ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Влияние энергетического кризиса на ЕС и Балканы

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Пандеми́я COVID-19, которая оставила свой след в 2019-2020 годах, оказала влияние на весь мир, вызвав крупный экономический кризис, особенно на Западных Балканах и в Европе. Война России с Украиной в 2022 году ввергла регион в еще больший хаос. Лидеры европейского континента, слабо верившие в то, что такой горячий конфликт произойдет в 21 веке, с трудом справились с данной ситуацией и решили ввести санкции против России.

Европейский союз (ЕС) ввел частичное эмбарго на импорт сырой нефти и нефтепродуктов из России, а также запрет на страхование судоходства в рамках санкций. Европейцы пошли по этому пути, принимая во внимание сложность снижения веса российской нефти на рынке и сокращения экспортных доходов администрации Москвы без ущерба для собственного народа. Однако на современном этапе сложно сказать, что Россия была запугана санкциями.

Россия не пострадала от санкций, как ожидалось, что привело к сокращению экспорта природного газа в некоторые регионы, в результате чего европейские и балканские страны оказались в сложном положении. Кремль, подтолкнувший Европу к переходу на альтернативные источники энергии, без труда нашел других покупателей. Россия, которая импортирует природный газ и нефть со скидкой в некоторые страны, особенно в Мьянму, Китай и Индию, не допустила, чтобы ее доходы от энергоносителей упали ниже определенного уровня.[1]

Тариф на энергию, импортируемый Германией, которая может транспортировать природный газ в свою страну из России по маршруту газопровода «Северный поток-1», снизился с 50% до 30%.[2] Президент России Владимир Путин, использовавший свою энергетическую карту в ответ на санкционный шаг ЕС, предпринял встречный ход, чтобы преодолеть давление санкций. Шаги, которые должны были отбить у России агрессию путем давления на Россию, выявили зависимость Европы и Балкан от энергетики против Москвы.

Россия угрожает энергетической безопасности не только своей агрессивной позицией. В период, когда продовольственный, экологический и миграционный кризис, а также экономический кризис переживались практически одновременно, страны не хотели подвергаться угрозам и хотели чувствовать защиту ЕС и Организации Североатлантического договора (НАТО), в чем они видели зонтик безопасности.

С началом войны Молдова получила статус страны-кандидата, наряду с Украиной, выразившей желание стать членом ЕС. Кроме того, Грузии была представлена европейская перспектива.[3] Таки