ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Риск гражданской войны в тени поисков мира: Панджшерское сопротивление

Похожее

Афганский регион Панджшер стал символом сопротивления талибам. Расположенный на севере Кабула, регион расположен на горном перевале, разделяющем юг и север страны. Давший региону название Река Панджшер и долина Панджшер, является своеобразным естественным убежищем. Доступ к региону обеспечивается узким проходом, проходящим через соседнюю провинцию Парван. Панджшерское сопротивление инициированное сыном Ахмад Шаха Масуда Ахмедом Масудом, против ранней победы талибов также возникло в этом регионе возникло.

Напомним, что Ахмед Масуд в своем призыве о помощи в своей статье, опубликованной в Washington Post[1], заявил, что «Талибан» — это проблема не только афганского народа, что «Талибан» может также превратить Афганистан в большой плацдарм для террористических атак на демократические государства. Масуд требует создания инклюзивного правительства в стране. Это показывает, что важнейшей причиной Панджшерского сопротивления является «национальный фактор». Другими словами, главным ожиданием сопротивления в Пандшере является построение системы, в которой представлены другие этнические группы, кроме пуштунов.

Политическое крыло сил военного сопротивления под командованием Масуда формируется под руководством Амруллы Салеха, который объявил себя законным президентом и призвал к сопротивлению талибам. В этническом составе Пандшера на передний план выходят таджики. Поэтому есть вероятность того, что сопротивление талибов в регионе в ближайшем будущем может перерасти в «таджикско-пуштунский конфликт». Это можно соотнести с предвидением усиления пуштунского национализма, который вышел на первый план с ранней победой талибов.

Пуштунский национализм, который является реальностью Афганистана, подпитывается идеей «Великого Афганистана», простирающегося от Бухары до Пешавара. Нестабильность этнополитической ситуации в Афганистане может противопоставить таджикскому сопротивлению в регионе пуштунский национализм. Это может сделать неизбежным политизацию таджиков и превращение этого процесса в этнополитический конфликт. Следовательно, существует вероятность того, что страна столкнется с риском этнического разделения, если талибы предпримут действия, которые попытаются превратить Афганистан в пуштунское национальное государство.

Напомним, что в 1980-х годах, после ухода Советского Союза из Афганистана, Ахмад Шах Масуд взял под контроль таджикские провинции на северо-востоке Афганистана. Идея отдельного таджикского государства была выдвинута Ахмад Шах Месудом, который был также известен как «Панджшерский лев». Если подходить к Панджшерскому сопротивлению с этой точки зрения, можно предвидеть, что правительство, которое Талибан сформирует только на основе пуштунского национализма, не будет принято, поскольку развитие в этом направлении будет опираться на реакцию афганских таджиков.

Похоже, что в ближайшем будущем Панджшерский регион будет напоминать о себе благодаря движению сопротивления начатого против Талибана. Как уже говорилось выше, еще один важный человек, который участвовал в сопротивлении в вопросе Амрулла Салих. Считается, что благодаря дипломатической личности Салиха и его тесным отношениям с Западом придаст силы борьбе, начатому ​​Месудом.

Оружие и боеприпасы из других частей Афганистана, оказываемые Панджшерскому региону, который не подчиняется призывам талибов к капитуляции могут позволить реформировать «Северный альянс». В этом случае может выйти на передний план повестка о возвращении командиров в Афганистан и присоединении к сопротивлению, покинувших страну после того, как талибы вошли в Кабул, Несмотря на заявления талибов о том, что Панджер находится в осаде, утверждения о том, что помощь была отправлена ​​в Панджер из Таджикистана показывают, что талибам будет нелегко установить господство в регионе.

В регионе также происходят события, которые время от времени увеличивают напряженность. По сути, 23 августа 2021 года между силами Талибана и повстанцами из Панджера произошел вооруженный конфликт. Хотя талибы заявили, что они одержали верх, Салех заявил, что регион находится под контролем сил сопротивления.[2]

В нынешней ситуации сопротивление Панджера во главе с Месудом продолжается. Увеличение объема сопротивления может активизировать деликатную динамику в стране. Таким образом, поиск решений приобретает важное значение. В этом смысле компромисс может быть достигнут путем переговоров, которые будут проводиться под гарантом международных посредников. В качестве альтернативы тому, что Талибан находится у власти в одиночку, требуется всеобъемлющее правительство, которое может представлять все этнические группы в стране. Таким образом, возможно, удастся обуздать пуштунский национализм и предотвратить радикализацию.

Основное требование повстанцев Панджера — достичь мирного решения путем переговоров. Однако помощник Масуда Масуд Дашти заявляет, что если талибы попытаются подавить сопротивление военной силой, начнется военный процесс.[3] Если сопротивление в Панширской долине, в которое не смог вступить даже Советский Союз, перерастет в вооруженный конфликт, может разразиться «гражданская война». В настоящее время стороны ведут переговоры для решения вопроса путем консенсуса. В этом контексте было объявлено о прекращении огня, чтобы не было конфликта до завершения переговоров. Однако, нет постоянного соглашения и, следовательно, риск гражданской войны остается.

Неверно ожидать, что Афганистан, граничащий с государствами Центральной Азии (Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан), будет изолирован от региона. Следовательно, государства региона также пострадают от межэтнической трений, которое может возникнуть в Афганистане. Радикальные элементы центральноазиатского происхождения, заявившие о своей приверженности талибам, также рассматриваются как потенциальная угроза распространению радикализма.

Очевидно, что стабильность Афганистана тесно связана с безопасностью Центральной Азии и Евразии. По этой причине новая «гражданская война» в Афганистане, особенно конфликт на этнической почве, может превратиться в дело родственных народов в государствах региона, потому что отношения между Таджикистаном и Афганистаном могут привести к пуштунско-таджикскому конфликту. Это может распространиться на весь регион с эффектом домино в точке распространения радикализации.


[1] “Opinion: The Mujahideen Resistance to the Taliban Begins Now. But We Need Help”, Washington Post, https://www.washingtonpost.com/opinions/2021/08/18/mujahideen-resistance-taliban-ahmad-massoud/?utm_medium=social&utm_source=twitter&utm_campaign=wp_main, (Дата обращентия: 25.08.2021).

[2] “Талибы сообщили, что окружили своих противников в Панджшере”, Interfax, https://www.interfax.ru/world/786060 (Дата обращентия:26.08.2021).

[3] “Известное имя, вряд ли союзник: сможет ли Масуд бросить вызов Талибану?”, DETV, https://ru.detv.us/2021/08/24/%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%, (Дата обращентия: 25.08.2021).

Güler Kalay
ANKASAM Uluslararası İlişkiler Uzmanı