ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Арктическая Стратегия Китая

Похожее

This post is also available in: Türkçe English

Мир становится свидетелем геополитических событий куда больше, чем когда-либо, начиная с эпохи, когда люди пытались доминировать в географии, используя науку и технологии. Этот период, названный эпохой антропоцена, вошел в историю как отрезок времени, когда государства усилили взаимодействие с географией и получили возможность использовать геополитику как инструмент. Господство науки и техники в географии ускорило потерю важности существующих геополитических порядков и способствовало появление новых геополитических порядков в различных регионах. Сегодня одним из регионов, который может изменить центр тяжести установленного мировой системой порядка и привлечь внимание многих стран является Арктический регион.

В результате глобального потепления в мире стремительно тают ледники и происходят изменения, которые могут спровоцировать изменение климата. Эта ситуация вызвано таянием ледников в Арктике, расположенной на севере мира, и изменением ее географии. Регион, который когда-то выдвинулся на первый план климатическими, биологическими и антропологическими исследованиями, теперь выходит на первый план с новыми транзитными маршрутами, месторождениями углеводородов и экономической деятельностью. Возрастающее геополитическое значение региона привлекает в регион глобальных игроков. Одна из этих стран это Китай и он является игроком  который с самого начала  стал приспосабливаться к новой геополитике региона.

Интерес Китая к Арктике начался с научных исследований. Пекин сделал дипломатический ход, подписав Договор о Шпицбергене еще в 1925 году а с 1990-х годов проводит экспедиции на Северный полюс на ледоколе Сюэлун.[1] Китай исполнил своё желание и стал страной-наблюдателем и решение об этом было принято на встрече министров в Кируне, организованной Арктическим советом, сформированным странами арктического региона в 2013 году, Китай также  расширил свое участие в регионе и искал новые возможности для сотрудничества.[2]

Важнейшим шагом, который перенес интерес Китая к Арктическому региону с научно-дипломатического уровня на коммерческий и геополитический, стала «Белая книга», опубликованная в качестве официального документа в 2018 году. В документе, в котором Китай определяется как приарктическая страна, арктические судоходные маршруты региона называются Полярным Шелковым путем, а эти маршруты определяются как третий основной транспортный коридор для проекта Один пояс — один путь, инициированного Китаем в 2013. В документе подчеркивается важность транспортных путей, формирующихся в Арктике и излагается:[3]

“Арктические судоходные пути состоят из Северо-восточного, Северо-Западного и Центрального проходов. Не исключено, что в результате глобального потепления арктические морские пути станут важными транспортными путями международной торговли. Китай уважает законодательную, исполнительную и судебную власть арктических государств в водах находящихся под его юрисдикцией. Китай выступает за то чтобы управление арктическими судоходными путями осуществлялось в соответствии с ЮНКЛОС и международными соглашениями, в том числе международным правом и выступает за сохранение гарантированных этими законами свободы судоходства и права на использование арктических судоходных путей всех стран.”

Арктика была представлена ​​как важная область сотрудничества в последнем плане развития, объявляемом Пекином каждые пять лет, в котором изложены цели экономической политики Китая. В 14-м пятилетнем плане, который будет охватывать 2021-2025 годы, особое внимание было уделено развитию Китаем научных исследований, сотрудничества и коммерческой деятельности в регионе.[4]

Есть две основные причины, по которым интерес Китая к региону возрос в последние годы и то, что он часто упоминает этот регион в своих официальных отчетах. Это энергетическая и торговая безопасность. Как известно, экономические и культурные реформы, начавшиеся в 1980-х годах, сделали Китай крупнейшей страной-экспортером в мире. Китайская экономика, которая в течение многих лет росла двузначными числами, обязана своим успехом открытым торговым каналам и потоку энергии, в котором нуждается ее промышленность. Собственно говоря, лидеры, перешедшие под власть Китая, строили свою внешнеполитическую стратегию на этих двух элементах. По этой причине Арктика, которая считается важной как с точки зрения энергетики, так и с точки зрения транзита, попала в поле зрения Китая.

Учитывая богатые подземные ресурсы и стратегическое значение Северного Ледовитого океана, покрывающего примерно 6% поверхности Земли, можно сказать, что регион оказывает значительное влияние на мировую геополитику, обратно пропорциональное его объему. В регионе находится примерно 30% мировых неразведанных запасов природного газа, 13% мировых запасов нефти и редких полезных ископаемых на сумму около 1 триллиона долларов.[5] Это богатство считается важным для стратегии энергетической безопасности Китая. На самом деле, Китай делает значительные инвестиции в энергетику вместе с Россией, площадь которой в Арктике составляет около 5 млн км2 и 24 140 км2 из 37 653 км2 арктического побережья.

Ухудшение европейско-российских отношений из-за аннексии Крыма Россией в 2014 году укрепило партнерство между Москвой и Пекином в Арктике и сделало Китай ключевым участником российских арктических проектов. Самый важный проект этого партнерства, проект Ямал СПГ, стал первым зарубежным мегапроектом Китая после объявления о проекте Один пояс — один путь». Китайской национальной нефтяной корпорации принадлежит 20% акций, а Фонду Шелкового пути принадлежит 9,9% акций проекта «Ямал, который охватывает разведку и разработку нефти и газа, переработку, сжижение природного газа, маркетинг и транспортировку. Отправившись в 2020 году с российского Ямала по Северному морскому пути, судно достигло Китая. Благодаря этому они преодолели важный рубеж в своей цели диверсификации энергоснабжения.[6]

Безопасность маршрута, которая является одним из важных факторов экспорта, является еще одним важным элементом арктической стратегии Китая. В этом смысле важным вопросом является сокращение времени навигации. Традиционный маршрут грузового судна из Китая в Европу тянется от Тихого океана до Индийского океана, оттуда до Суэцкого канала, затем до Средиземного моря и оттуда до порта, куда прибудет. Учитывая последнюю остановку рассматриваемой линии, Роттердам, время в пути составляет в среднем 45 дней. Однако сухогруз, идущий в Роттердам через Северный Ледовитый океан, имеет возможность добраться до 32 суток, сократив это время на 13 суток. Кроме того, такие эффекты, как контролируемый США Малаккский пролив в Тихом и Индийском океанах и некоторые пиратские действия в Индийском океане, снижают эффективность этого маршрута в глазах Китая. Однако арктический маршрут с его безопасностью на дорогах и преимуществами более коротких расстояний ускоряет ориентацию Пекина на этот регион. Кроме того, сегодня, когда коммуникационные и информационные технологии все чаще рассматриваются как элемент геополитики, короткий и безопасный маршрут, предлагаемый Арктическим регионом, привлекал и привлекает Китай в регионе с точки зрения подводных кабелей.

В глобальном порядке, стремящемся перейти от однополярного мира к многополярному, на первый план выйдет Арктика с ее многочисленными элементами. В частности, распространение напряженности между Китаем и США на многие районы мира свидетельствует о том, что Северный полюс в будущем также будет нагреваться. Единственной силой, которая может помешать важности новой геополитики, возникающей в результате новых технологий ледоколов и постепенного таяния ледников будет климат.

[1] Sanna Kopra, “The Arctic Institute’s China Series”, The Arctic Institute, https://www.thearcticinstitute.org/wp-content/uploads/2021/01/The-Arctic-Institute-China-Series-2020.pdf, (Дата Обращения: 26.03.2022).

[2] “China”, Arctic Council Secretariat, https://arctic-council.org/about/observers/non-arctic-states/peoples-republic-of-china/, (Дата Обращения: 26.03.2022).

[3] “China’s Arctic Policy”, The State Council Information Office of the People’s Republic of China, http://english.www.gov.cn/archive/white_paper/2018/01/26/content_281476026660336.htm, (Дата Обращения: 26.03.2022).

[4] Marc Lanteigne, “The Polar Policies in China’s New Five-Year Plan”, The Diplomat, https://thediplomat.com/2021/03/the-polar-policies-in-chinas-new-five-year-plan/, (Дата Обращения: 26.03.2022).

[5] “A Strategic Blueprint for the Arctic”, Department of The Navy, https://media.defense.gov/2021/Jan/05/2002560338/-1/-1/0/ARCTIC%20BLUEPRINT%202021%20FINAL.PDF/ARCTIC%20BLUEPRINT%202021%20FINAL.PDF, (Дата Обращения: 26.03.2022).

[6] Jessica Jaganathan-Ekaterina Kravtsova, “Yamal LNG on Fast Boat to China as Northern Route Melts Early”, Reuters, https://www.reuters.com/article/us-russia-lng-asia-idUSKBN22V2CL, (Дата Обращения: 26.03.2022).

Mustafa Cem KOYUNCU
Mustafa Cem Koyuncu, Karabük Üniversitesinde Uluslararası İlişkiler bölümünde Master öğrencisi olup Hint-Pasifik Bölgesi, ABD-Çin Rekabeti, uluslararası güvenlik, jeopolitik ve stratejik araştırmalar alanları üzerinde çalışmalar yapmaktadır. Karabük Üniversitesi’nde eğitimine başlamadan önce, Boğaziçi Üniversitesinde Lisans eğitimini tamamlamıştır. Özel sektörde yöneticilik tecrübesi kazanmasının ardından Cem, kariyerine ANKASAM’da devam etmektedir. Cem ileri seviyede İngilizce bilmektedir.