ДАТА:

ПОДЕЛИТЬСЯ:

План России по отношению Афганистана: ОДКБ является миротворческой силой?

Похожее

Есть серьезные неопределенности по отношению будущего Афганистана, откуда Соединенные Штаты Америки (США) продолжают отступать. Прогресс движения «Талибан» на местах и ​​призыв администрации Кабула к местным группам действовать сообща являются предвестниками обострения конфликтов в этой стране. Нынешняя ситуация вызывает опасения, что радикализация и рост терроризма не будут ограничиваться территорией Афганистана, и поэтому государства Центральной Азии усиливают свои меры безопасности. В контексте вышеупомянутых мер следует отметить, что государства региона получили деz-факто поддержку России. Потому что Москва обращается к акторам, обеспокоенным развитием событий в Афганистане, как к гарантам их безопасности. Это делает необходимым рассматривать афганскую политику России.

Как известно, Афганистан является страной, которой Россия тесно заинтересована в протяжении всей истории. Потому что данная страна, которая была центральным игровым полем «Большой игры» между Российским Царством и Великой Британской Империей, также была оккупирована Советским Союзом в период с 1979 по 1989 год. События в Афганистане, происходящие в настоящее время, показывают, что «Новая большая игра» также проводится в этой географии. Московская администрация также пытается быть одним из главных действующих акто, формирующих данную игру.

Тут следует упомянуть основные вопросы, которыми руководствуется Россия в политике Афганистана. На самом деле московская администрация довольна выводом американских войск из Афганистана, поскольку российская администрация видит американское присутствие в Афганистане в качестве угрозы в свою сторону. Потому что Россия считает, что США оказывают влияние на страны Центральной Азии через Афганистан и что достиг потенциала для проведения операций в непосредственной близости от него. Поэтому Кремль не хочет делиться пространством своего влияния на постсоветском пространстве, которое считает своим задним двором. Также известно, что Россия оказывала различную поддержку талибам, которые борются с американскими элементами, чтобы заставить США уйти.

С другой стороны, московская администрация парадоксальным образом воспользовалась присутствием американских солдат в регионе и не сильно пострадала от радикализации и терроризма. Поскольку присутствие США в Центральной Азии сделало американских солдат мишенью радикальных группировок, а обстановка безопасности, созданная в результате операций, проводимых администрацией Вашингтона в рамках борьбы с терроризмом, создала комфортную ситуацию для России. В результате, Москве не приходилось сталкиваться с последствиями радикализации ни в Средней Азии, ни на своей территории.

Смотря на текущие события, можно заметить, что нестабильность и радикализация в Афганистане усилились с наступлением талибов. Это беспокоит как государства Центральной Азии, так и Россию. Отражение волны радикализации и террора, которая распространится по региону на мусульман в России через Афганистан, является наиболее пугающим сценарием для Москвы. В частности, Москву беспокоит возможность того, что хаос в Афганистане создаст жизненное пространство для террористических организаций таких, как  Девлет уль Ирак и аль-Шам (DAEŞ). По этой причине Россия стремится к более активной политике параллельно с неопределенностью в Афганистане и ищет пути увеличения своего присутствия в этом регоне. Другими словами, Кремль считает, что необходимо заполнить вакуум власти, который возникнет в Афганистане после ухода США. Таджикистан и Кыргызстан являются основными странами, которые увеличили свои оборонные меры в связи с развитием событий в Афганистане. Следует отметить, что у в обеих странах имеются российские военные базы. По сути, Россия, занявшая позицию подготовки к войне на этих базах, начала увеличивать численность солдат в Таджикистане. Такая ситуация свидетельствует о том, что государствам региона нужна Москва как точка безопасности. Отсюда следуя эти страны получают указанную поддержку.

Вся эта картина создает впечатление, что Россия пытается эффективно использовать Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в своей политике по отношению Афганистана. Поскольку и Кыргызстан, и Таджикистан являются членами ОДКБ. Поэтому основой политики Афганистана в России является стабильность и безопасность его ближайшего окружения, потому что российская администрация считают, что безопасность страны начинается с постсоветского пространства.

Здесь можно отметить, что приоритет России в региональной политике формируется подходом безопасности. Однако это еще не все, московская администрация желает усилить свое влияние за пределами своих границ и быть единственным гегемоном на своем заднем дворе, претендующим на роль гаранта региональной безопасности. Другими словами, Россия не хочет делиться своим влиянием в Центральной Азии с другими игроками, по этой причине он тесно заинтересован событиями происходящими в Афганистане.

С другой стороны, можно сказать, что ожидания Москвы включают более широкую геополитическую перспективу. По сути, Россия пытается создать безопасную ось в южном направлении вдоль географии, простирающейся до Персидского залива. Для этого он считает, что должен иметь значительное влияние в Афганистане и Иране за пределами постсоветского пространства.

Россия, имеющая тесные отношения с Ираном в данной географии, пытается оказать аналогичное влияние на Афганистан. В этой связи он стремится иметь присутствие в Афганистане и добиться максимальной выгоды в этой стране через ОДКБ. Отмечается, что сотрудничество между государствами-членами ОДКБ расширилось после того, как события в Афганистане стали одним из основных пунктов повестки дня международной политики. Кроме того, идут приготовления России к войне на базах находящихся в государствах-членах организации. Например, 11 августа 2021 года министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что для России очень важно, чтобы ее союзники по ОДКБ были готовы к возможным провокациям. Это ясно показывает, что российские руководители стремятся усилить свое влияние в Афганистане, превратив озабоченность участников ОДКБ в возможности. Здесь возникает вопрос, «Планирует ли Москва в Афганистане создать миротворческие силы ОДКБ?».

Как и следовало ожидать, Россия имеет не очень позитивный имидж в Афганистане из-за событий советской оккупации. По этой причине для российских руководителей представляется гораздо более разумным вариантом использовать ОДКБ для заполнения вакуума власти в Афганистане, а также использование в качестве предлога террористической угрозы, направленной против государства-члена организации. Тем не менее, очевидно, что Россия пытается выступить посредником в политике Афганистана и пытается быть миротворческим актором.

Эта ситуация стала более заметной после встречи официальных лиц Талибана и делегации, представляющей администрацию Кабула, в Москве в марте 2021 года. Кроме того, 12 августа 2021 года мулла Барадар, один из лидеров движения «Талибан», встретился со Специальным представителем России по Афганистану Замиром Кабуловым, где обсуждался афганский мирный процесс. Таким образом, можно утверждать, что Россия не заняла пассивную позицию в Афганистане и изначально пыталась быть посредником, и для противного случая держит вариант «Миротворческие силы ОДКБ» на стороне.

С другой стороны, одним из игроков, внимательно следящих за развитием событий в Афганистане, является Китай. Говорят, что для безопасности проекта «Один пояс- Один путь» и опасений радикализации Пекин пытается выступить посредником и держит наготове сценарий «Миротворческих сил ШОС».Однако прояснение влияния Китая в Афганистане будет означать, что Россия соглашается разделить свою власть и влияние с Китаем в Центральной Азии, которая является наиболее важным региональным фронтом глобальной борьбы за власть.

С другой стороны, Москва пытается централизовать свое положение в своем ближайшем окружении и сохранить свое абсолютное превосходство. Это мешает России действовать совместно с Китаем в своей политике в отношении Афганистана. В то же время, эта ситуация означает что между Москвой и Пекином может быть резкое расхождение, потому что стратегия, которую Кремль будет строить на основе ОДКБ, создаст серьезный дискомфорт в Китае и вызовет проблемы доверия между двумя странами. В связи с этим, можно утверждать, что основная причина ухода США из Афганистана — это вовлечение России и Китая в конфликт.

В результате Россия, которая рассматривает Центральную Азию как страховку собственной безопасности, пытается предотвратить распространение радикализации и терроризма на свою территорию. С другой стороны, он очень заинтересован в развитии событий в Афганистане, чтобы иметь влияние на линии Центральная Азия — Южная Азия — Ближний Восток. По этой причине, Россия пытается быть посредником чтобы централизовать свою позицию путем мирных переговоров, и готовится к операциям, которые может проводить через ОДКБ. Отсюда следует, что политика России в отношении Афганистана будет часто обсуждаться в предстоящий период и что эта политика вызовет холодные ветры на линии Москва-Пекин.

Dr. Doğacan BAŞARAN
Dr. Doğacan BAŞARAN, 2014 yılında Gazi Üniversitesi İktisadi ve İdari Bilimler Fakültesi Uluslararası İlişkiler Bölümü’nden mezun olmuştur. Yüksek lisans derecesini, 2017 yılında Giresun Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı’nda sunduğu ‘’Uluslararası Güç İlişkileri Bağlamında İkinci Dünya Savaşı Sonrası Hegemonik Mücadelelerin İncelenmesi’’ başlıklı teziyle almıştır. Doktora derecesini ise 2021 yılında Trakya Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü Uluslararası İlişkiler Anabilim Dalı‘nda hazırladığı “İmparatorluk Düşüncesinin İran Dış Politikasına Yansımaları ve Milliyetçilik” başlıklı teziyle alan Başaran’ın başlıca çalışma alanları Uluslararası ilişkiler kuramları, Amerikan dış politikası, İran araştırmaları ve Afganistan çalışmalarıdır. Başaran iyi derecede İngilizce ve temel düzeyde Farsça bilmektedir.