКБ. Возможно, поэтому Москва более осторожно относится к текущим конфликтам. Такая позиция администрации Душанбе в 2020 году очень ценна тем, что показывает чувствительность государств региона к тому, чтобы не вовлекать третичных игроков в решение региональных проблем.

Одним из государств, которые хотят усилить свое влияние в Центральной Азии, вмешиваясь в события в регионе, являются Соединенные Штаты Америки (США). США ищут способы разместить свои войска в Центральной Азии, одновременно инициируя процесс вывода войск из Афганистана. В этом смысле наиболее разумным вариантом для вашингтонской администрации были бы Узбекистан и Таджикистан, граничащие с Афганистаном. Таким образом, растущие военные колокола в регионе порадуют США и увеличат их давление на государства региона.

Для Китая, Ферганская долина — это окно в регион и даже в Иран. В этом контексте администрация Пекина вкладывает значительные средства в транспортные проекты с участием региона. Фактически, упомянутый регион также был развитым перевалочным пунктом на Историческом Шелковом пути. Ферганская долина, которая является точкой пересечения древнегреческой, китайской, бактрийской и парфянской цивилизаций, представляет собой перекресток автомобильных и железных дорог, простирающихся с востока на запад и с севера на юг. Это показывает геополитическое значение региона и является причиной того, что державы проявляют большой интерес к этой географии. По этой причине важно преобразовать Центральную Азию в стабильную и мирную географию, закрытую для иностранного вмешательства, во избежание борьбы за власть между сверхдержавами. Прежде всего, это обязанность государств региона сохранять свою независимость. Поэтому во время региональных проблем, особенно споров в Ферганской долине, государства региона должны подчеркивать не конфликтов а возможности сотрудничества.

В контексте этого сотрудничества государства региона должны посмотреть, как решаются анклавные проблемы в Европейском союзе (ЕС), и попытаться создать подобный союз между собой.

В результате на руководителей Таджикистана и Кыргызстана, а также на руководителей других стран Центральной Азии лежит большая ответственность за решение региональн