ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Влияние энергетического кризиса на ЕС и Балканы

Похожее

Эта статья также доступна на этих языках: Türkçe English

Пандеми́я COVID-19, которая оставила свой след в 2019-2020 годах, оказала влияние на весь мир, вызвав крупный экономический кризис, особенно на Западных Балканах и в Европе. Война России с Украиной в 2022 году ввергла регион в еще больший хаос. Лидеры европейского континента, слабо верившие в то, что такой горячий конфликт произойдет в 21 веке, с трудом справились с данной ситуацией и решили ввести санкции против России.

Европейский союз (ЕС) ввел частичное эмбарго на импорт сырой нефти и нефтепродуктов из России, а также запрет на страхование судоходства в рамках санкций. Европейцы пошли по этому пути, принимая во внимание сложность снижения веса российской нефти на рынке и сокращения экспортных доходов администрации Москвы без ущерба для собственного народа. Однако на современном этапе сложно сказать, что Россия была запугана санкциями.

Россия не пострадала от санкций, как ожидалось, что привело к сокращению экспорта природного газа в некоторые регионы, в результате чего европейские и балканские страны оказались в сложном положении. Кремль, подтолкнувший Европу к переходу на альтернативные источники энергии, без труда нашел других покупателей. Россия, которая импортирует природный газ и нефть со скидкой в некоторые страны, особенно в Мьянму, Китай и Индию, не допустила, чтобы ее доходы от энергоносителей упали ниже определенного уровня.[1]

Тариф на энергию, импортируемый Германией, которая может транспортировать природный газ в свою страну из России по маршруту газопровода «Северный поток-1», снизился с 50% до 30%.[2] Президент России Владимир Путин, использовавший свою энергетическую карту в ответ на санкционный шаг ЕС, предпринял встречный ход, чтобы преодолеть давление санкций. Шаги, которые должны были отбить у России агрессию путем давления на Россию, выявили зависимость Европы и Балкан от энергетики против Москвы.

Россия угрожает энергетической безопасности не только своей агрессивной позицией. В период, когда продовольственный, экологический и миграционный кризис, а также экономический кризис переживались практически одновременно, страны не хотели подвергаться угрозам и хотели чувствовать защиту ЕС и Организации Североатлантического договора (НАТО), в чем они видели зонтик безопасности.

С началом войны Молдова получила статус страны-кандидата, наряду с Украиной, выразившей желание стать членом ЕС. Кроме того, Грузии была представлена европейская перспектива.[3] Такие государства, как Швеция и Финляндия, которые, как известно, являются относительно нейтральными и сторонниками мира, начали двигаться в направлении, отличном от их обычного понимания внешней политики, подав заявку на членство в НАТО.[4]

Этим произошедшее не ограничилось, был миграционный поток из Украины в европейские страны. Учитывая миграционный коридор, протянувшийся от Ближнего Востока и африканских стран до Европы, можно понять, что вопрос миграции теперь стал вопросом безопасности. Было замечено, что ксенофобия и радикальные правые быстро выросли в общественном мнении этих стран. Пережитые события показывают, как практика реальной политики вовлекает государства в паутину беспокойства, распространяющегося подобно вирусу.[5] Последним шагом западных государств по введению санкций стало вынесение странами G7 на повестку дня вопроса о максимальной цене.

В этом контексте несмотря на то, что на повестке дня стоит вопрос об ограничении цен на нефть и даже природный газ, закупаемый в России, усилия по включению Китая и Индии в принимаемое решение продолжаются. В то время как у России есть большой и мощный рынок, такой как Китай, любые ограничения со стороны Запада не будут иметь ожидаемого эффекта в краткосрочной перспективе. Однако Китай ясно дал понять, что не будет стоять на стороне Запада, заявив, что не считает намеченную для выполнения резолюцию мирной. Индия, с другой стороны, объявила, что не будет участвовать в санкциях на том основании, что она может дешево покупать нефть у России.

Китай, занимавший жизненно важное положение на рынке российского природного газа, удерживал Москву на плаву даже во время войны. Однако из-за отсутствия инфраструктуры Кремль через какое-то время тоже окажется в сложной ситуации. На самом деле ожидается, что ЕС проявит такую же солидарность, увеличив инвестиции в возобновляемые источники энергии и подписав некоторые практики, чтобы остановить ухудшение состояния окружающей среды и климатический кризис.

Что касается Балкан, то экономический кризис, потрясший регион, отразился на валовом внутреннем продукте (ВВП) стран региона. По данным Всемирного банка, доходы от ВВП стран Балкан в 2020 году сократились примерно на 3,2%.[6] Глобальный рост цен на энергоносители преградил путь к целям «Зеленой повестки», которую предполагается реализовать в регионе Западных Балкан и которая служит целям обеспечения энергетической безопасности и защиты окружающей среды. По этой причине приобрело значение сотрудничество с европейскими государствами и возникла потребность в координации между странами региона.

Украинский кризис поставил под угрозу и без того хрупкую энергетическую безопасность Западных Балкан. Известно, что в регионе уже некоторое время наблюдаются периодические отключения электроэнергии. За исключением Албании, основным источником энергии которой является гидроэлектроэнергия, большинство стран Западных Балкан получают энергию преимущественно из ископаемого топлива, особенно угля. Сербия, Босния и Герцеговина и Северная Македония сильно зависят от природного газа из России. Все страны Западных Балкан, кроме Боснии и Герцеговины и Сербии, присоединились к санкциям ЕС против России. Однако, поскольку они используют природный газ в ограниченном объеме, администрация Москвы не стала отключать энергоресурсы рассматриваемых стран, действуя с ответным настроем, как в отношении стран ЕС. Таким образом, хотя они и не пострадали напрямую от роста цен на природный газ, высокая стоимость импортируемой электроэнергии свидетельствует о том, что Западные Балканы выйдут из кризиса пострадавшими.

На самом деле для западно-балканских государств нормально следовать правилам и политике союза, обращая свое внимание на ЕС, чтобы обеспечить свою энергетическую безопасность. Такой шаг особенно важен для Зеленой повестки, предусматривающей переход на использование возобновляемых источников энергии. При этом, как и в Европе, ожидается переход на альтернативные источники энергии. Потому что у российского газопровода «Сила Сибири-1», который передает энергию в Китай, есть определенная мощность. Когда война рано или поздно закончится, России может понадобиться много лет, чтобы построить другие трубопроводы. Однако в Европе и на Балканах также есть энергетические маршруты, ожидающие более активного использования, такие как Южный газовый коридор. Импортируя природный газ из Норвегии, Европа продемонстрировала свое желание диверсифицировать свои энергетические ресурсы.

Многие государства на Западных Балканах полагаются в основном на угольные электростанции для удовлетворения своих энергетических потребностей. Однако использование соответствующих электростанций ставит под угрозу способность стран выполнять обязательства, изложенные в европейском «Зеленом соглашении». Понятно, что упомянутым государствам придется продолжать использовать уголь хотя бы некоторое время из-за трудностей, вызванных энергетическим кризисом. Северная Македония и Косово, например, объявили, что они отложат свои планы по поэтапному отказу от угольных электростанций в течение следующих нескольких лет.

Можно сказать, что государства Западных Балкан будут развивать сотрудничество друг с другом, чтобы избавиться от энергетического кризиса. В частности, на повестке дня развитие сотрудничества путем подготовки совместных инвестиционных проектов в области использования возобновляемых источников энергии и обеспечения интеграции рынков электроэнергии и природного газа. Однако тот факт, что некоторые страны, такие как Болгария, которые претерпели изменения во внутренней политике, снова поворачиваются лицом к России,[7] может подорвать рассматриваемое сотрудничество.

В рамках действий, предпринятых против вторжения России в Украину, Европейская комиссия представила свое предложение под названием «REPowerEU», чтобы к концу 2022 года снизить зависимость ЕС от российских ископаемых видов топлива на две трети и полностью покончить с этой зависимостью до 2030 года.[8] Предлагаемая политика демонстрирует критический сдвиг в подходе ЕС к энергетическим проблемам. Конечно, это также окажет значительное влияние на энергетический сектор Балкан. В рамках указанного плана предусматривается ускорение перехода на экологически чистые источники энергии, инвестиции в терминалы сжиженного природного газа и другую газовую инфраструктуру и, таким образом, ускорение мероприятий по диверсификации энергоснабжения.

Учитывая цели и метод проекта, можно предвидеть, что Балканы станут важным коридором для энергоснабжения Европы в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Принимая во внимание различные трубопроводы, соединяющие страны ЕС с богатыми энергоресурсами странами, такими как Азербайджан и Туркменистан, расположенные в бассейне Каспийского моря и проходящие через Турцию, такие как «Южный поток», достигающие Балкан, а затем в Европу, важность региона становится понятной. Не будет ничего удивительного, если ЕС воспользуется этой ситуацией и построит транспортные сети для природного газа и сырой нефти на Балканах. Уже открытый газопровод «интерконнектор Греция-Болгария» (ILG) является отражением этой перспективы.

В итоге, глядя на меняющуюся энергетическую политику ЕС, можно сказать, что страны региона впервые понимают, насколько рискованно попасть в зависимость от государства в таком жизненно важном секторе, как энергетика. Можно констатировать, что Запад более комплексно подходит к энергетической безопасности и пытается решить проблему вместе с климатическим кризисом. После того, что произошло во время энергетического кризиса, регион не готов принимать климатических мигрантов. Можно сказать, что шаги, предпринятые ЕС и Балканами для ускорения перехода к возобновляемым источникам энергии путем совместных действий против России, попытки обновить энергетическое законодательство и шаги по ускорению строящихся соединений вполне нормальны. Потому что эти события являются проявлением усилий по преодолению энергетического кризиса.


[1] “India and China Undercut Russia’s Oil Sanctions Pain,”, Financial Times, https://www.ft.com/content/b38d3ab5-ea57-400e-87e9-f48eaf3e0510, (Дата обращения: 15.09.2022).

[2] “Germany Takes New Steps to Tackle the Energy Crisis”, World Economic Forum, https://www.weforum.org/agenda/2022/08/energy-crisis-germany-europe, (Дата обращения: 15.09.2022).

[3] The German Marshall Fund’s Brussels Forum, https://brusselsforum.org/session/a-conversation-the-war-in-ukraine-and-the-future-of-the-international-system/, (Дата обращения: 15.09.2022).

[4] “Chair of NATO Military Committee Visits Sweden”, North Atlantic Treaty Organization, https://www.nato.int/cps/en/natohq/news_207022.htm, (Дата обращения: 15.09.2022).

[5] “G7 Countries Agree Plan to Impose Price Cap on Russian Oil”, The Guardian, https://www.theguardian.com/business/2022/sep/02/g7-poised-to-agree-plan-to-impose-price-cap-on-russian-oil, (Дата обращения: 15.09.2022).

[6] The World Bank, https://www.worldbank.org/en/home, (Дата обращения: 15.09.2022).

[7] “Bulgaria Says Talks to Resume Russian Gas Supplies are ‘Inevitable’”, Reuters, https://www.reuters.com/markets/europe/bulgaria-says-talks-needed-resume-russian-gas-supplies-2022-08-22/, (Дата обращения: 15.09.2022).

[8] “REPowerEU: Affordable, Secure and Sustainable Energy for Europe”, European Comission, https://ec.europa.eu/info/strategy/priorities-2019-2024/european-green-deal/repowereu-affordable-secure-and-sustainable-energy-europe_en (Дата обращения: 15.09.2022).

Buse ÇAKIR
Buse ÇAKIR
Hacettepe Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü